В этой экономике, чем больше потратил, тем больше ВВП и тем выше производительность труда; выгодней купить за рубежом, чем сделать самому. За годы реформ уничтожено больше заводов и фабрик, чем за годы Великой Отечественной войны. Промышленность постепенно сходит на нет. По данным Минпромторга, доля продукции российских предприятий в стратегических отраслях (станкостроении, тяжелом машиностроении, легкой, радиоэлектронной, медицинской и фармацевтической промышленности) на нашем рынке в 2014 году составила от 20 до 10%, а от 80 до 90% составил импорт. Если считать «дном» полное прекращение производства, то мы идем к нему семимильными шагами.
Ответ на вопрос «почему так происходит и что надо делать», хотелось бы услышать от выступающих на Гайдаровском экономическом форуме. Но они не в курсе дела. Об этом прямо и честно сказал ректор Российской академии народного хозяйства и один из организаторов форума В.А. Мау в передаче «В круге Света» на «Эхе Москвы» 17 января с. г.: «Мы реально не понимаем, что происходит с экономикой. И это очень важно». Чтобы ни у кого не оставалось сомнений, он повторил это трижды в течение 1 минуты. Для В.А. Мау и для его единомышленников, к которым относятся весь экономический блок правительства России и его «придворные» институты – НИУ ВШЭ, РАНХиГС, Институт экономической политики им Е.Т. Гайдара и др., раньше было «хорошо» и неожиданно стало «плохо». На самом деле, плохо стало с самого начала (с 1991 года), когда экономикой стали управлять люди, которые в ней «не понимают». Единственное, что они могут – это по-научному объяснить причины неудач и «запудрить мозги» руководству страны. Тем более, как говорил А.С. Пушкин в аналогичной ситуации: «Меня ведь обмануть не трудно, я сам обманываться рад».
К сожалению, тех, кто «понимает», они близко не подпускают ни на свои форумы, ни к обсуждениям, ни, тем более, к участию в принятии решений.
Но к счастью, в России такие люди есть, хотя они и не востребованы.
Вот, например, некоторые соображения, опубликованные учеными Московского налогового института РосНОУ В.А. Кашиным (д.э.н., профессор, с 2002 по 2011 год первый заместитель директора Института развития налоговой системы при ФНС) и М.Д. Сулеймановым (к.э.н., преподаватель) в журнале «Финансовый бизнес» (№ 6, 2016) в статье «Россия – не место для частного капитала?». Мысли настолько просты, а факты настолько неопровержимы, что отпадают все сомнения в справедливости соображений. Лично мне непонятно одно: зачем знак вопроса? Привожу отрывок:
«Российская модель рыночной экономики отличается от всех других тем, что в ней исключено воспроизводство частного капитала. И невозможно не только воспроизводство этого капитала, но его невозможно даже сохранить в прежней стоимости – независимо от любых действий его владельца.
Возьмем простой пример. В конце 1990-х гг. некий инвестор владеет капиталом эквивалентом в 1 миллион долларов США. Предположим, следуя некоему инстинкту, он переводит эти свои средства в наличные американские доллары (в феврале 1998 г. 1 доллар обменивался на 6 рублей), которые затем просто кладет под матрас.
И что мы сейчас видим? За прошедшие 15 лет курс рубля к доллару изменился в 10 раз (с 6 до 60 рублей за доллар), и его капитал, измеряемый в рублях вырос, соответственно, в 10 раз (а в долларах сумма, конечно, осталась прежней).
Но, предположим, наш инвестор не был столь непатриотичен, и он решил оставить свой капитал в рублях. При этом он предпочел, чтобы деньги не лежали без движения, и он выбрал самое надежное – положил свои деньги на счет в застрахованном банке. Средний банковский процент за это время составлял примерно 10% годовых, и в итоге он к настоящему времени УТРАИВАЕТ свой начальный капитал (принимая в расчет и начисление процентов на проценты)!
Но утраивает – в рублях, а, считая в долларах, он – ТЕРЯЕТ БОЛЕЕ ДВУХ ТРЕТЕЙ своего первоначального капитала!
