Речь идёт об избрании Константина Малофеева заместителем Председателя ВРНС (для тех, кто не знает, это Всемирный Русский Народный Собор). Произошло это 10 апреля. Вместе с Малофеевым в руководство ВРНС пришла новая команда. Наша организация — АНО «Институт русско-славянских исследований имени Н. Я. Данилевского — сотрудничала с ВРНС в начале 2010-х годов. Результатом стало звучание имени Н. Я. Данилевского на Соборе. Помню, как в 2013 году поразил меня Сергей Иванов (глава Администрации Президента в то время) тем, что использовал в своём выступлении категорию Данилевского «народные начала», которую не понимают даже многие учёные. Все эти годы ВРНС последовательно проводил линию на цивилизационную самобытность России как страны-цивилизации с русским государствообразующим ядром (в полном соответствии с органической историософией Н. Я. Данилевского). Но было очевидно, что Собору не хватило времени для вовлечения новых интеллектуальных сил для выведения проделанной работы на новый уровень формулирования общенациональной идеологии.

Является ли новая команда такой новой силой? Если да, то идеологическая направленность ВРНС на новом этапе будет задаваться программными установками движения «Двуглавый орёл», руководит которым Константин Малофеев? Суть их состоит в идеализации всего романовского периода нашей истории и односторонне-критической оценке советского периода. При этом восстановление монархии ставится чуть ли не как насущная задача. Прежний взвешенный путь поиска национальной идеологии на научном фундаменте теории культурно-исторических типов Н. Я. Данилевского (признанной на том же Западе!), которая позволяет всем периодам нашей истории найти адекватную оценку, может быть заменён безальтернативностью уваровской триады «Православие, Самодержавие, Народность», которая на практике в дореволюционный период существовала в искаженном виде. Вместо канонического Православия с соборно управляемой Церковью — Синод с госчиновником обер-прокурором; вместо Народной Монархии Московского периода — Абсолютистская Монархия западного образца с европейничаньем высших сословий; вместо Народности Земской Руси-России, преодолевшей Смуту в 1613 году на Земском Соборе — западное крепостное рабство крестьян и ликвидация земского самоуправления, восстановление которого началось только в конце 19 века. Чтобы не быть голословным, процитирую высказывание священномученика Иллариона, архиепископа Верейского, сыгравшего огромную роль в восстановлении института Патриаршества на Поместном Соборе 1917–18 годов:

«Церковный Собор… За последние двенадцать лет эти слова не сходили с уст всех церковных людей, не сходили со страниц духовной и светской печати, слышались с высоты парламентских трибун. И однако… Собора все не было. Будто какое заклятие висело над соборной жизнью Церкви Русской. Высочайшая резолюция 31 марта 1905 года на докладе Святейшего Синода о созыве Собора: „Признаю невозможным совершить в переживаемое ныне тревожное время столь великое дело, требующее и спокойствия, и обдуманности, каково созвание Поместного Собора. Предоставляю себе, когда наступит благоприятное для сего время, по древним примерам православных императоров, дать сему великому делу движение и созвать Собор Всероссийской Церкви для канонического обсуждения предметов веры и церковного управления“. Годы шли за годами; в несколько изменившихся условиях государственной жизни положение Православной Церкви становилось невыносимым. Церковная жизнь приходила все в большее и большее расстройство. За Русскую Православную Церковь болели душой даже и чужие для нее люди. Прежде гонимые религиозные общины получили свободу. В древней православной Москве беспрепятственно заседали соборы раскольников, собирались съезды баптистов. Для Православной же Церкви все еще не наступало лето благоприятное. Самодержавие царское, по петровскому идеалу образовавшееся, все время было враждебно к самостоятельности русской национальной Церкви и в этом отношении, себе на погибель, осталось верно себе до самого конца. Потребовался стихийный переворот, ниспровержение самого царского престола, чтобы наступило и для Православной Церкви благоприятное время созвать Собор, которого она лишена была двести тридцать пять лет. Отношение царствовавшей династии к Православной Церкви — это исторический пример неблагодарности. Триста лет назад Церковь требовала национальной династии, отвергая династию иноверную. Первосвятитель Русской Церкви Святейший Патриарх Ермоген претерпел за идею национальной династии мученическую кончину. А эта династия скоро обратилась в совершенно чуждую русскому народу, уничтожила патриаршество, поразила пастыря Русской Церкви и лишила рассеянных овец возможности собираться воедино, доведя тем самым Церковь до крайне бедственного состояния. Ужасным позором и тяжким всенародным бедствием оканчивается петербургский период русской истории…»

Какой путь предложит обществу новая команда ВРНС? Это покажет время.

Полная версия текста доступна по ссылке

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
«Русские, будьте русскими! Перестаньте быть кроликами, станьте медведями!»