Тривиальная мысль, но до сих пор она верна и работает: для победы в идеологических войнах важнее не побеждать в споре, а формировать повестку дня.

Последний яркий пример: нашим врагам оказалось удобно поднять тему трагедии в Волновахе (потому что там виновники не очевидны), и общественность кинулась горячо обсуждать именно этот случай.

А то, что каждый день – каждый день! - на Донбассе украинские военные убивают по столько же мирных граждан – даже и в новостях не увидишь, не то что в обсуждениях.

Речь о пресловутых электричках. Стрелки в обсуждениях были переведены на Якунина. А почему-то храбрые журналисты не интересуются каждый день зарплатами Набиуллиной или Улюкаева, хотя в их епархиях дела тоже, мягко говоря, не очень.

Это понятно почему. Якунин – «патриот», а пресса в основном «либеральная» (всё в кавычках).

Проблема пассажирских перевозок – это не проблема одного Якунина. Правильно сказано в публикации КМ – это системный кризис. И название у этого кризиса – «либеральная экономика».

У нас всегда, на протяжении всей истории железных дорог была одна и та же практика: пассажирские перевозки убыточны, и дотируются из прибыли грузовых перевозок. Которые в СССР были довольно дорогими. Вот электрички и пали жертвой внедрения либеральных доктрин в очень сложную и хрупкую структуру.

У нас ведь вся страна держится на очень слабой – в сравнении с другими странами – транспортной сети.

Конечно, надо понимать, что «либеральные принципы» - это благовидное прикрытие хищнических устремлений капиталистов, у которых слюни текут при взгляде на потенциально выгодные куски. И они готовы выгрызть из живого тела филейные части, а что корова сдохнет, это их не волнует.

Вот в результате мы и имеем – электрички убыточны, и их некому содержать, а приватизированные грузовые компании – жируют, получают прибыль. И за приватизацию их Лисин с Евтушенковым чуть не на кулачках бились, до суда дело доходило (что говорит о выгодности грузоперевозок по ж/д).

Конечно, можно скомандовать «пустить электрички!». А откуда деньги на их эксплуатацию? Есть анекдот такой, отчасти железнодорожный: «Товарищ полковник, остановите паровоз!» «Паровоз, стой! Раз-два!».

В экономике тоже одними приказами дело поправить трудно.

Руководство нашей страны – реактивное. Реактивное не в том смысле, что быстрое и ревет громко, а в медицинском – как вот реактивный панкреатит бывает, когда жирной скумбрии переешь.

То есть действие происходит только как реакция, ответ на раздражитель. А не заранее. Контртеррористические мероприятия бывают обычно после теракта, а не до. Тут уж ничего не поделаешь, такой организм, прогнозировать не умеет, все события для него неожиданны.

Уж прошу прощения, но к месту тут цитата Сталина – после доклада Кагановича про железнодорожные дела он заметил «вопрос железнодорожных тарифов в нашей стране – не экономический, а политический». Неспроста ведь заметил, а от знания. У нас ведь и при царях некоторые перевозки (за Уралом) дотировались, потому что надо было.

Какая, к чертям свинячьим, демонополизация в железнодорожном деле? У нас что, можно несколько железных дорог параллельно провести от Владивостока до Смоленска, принадлежащих разным владельцам (и кто они, эти владельцы?). Как можно приватизировать выгодные фрагменты единой системы?

«Во всех странах железные дороги для передвижения служат, а у нас сверх того и для воровства» - это Салтыков-Щедрин пошутил остро, но ему и в страшном сне не могло привидеться, что воровство это будет легализовано. Причем не как «сверх» передвижения, а «вместо»!

И это дело общегосударственное, не ведомственное, в рамках одних РЖД все проблемы перевозки людей и грузов не решить. И если где-то электрички лучше заменить, скажем, автобусами – надо заменять автобусами, если это будет экономически эффективнее (и не накладнее для пассажиров).

В транспортном деле у нас в стране многие годы – не хочется плохих слов говорить – но было просто плохо. Именно на высшем уровне. Особенно это видно, когда ознакомишься с транспортом за рубежом, в Европе и Азии. Там ощущается разум, у нас – не ощущается.

Просто мелкие примеры, знакомые москвичам (везде в стране найдутся свои). Построили супертехнологичный монорельс, до пересадки на метро надо полкилометра по грязи шлепать. Продолжили линию метро, она даже под линией электрички проходит – пересадки нет, между станциями километр. И внутри ведомства то же самое, кто на Чухлинке пересаживался – знает.

Это не разум, это его отсутствие, причем агрессивное. А везде в мире не так, не буду уж подробностей приводить. Поэтому кстати там чисто, на полу можно сидеть.

Я вот в детстве не понимал, почему Дзержинского как-то на транспорт перебрасывали – теперь понимаю.

Железнодорожное дело должно быть не рыночным, а наоборот, максимально государственным, даже военизированным, каким оно и являлось на протяжении большей части своей истории. С соответствующей дисциплиной, в первую очередь – экономической.

Источник: KM.RU

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
«Мы сейчас расхлебываем последствия шагов, сделанных еще в 1986 году»