Продолжаю статью, опубликованную в моем блоге 16.12.17. В связи с некоторыми критическими замечаниями читателей предлагаю несколько аксиом, которые объяснят мою позицию и с которыми, надеюсь, согласятся мои критики:

— если продукцию никто не покупает, то производство хиреет. Главное условие экономического роста — наличие платежеспособного спроса населения;

— рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше. Если в торговле, в охране, в сфере услуг, в добывающих и других отраслях работать выгодней, чем на производстве, производство постепенно исчезнет;

— бытие определяет сознание. Если можно быть уверенным, что налоговый инспектор тебя не спросит «Откуда дровишки?» и не попросит доказать соответствие расходов доходам, коррупция и криминал неизбежны;

— если существующие условия не позволяют заработать на жизнь честным путем, криминал и коррупция также неизбежны;

— чем меньше хлеба, тем выше бдительность. Если у честных людей, находящихся во власти, экономика не растет и народ высказывает недовольство их правлением, они забывают о своих принципах, на выборах предлагают «голосовать сердцем» и мухлюют при подсчете голосов.

Итак, продолжаю.

Борьба с бедностью и экономическим неравенством — важнейшее направление налоговой политики

Несколько международных аналитических центров объявили, что именно Россия лидирует в списке самых неравных экономик в мире.[1] Консалтинговая компания New World Wealth ранее подсчитала, что в РФ почти две трети (62%) благосостояния находится в распоряжении долларовых миллионеров, более четверти (26%) — у миллиардеров. И по экспертным оценкам, это худший результат среди основных экономик мира.

Специалисты Credit Suisse тоже присудили России первое место в рейтинге наиболее неравномерных экономик мира. По их подсчетам, 1% населения РФ владеет 74,5% благосостояния страны. На втором месте была Индия, где в руках 1% жителей находилось 58,4% богатства страны, на третьем Таиланд — 58%.

Однако вне зависимости от того, как оценивать положение России в глобальных рейтингах, сама тенденция в стране пока негативная. Если брать продолжительный промежуток времени, то видно, что в России нарастает социальное неравенство. Так, в 2000-м коэффициент Джини в РФ был на уровне 0,395, а в 2015-м уже 0,412 по Росстату.

Растет и коэффициент фондов, который указывает на соотношение доходов 10% самых богатых и 10% самых бедных граждан. Если в 2000 году разрыв между доходами 10% самых богатых и 10% самых бедных граждан составлял в России 13,9 раза, то в 2015-м уже 15,6 раза.

Россия — одна из немногих стран с «плоской» шкалой подоходного налога (13%) и отсутствием необлагаемого налогом минимального дохода. Между тем, расчеты показывают, что если бы в нашей стране была среднеевропейская прогрессивная шкала подоходного налога, то ВВП России был бы на 30–50 процентов выше, чем в реальности[2]. Объяснение — очень простое. Если у большинства населения нет денег, то нет покупательского спроса, и ВВП не растет. А богатые хранят свои средства за рубежом, тратят их там же на недвижимость и предметы роскоши (яхты, футбольные клубы и др.) или развивают там бизнес, что также не способствует российскому производству и росту ВВП.

Именно прогрессивная шкала позволяет перераспределять доходы наиболее оптимальным образом и за счет собранных налогов обеспечивать достойные зарплаты бюджетникам: учителям, врачам, работникам культуры, военным и др. Например, в США подоходный доход составляет почти половину бюджета, а у нас — около 10%. Сегодня в США максимальная ставка 39,6% с годового дохода свыше 400 тыс. долл. Заметим, что с 1951 по 1964 год максимальная ставка налога с доходов в США была равна 91%.

Все страны, добившиеся успехов в экономике, а также страны БРИКС (кроме России) применяют прогрессивную шкалу.

Плоская шкала хороша там, где нет избыточного неравенства. Применяют ее и там, где власти отдают приоритет интересам богатого меньшинства перед интересами страны и имеют возможность морочить головы своим гражданам.

При малых и средних доходах физических лиц налоговая нагрузка на фонд оплаты труда в России существенно выше, чем в развитых странах. Например, необлагаемый налогом доход одиночки в Германии составлял в 2016 году в переводе на рубли 46 тыс. руб./мес., в США — 45 тыс. руб./мес., во Франции — 32 тыс. руб./мес., в Китае — 35 тыс. руб./мес. По данным ВЦИОМ в 2016 г. медианная зарплата на руки в России составляла 26,5 тыс. руб., т. е. половина населения получала зарплату больше этой суммы, а половина — меньше. Если бы при сегодняшних зарплатах в России была французская или китайская шкала, то от налога были бы освобождены 60% населения; а если бы немецкая или США — 70–80%.

Единая ставка налога на доходы физических лиц в размере 13% установлена гл. 23 «Налог на доходы физических лиц» Налогового кодекса Российской Федерации с 1 января 2001 г. До этого действовали три ставки, которые применялись в зависимости от размера совокупного дохода. Ставка 13% действует и в настоящее время, и что-то менять правительство не собирается. Например, 13 января 2017 г. глава Минэкономразвития РФ Максим Орешкин на Гайдаровском форуме заявил: «Серьезного изменения налогообложения для физических лиц не предполагается. Прогрессивная шкала НДФЛ в министерстве не обсуждается».

Сторонники «плоской» шкалы утверждают, что ее введение дало положительный эффект для бюджета. Но есть и другие мнения.

