Сергей Юрьевич, будучи макроэкономистом, доктором наук, профессором, академиком Академии науки представлял серьезную экспертно-научную угрозу для тех людей, которые сегодня определяют финансовой-экономическую политику России. Можно не соглашаться с отдельными тезисами и предложениями Глазьева. Условно говоря, по массовой продаже американского госдолга и отказе от доллара во внешней торговле. Не всем это нравилось. Но Глазьев озвучивал позицию враждебно-оппозиционную тому курсу, которую проводят сегодня министерство финансов, Центральный банк России, министерство экономического развития, правительство, лично Медведев. Тому курсу, который я называю курсом социального дарвинизма, курсом сворачивания социальной отвественности государства перед обществом. Это повышение пенсионного возраста, повышение НДС, повышение акцизов на подакцизные товары, на дизельные топливо и бензин, введение новых поборов — за капитальный ремонт, феодальная подать «Платон», политика по введению разного рода сборов. Всего 60 разного рода квазиналоговых сборов таких как экологический, утилизационный, торговый, портовый и прочее, прочее. Конфискация пенсионных накоплений в виде бессрочной заморозки. И вот Глазьев был против этого курса по залезанию в карманы населению, по изъятию денег у нас с вами как граждан России, против введения силовых податей, оброков, налогов, закручиванию гаек, против проведения этой разрушительной социально-экономической политики. И он имел широкую поддержку у значительной части российской Академии наук, у института экономики, института народно-хозяйственного прогнозирования и многих других профессиональных институтов, где работают ученые, доктора наук, академики. Безусловно, что был несогласен и с курсом не т Олько на постоянное опустошение карманов населения, но и отказа государства от финансирования базовых социальных направлений, таких как наука, культура, образование, здравоохранение и с курсом на приватизацию, коммерциализацию образования и здравоохранения. За последние 20 лет закрыто 25 тысяч школ. Это официальные данные Росстата. За те ж 20 лет в результате оптимизации закрыты 5,5 тыс поликлиник и 5 тысяч 200 больниц. Уничтожено 550 тысяч койкомест. Закрываются акушерские пункты, станции скорой помощи. И были случаи, когда люди в глубинке ждали помощи по полтора-два часа и умирали.

Еще раз повторю, что при всех минусах и недостатках Глазьева, которые реально есть, он выступал оппонентом у той части власти, которая пыталась снять с государства ответственность перед обществом, свалить все социальные расходы на плечи человека по принципу «мы вам ничего не должны».

С моей точки зрения происходит зачистка ближайшего окружения президента. С учетом сжатия кормовой базы и сокращения российского пирога, который подлежит осваиванию, происходит борьба кланов. И Глазьев в этой истории, не принадлежа ни к какому из ярких олигархических группировок, был головной болью. И понятно, что предложения, которые он поддерживал, им не нравятся. А это, например, введение прогрессивной шкалы НДФЛ, когда при доходах выше 500 тысяч рублей, повышалась ставка, при миллионе она была 20 процентов, от 10 миллионов — 30 процентов, как во всех развитых странах. Или ведение прогрессивной шкалы страховых взносов. Сегодня она отрицательная. Если у вас доходы годовые превышают 1 миллион 200 тысяч рублей, то есть больше 100 тысяч рублей в месяц, то вы платите страховых взносов на 30 процентов. А если у вас больше доходы, то ставка падает до 15 процентов. А это неправильно, потому что бедные сегодня платят за богатых. И поэтому у нас и дефицит бюджета был, и дыра в пенсионном фонде была. Глазьев был не согласен и с тем, чтобы было введено бюджетное правило, согласно которому абсолютно все доходы от нефти дороже 42 долларов за баррель изымаются из экономики и сразу направляются на покупку иностранной валюты и иностранных ценных бумаг. То есть не важно, живем мы при нефти в 42 доллара, 60, 160 или 200, все равно вся страна живет как будто на голодном пайке. На подножном корму. Все равно медицина, образование, культура, наука, промышленность, сельское хозяйство, ЖКХ, инфраструктура финансируются как будто нефть стоит 42 доллара за баррель. Конечно, это была стерилизация экономического роста, кастрация экономики фискальным методом.

А у Глазьева был социально-ориентированный, патриотический взгляд на устройство социально-экономической политики. И она не совпадала с интересами олигархов, финансовых спекулянтов, госбанков, сырьевых компаний, с интересами коррупционеров.

И они планируют Глазьеву почетную, красивую, ответственную, но политическую старость. Но я думаю, что он как активный гражданин продолжит свою игру и продолжит возражать своим мощным оппонентам — пресловутому наследию Чубайса, кот орле сегодня находятся у власти. Все эти Силуановы, Набиуллины, Орешкин и прочие, которые завели нас в такой тупик, что у нас 10 лет при стабильно дорогой нефти нет вообще экономического роста. Всего на 2-3 процента.

Мне бы хотелось верить, что Глазьев сможет проводить свою линию. Но в любом случае это аппаратное понижение серьезнейшее. Когда вы являетесь даже советником президента, ваш статус позволяем вам открывать многие двери и расширяет лоббисткие возможности. И Глазьева поэтому и убирают. За то, что он писал записки президенту, комментировал экономическую ситуацию, ход реформ, пенсионную реформу, критиковал власть. И, конечно, это многим не нравилось. И в правительстве, и в Центробанке. Он очень многим мешал из окружения президента да и президенту самому он надоел. Но это очень плохая вещь, так как вокруг президента формируется некая секта подобострастия, дрожащих коленок и лизоблюдства. А президент должен иметь максимальный угол обзора и вокруг него должны быть люди с разными точками зрения. В том числе и с неприятными для него. А Путин делает большую оси бук, выбирая только тех, кто говорит ему в лицо лишь приятные вещи.

Источник: «БИЗНЕС Online»
Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Медведев считает возможным переход на четырехдневку — ГАЗ уже переходит