Теперь, предположим, что наш инвестор по натуре своей – не рантье, но предприниматель. И он решил последовать призыву нашего правительства инвестировать именно в развитие реального сектора российской экономики. Мы видим, что при доходности бизнеса в 10% годовых он гарантированно потеряет более двух третей своего первоначального капитала, и потому он должен ориентироваться на проекты с доходностью не менее 35% — 40% годовых.
А это – совсем не просто. Ведь речь идет именно о проектах в реальном секторе экономики (не о спекуляциях в финансовом секторе, и не о торгово-посреднических операциях) где нужно производить продукцию высокого качества и конкурировать по цене с иностранными производителями подобного же продукта.
Но и этого мало. 35%-40% – это требуемая чистая доходность на вложенный капитал. А ведь для получения такого дохода надо еще заплатить налоги.
А Россия в этом отношении – уникальная страна. Только в ней производительный (промысловый, промышленный) бизнес облагается сразу тремя налогами: кроме налога на прибыль, еще и налог на имущество предприятий, которого нет ни в одной стране мира, и НДС (в США этого налога не было и нет, а в Японии он взимается по ставке в 6 %). В России от НДС освобождены только банки, и торговлю этот налог тоже не сильно обременяет, поскольку при коротком цикле делового оборота торговец практически немедленно получает компенсацию уплаченного им налога в цене проданных им товаров.
Но вот в промышленности – и особенно, в отраслях тяжелой промышленности, где до завершения производства и реализации продукции могут пройти месяцы и даже годы – авансирование бюджета входящим НДС для многих предприятий оказывается непосильным. Если предприятия, принадлежащие иностранному капиталу, могут еще получать финансовую «подпитку» из-за рубежа (где стоимость заемных ресурсов не превышает 2%-3% годовых), то для отечественного бизнеса нет иного выхода, как обращаться в российские банки, которые предоставляют кредитование из 15-18 и более процентов годовых.
Теперь налоговая нагрузка на труд. В России она составляет более 70 %: НДФЛ, НДС, социальные взносы и еще некоторые виды обязательных страховых сборов. Для сравнения, в странах ЕС уровень такой нагрузки не превышает 42%-44%, а в США еще меньше. И с заработков менее 1 тыс. дол. в месяц никаких налогов вообще не берется.
В целом же, общая налоговая нагрузка для среднего промышленного предприятия, как показывают расчеты независимых экспертов, в США раза в 4-5, а в ЕС – примерно 2 – 2,5 раза ниже, чем в РФ.
Это – всё про развитые страны. Теперь – про страны, с продукцией которых наши предприниматели должны реально конкурировать. И не только за рубежом, но и на нашем внутреннем рынке. В Китае десятки тысяч предприятий, работающих на внешний рынок, освобождены от любых таможенных пошлин и сборов и платят минимальные налоги (вплоть до полного освобождения от налогов, при режиме так называемых «налоговых каникул»). Налоги на труд также предельно снижены: для заработков примерно до 600 долларов в месяц – необлагаемый минимум, и нет взносов в пенсионные фонды (как нет и обязательного пенсионного обеспечения).
В итоге, расчеты показывают, что для получения чистого дохода в 35%-40% на вложенный капитал отечественный предприниматель должен зарабатывать еще, как минимум, 20%-25% – как раз для расчетов с государством. И тогда брутто-доходность его бизнеса – необходимая всего лишь для окупаемости всех его начальных вложений в этот бизнес – должна составлять не менее 50% годовых, и так – на всем протяжении делового цикла его предприятия.
К тому же еще и риски: валютные, от внезапного падения курса рубля, налоговые – от резких и неожиданных изменений налогового законодательства, таможенные – от изменений в правилах и в размерах таможенных пошлин и сборов, административные – от изменений в трудовом, в гражданском законодательстве, от введения санкций, и т.д. И плюс еще риски от краха банков, от заказных налоговых проверок, а также и от возможных рэкетирских наездов. Последние совсем еще не вышли из практики, особенно, в сферах деятельности, контролируемых людьми, «близкими» к определенным персонам в местных органах власти». Конец цитаты.
К сожалению, эти проблемы не рассматриваются ни Гайдаровским форумом, ни правительством России. Или мы об этом не знаем.

Оригинал
Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Плоскую шкалу пора заменять прогрессивной