Мнение Счетной палаты РФ: «Снижение налоговой нагрузки на фонд оплаты труда в результате введения единой пониженной ставки налога на доходы физических лиц и регрессивной шкалы отчислений от единого социального налога не оказало существенного влияния на легализацию не облагаемых ранее налогом доходов. Так, с 2001 г. по 2003 г. поступления налога на доходы физических лиц в консолидированный бюджет Российской Федерации увеличились в 1,8 раза. Денежные доходы населения в этот период возросли в 1,8 раза, начисленная среднемесячная заработная плата на одного работника — в 1,9 раза… Целесообразно вернуться к прогрессивной шкале налогообложения доходов физических лиц, установить ставки подоходного налога, возлагающие повышенную налоговую нагрузку на крупные доходы»[3].

Мнение Всероссийского центра уровня жизни: «При введении в 2001 г. одного из самых низких в мире уровней налогообложения личных доходов по ставке, не зависимой от их размеров, высказывались доводы об ожидаемом расширении налогооблагаемой базы за счет вытаскивания на «свет» денежных доходов состоятельных и богатых налогоплательщиков и, как следствие этого, увеличении доходов казны. Оказалось, что эти доводы не выдерживают испытания практикой. Абсолютный прирост сумм налога произошел, но не в связи с принятием единой ставки. Он обусловлен введением в этот период налогообложения доходов военных, сотрудников милиции и ряда других категорий населения. Что же касается влияния плоской шкалы на легализацию «черных» доходов, то этого не происходит. Те, кто не платил по ставке 60% в 1992 г., 35% в 1997 — 1998 гг., 20 — 30% в 1999 — 2000 гг., не платят со всех сумм доходов и по ставке 13%. Между тем в других странах состоятельные граждане сполна платят и по более высоким ставкам, достигающим 70%…«[4].

Совершенствование подоходного налога и связанная с ним реформа оплаты труда — одно из обязательных направлений промышленной политики. При этом, по мнению ученых Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН, «необходимой предпосылкой является осознание того, что рыночная реформа заработной платы и сопутствующие ей изменения — это не борьба с бедностью, а борьба за эффективность производства»[5].

Мы предлагаем для России прогрессивную шкалу со следующими ставками (см. табл.):

Годовой доход, руб. Ставка налога
до 240 000 (20 тыс. руб./мес.) 0%
свыше 240 000 до 3 000 000 (250 тыс. руб./мес.) 13%
свыше 3 000 000 до 12 000 000 (1 млн руб./мес.) 30%
свыше 12 000 000 млн руб. 50%

Предлагаемая шкала не затронет средний класс. При этом половина населения будет освобождена от уплаты налога. Увеличение налоговой нагрузки почувствуют 2–3% населения. При этом доходы бюджета вырастут на 1,5–2,0 трлн. руб.

Одновременно с введением прогрессивной шкалы НДФЛ необходимо обеспечить эффективное администрирование этого налога и навести элементарный порядок с оценкой труда служащих предприятий с государственным участием. Например, можно принять закон, согласно которому доход руководителей предприятия не может превышать средний доход по предприятию больше, чем в 5–10 раз.

Вместе с тем следует согласиться, что администрирование налогообложения при плоской шкале намного проще, чем при прогрессивной шкале.

В качестве альтернативного варианта, который следует рассматривать лишь как первый этап к переходу на прогрессивную шкалу, можно предложить «плоскую» шкалу подоходного налога (НДФЛ) со ставкой, например, 20% с одновременным введением не облагаемого налогом дохода 20 тыс. руб. в месяц. При такой «плоской» шкале доля налога в доходе не превысит 13% при зарплате до 57 142 руб. в месяц, а при 27 000 (средняя зарплата в России в 2016 г.) — доля налога в зарплате составит 5,2%. При этом уменьшение налоговой нагрузки и рост доходов почувствует более 90% населения России.

Недостатком предлагаемого варианта может стать существенное снижение налоговых поступлений в бюджеты местных властей бедных регионов, для которых именно подоходный налог является бюджетообразующим и формируется в основном за счет налогов с низкооплачиваемых граждан.

Одним из способов решения проблемы могла бы стать передача местным бюджетам части поступлений налога на добавленную стоимость. Помимо того, что эта мера помогла бы компенсировать потери, связанные с предлагаемым реформированием подоходного налога, она повысила бы заинтересованность местных властей в увеличении добавленной стоимости в регионе и в соответствующем росте производства.

С подробностями и обоснованиями можно ознакомиться на сайте ЭАЦ «Модернизация», раздел «Наши труды».

Продолжение следует.

[1] Россия признана страной неравных возможностей, Независимая газета, 17.01.2017

[2] А. Ю. Шевяков, А. Я. Кирута, Неравенство, экономический рост и демография: неисследованные взаимосвязи, ИСЭПН РАН, М., 2009

[3] Аналитическая записка о проблемах налогового, таможенного и бюджетного законодательства Российской Федерации и предложениях по его совершенствованию // Бюллетень Счетной палаты РФ. 2004. N 8(80).

[4] Бобков В.Н., Гулюгина А.А., Канаев И.М., Поспелова Е. Б. Налогообложение семейного дохода на основе потребительских бюджетов. — М.: Всероссийский центр уровня жизни, 2006.

[5] Долгосрочный прогноз развития экономики России на 2007 — 2030 гг. — М.: Институт народно-хозяйственного прогнозирования РАН, 2007.

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Почему не развивается промышленное производство в России?