Ростсельмаш сейчас работает с прибылью, перспективы позитивные. Обсуждали с коллегами перспективы развития.

Десятилетия весь Ростсельмаш выпускал одну модель комбайна. В 2000-м году этих моделей было три. Сейчас предприятие выпускает десятки моделей и модификаций только самоходной техники. Завод превратился из механизма, заточенного на крупносерийное производство, в проектировщика и производителя мелких серий очень сложных и всё более навороченных машин. Это требует инвестиций и реорганизации.
Шесть лет тому назад на заводе был один сборочный конвейер, сейчас три, надо добавить ещё один. Надо ещё вывести производство кормоуборочных комбайнов на отдельную линию. Надо перестраивать цеха. В идеале компоненты на предприятии должны двигаться не хаотично, а по одной логике, в одном потоке. В нашей архитектуре, при многочисленности процессов это обеспечить непросто, но стремиться к этому надо.

Обсудили логику развития модельного ряда. Расширяем производство тракторов, продолжаем работу над всей другой техникой. Примерно раз в год планируем выводить на рынок новую модель комбайна.

За окном проплывают машины, концепция и дизайн которых не так давно в похожей обстановке обсуждалась и утверждалась в этом кабинете.

Всё большее внимание уделяем электронным системам. Интернет вещей, распознавание образов, самонастройка техники, удалённая диагностика, всё такое. На удивление, в России есть хорошо продвинутые ребята, которые готовы решать задачи, и Минпромторг поддерживает их деятельность. Жить можно. Главное электронику вставить в наши машины, сопрячь её с рабочими органами, объединить машины в единую систему, и систему машин интегрировать в агрономические, в сервисные, в административные системы. Всё просто.

Производство тракторов предусматривает наращивание компетенций в производстве коробок передач.
Освобождаем цех, скоро начнётся ремонт и будет установлено оборудование для их производства.

Производство коробок, особенно автоматических, это сложно. Даже немного страшно. На канадские тракторы мы ставим коробки от ведущих мировых производителей. Бывает так, что в каком-то типе коробок при каких-то режимах работы появляется свист, и на нахождение и устранение его причины уходят месяцы. Даже у очень компетентных компаний. А Ростсельмаш никогда трансмиссии не делал. И в России нет специалистов. Надо выращивать.
Ну ничего, разберёмся. Вырастут.

Вообще Ростсельмаш делает много чего: четыре литейных производства, работа с гидравликой, выпрямление листового металла, производство шкивов, валов, производство электроэнергии и пара. Всё это надо модернизировать и во всё инвестировать, везде должны наращиваться компетенции и приниматься быстрые решения. Это непросто.

Когда мне говорят: «Не занимайся политикой, занимайся бизнесом, вас же поддерживают, денег дают! Рискуешь!», отвечаю - да, сельхозмашиностроение в последние годы правительство поддерживает, наша отрасль выросла количественно, и мы делаем дальнейшие, более смелые инвестиции. За это правительству, депутатам, тем, кто принимает решения о поддержке, мы благодарны.
Но. Ростсельмаш и даже всё сельхозмашиностроение не может стоять, как ёлка в пустыне. Вернее, какое-то время может, но для этого ёлке нужен особый уход — её нужно поливать, создавать тень, опрыскивать субсидиями. Ёлке лучше существовать в лесу. Для того, чтобы отрасль была по-настоящему сильна, её должны подпирать сотни и тысячи малых и средних компаний, производящих пружины, диски для колёс, литые детали, пластиковые заглушки, стеклоочистители и много чего ещё.

С этим в России проблемы. Производством люди заниматься не рвутся. Поэтому многие детали надо либо делать самим на заводе, либо везти по импорту. Первый вариант не позволяет во всём достичь совершенства, второй не позволяет обогнать конкурентов по цене и увеличить объёмы продаж.
Поэтому пытаемся убедить правительство: если вы снизите налоги, сделаете подешевле кредиты, будете защищать производителей, производство оживёт. И это будет хорошо для вас! Вырастут поступления, народ займётся делом, и будет доволен!

Вот так нежелание заниматься всем подряд и желание вырастить великую компанию вынуждают спорить с либералами.
Другими словами, на риск толкают лень и жадность.

Это резервный цех. Завод Копнитель, который тридцать лет стоит недостроенным. Сюда переведём производство тракторов. В нынешнем цеху уже не помещаемся. Несколько миллиардиков вложить надо.

Кстати, про жадность.

Стоимость товара определяется количеством общественного труда, необходимого для его производства. Правильно, марксисты?

Поэтому чем больше в России произведём тракторов и комбайнов, чем больше в них будет стоять российских комплектующих, чем больше для этого будет куплено российских станков, тем больше в России будет потрачено на оплату труда, на зарплаты, тем зарплаты будут выше.
Без производства не будет зарплат. Все поддерживаем производство!

Посмотрели в этот раз на Ростсельмаш не с парадной стороны, но на новом уровне. Подступаемся к проблемам, о решении которых раньше и не думали.
Впереди много интересного.

Источник: Livejournal

Фото: Livejournal


Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Оксюморон