Проездом я оказался в небольшом швейцарском курортном поселке, название его на слуху, но оно неважно. В поисках места, где бы поужинать, я набрел на небольшое кафе в деревенском стиле, и оказалось, что там сейчас будет лекция «как едят в швейцарской армии» — с дегустацией армейской еды. Цена вопроса — примерно как у обычного перекуса. Ну что ж, заодно просветимся.

В зале несколько десятков туристов средних лет, исключительно семейные немцы, с одной стороны длинный стол с выступающими — какие-то женщины-активистки, отставной унтерофицер (отличный китель у него, надо сказать — из серой шерстяной ткани типа парадной шинели, но мягче и качественней, чем у нас полковничья).

В начале было вступительное слово, и некоторые фразы были, так скажем, впечатляющие. Например «70 лет мы живем под американской оккупацией». Или «Объединить Европу можем только мы, немцы!». Да-да, дело происходит в Швейцарии, не в Германии. После этой фразы публика аплодировала сильнее всего.

Я в немецком силен не больше, чем в папуасском, а соседи шикали на нас, когда приятель мне потихоньку переводил, поэтому дальнейшее я понимал с пятого на десятое. Как я понял, солдаты на сборах живут в отелях (их в Швейцарии много), у них много тоннелей-убежищ, в которых они надеются пережить и ядерную войну, а в солдатских столовых на столах обязательно стоят живые цветы, и эту задачу было трудно решить, но решили. Если кто не знает, в Швейцарии армия — это всё взрослое мужское население.

Еда была приличная — вполне съедобный овощной суп (с этим вообще в Европе проблемы, не делают там приличных супов), какая-то обширная круглая котлета, политая растопленным сыром, с серым хлебом типа нашего обдирного (в Германии он называется бауерброт).

А то, что говорилось на этом культурно-просветительном мероприятии, для меня не было шоком. Немцы говорят об «американской оккупации» открыто, например, на оружейном форуме при обсуждении какого-то редкого старого ружья: «Да, мало у нас осталось таких, всё американцы разграбили, как услышат про дорогой карабин — тут же подъезжают военные полицейские к дому и всё оружие выгребают — типа у вас там вервольфы арсенал держат». Причем форум англоязычный и держат его американцы. А в политических баталиях на форумах немецкие участники зачастую на нашей стороне против американцев. Но только это ничего не значит.

Немцы — великая нация, это все знают и признают, а вот германское государство — явление недавнее, ему еще и двух веков нет, никакого сравнения с государствами французским, русским, даже каким-нибудь венгерским или североамериканским. Да оно еще полностью и не сформировалось — до сих пор существуют отдельно от Германии Австрия, Швейцария, Северная Италия, всякие там Лихтенштейны и Люксембурги, которые населены немцами, со своими внутренними тараканчиками, но — немцами.

И они эту свою общность отлично ощущают, и главное,свою разобщенность считают результатом внешнего влияния — политикой держав-победительниц в мировых войнах, да и ранее, в наполеонику.

Когда в прошлые разы Германия объединялась — в 19-м веке при Бисмарке, в 20-м при Гитлере — никому из соседей мало не показалось. Сейчас единственное препятствие к проведению самостоятельной политики — это как раз подчинение Америке и членство в НАТО. До сих пор немцы ограничены в видах оружия, их армия находится под контролем и командованием американских генералов, но эта система явно идет к концу.

Еще 25 лет назад было невозможно представить, чтобы немецкие войска действовали за пределами Германии — сейчас это никого не удивляет. Как осознали американцы, содержание империи им больше не по карману. Но как будет выглядеть Европа без НАТО?

Всем известно, что англосаксов никто не может превзойти в лицемерии, даже их любимые карточные игры строятся на умении лицемерить и блефовать, и о своих настоящих целях они никогда прямо не говорят (что, кстати, правильно). Тем не менее, именно англосакс наиболее точно сформулировал задачи НАТО — «держать русских на расстоянии, французов внутри, а немцев внизу». И эта политика долго была успешна.

Сильно ли изменились немцы за последние 70 лет? Недавно германский министр обороны Урсула фон дер Ляйен высказалась (в интервью польской газете) таким образом: «Мы помним, из-за кого немецкая нация была разделена, и не забудем этого; а также мы никогда не примиримся с аннексией Крыма».

