Другая состоит в том, что общество раскололось на множество островов. У каждого — свой язык и не совпадающая с прочими картина мира. Они одни и те же слова воспринимают совершенно по-разному. И если от одного текста от восторга подпрыгивает один островок социума, то остальные заходятся в злобе и ненависти. Всё - относительной однородности начала ХХ века и следа больше нет. На все это накладывается элементарное невежество.

Поясню на простом примере. Вроде бы все мы формально изъясняемся на одном русском языке. Максим Калашников употребляет слово «протекционизм», ибо обладает качественным имперско-советским образованием и отлично знает, что это — экономический национализм с гаммой давно опробованных мер. Но среди комментаторов есть те, кто считает, будто протекционизм — это блат, это помощь родственникам и своим в бизнесе и в государственной карьере. Он просто необразован и подобен пикулевским торговкам, которые рассуждают: «Оп, у нас консерваторию в городе построили! Значит, мясные консервы теперь подешевеют!»

Все это усугубляется демагогами, играющими на растущей умственной дегенерации масс. Например, Максим Шевченко несет бред о том, что в РФ существует фашистское «корпоративное государство», ибо в нем всем правят корпорации. Хотя демагог должен бы знать, что вернее называть корпоративное государство «государством профессиональных союзов», государством цехов. Именно в таком (а не в нынешнем, «бизнесовом») понимании слова Муссолини и предлагал строить государство. Но тут Шевченко уподобляется той бабке, что ждала консервов из консерватории.


Полный текст доступен по ссылке 

Источник: Livejournal

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Реальная картина бедности в РФ - 80% населения