Всё в одной фразе и именно с таким смыслом: «Когда воссоединяемся мы, немцы — это хорошо и здорово, а когда воссоединяются русские — это для нас неприемлемо, и мы с этим не примиримся». Основа для такого пассажа — глубокое убеждение «Мы, немцы — сверхлюди, а русские, славяне — недочеловеки. Нам можно, а им нельзя». На этом фоне тот факт, что Германию после Второй мировой войны разделили в первую очередь западные союзник — это уже мелочь.

Урсула фон дер Ляйен входит в когорту «евроатлантистов» — чиновников, отобранных и подготовленных американцами для работы в качестве «оккупационной администрации», с определенными анкетными данными — по профессии врач-гинеколог, прошла обучение в Лондонской школе экономики. Такие ВУЗы не столько учат, сколько служат инструментом индоктринации и своего рода «кадровым ситом» именно для отбора в определенном ключе, для деятельности в русле американской политики.

Кстати, «фон дер» она по мужу, а так-то происходит из уважаемой купеческой семьи, сильно завязанной в прошлом на Россию. Но никаких сентиментов в наш адрес там нет — Россия для них была и осталась лишь субстратом для бизнеса, не более того.

И если бы это было мнение одной фон дер Ляйен. Совершенно то же самое и тоже в одном абзаце заявила и фрау Меркель — с совсем другим жизненным опытом, выросшая в другой системе воспитания и образования. Так что это такая общая национальная позиция. Им можно и нужно стремиться к консолидации нации — а другим нельзя.

Что будет, когда и если американцы уйдут из Европы? Немцы расстраиваются из-за того, что они разделены государственными границами, это ощущается, например, в Южном Тироле, по-итальянски Альто-Адидже. Эту немецоязычную область Италия выпросила у Антанты в качестве платы за вступление в Первую мировую войну.

Но вряд ли немцы организуют что-то вроде «аншлюса» (это присоединение Австрии в 1938 году). В условиях нынешней прозрачности европейских границ это не нужно, поэтому немцы будут до последнего держаться за Евросоюз.

Но во внешней политике они уже довольно агрессивны. Сейчас и у нас, и в Европе стараются не вспоминать о расчленении Югославии, проведенном вразрез с международным правом, в частности с Хельсинкским актом 1975 года, а ведь основным мотором этого раздела была Германия, а даже не США (США сыграли первую скрипку потом, в Косово). Немцы вооружили и обеспечили всяческой поддержкой мятежные республики — Словению и Хорватию. А когда сербские области Хорватии попытались пойти тем же путем, отделиться уже от Хорватии, немцы обеспечили и хорватскую «антитеррористическую операцию» против сербов. Вопреки международному эмбарго на поставки оружия в бывшую Югославию, и совершенно не стесняясь — в кадрах кинохроники хороши видны каски гэдээровского образца, поставленные, очевидно, из арсеналов бывшей ГДР.

И позднее — в войне в Сирии Германия тоже отметилась, террористы широко применяли оружие германского производства, полученное, считается, транзитом через Хорватию и Боснию.

Приложили немцы руку и к событиям майдана, причем не только в рамках «атлантической солидарности» — Германия давно интересуется Украиной.

В общем, США — неприятный и опасный противник, но примерно понятно, что от него ожидать. А вот что будет собой представлять возрожденная независимая Германия, какие идеи роятся в голове у немцев — вот это вопрос. Как бы нам не начать ностальгировать по временам НАТО.

Нам бы занять вместе с США единую позицию в отношении обновленной Германии, позицию, исключающую попытки реваншизма и милитаризации, что было бы и в германских интересах — но надеяться на такое соглашение нельзя. В США бушует обострение антирусской паранойи, американские деловые круги понимают, что экономика находится в тяжелейшем положении из-за конкуренции с Китаем и ЕС, и что противостояние с Россией контрпродуктивно, бесполезно и дорого стоит, но изменить ситуацию не могут.

Так что чему быть, того не миновать: Германия станет ведущей европейской державой в экономике, может быть, и политически. А России надо будет думать над тем, чтобы страшное не повторилось третий раз.

Источник: KM.RU
Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
О вырожденной демократии