I

Примерно 10 лет назад в официальном политическом пространстве РФ перестало считаться плохим тоном обсуждение т.н. «восточного поворота» или «разворота на Восток» во внешней политике государства. Например, данной теме были посвящены несколько ежегодных доклада международного дискуссионного клуба «Валдай». Начали развиваться теснейшие контакты межу Евроазиатским экономическим союзом и частью проекта «Один пояс и один путь» — экономическим поясом «Шёлковый путь». В 2015 году, указом президента РФ В. В. Путина, учреждён «Восточный экономический форум», масштабно прошедший в пятый раз в сентябре 2019 года и т. д. Ранее, в 90-е годы и в первом десятилетии XXI века, по словам почётного председателя президиума Совета по внешней и оборонной политике (СВиОП) Сергея Александровича Караганова, «широкая дискуссия» по данному вопросу оказалась невостребованной, поскольку правящая в РФ группа выбрала тогда для себя «однозначно европейскую ориентацию» и «мало интересовалась Азией». Сегодня Азиатско-Тихоокеанский регион, если и нельзя пока назвать центральным, то он точно становится самым перспективным в будущих социальных, экономических и политических направлениях международных связей РФ. Следовательно растёт интерес и в части развития своей собственной территории за Уралом. Недаром В. В. Путин, выступая на последнем «Восточном форуме», говорил о «достаточно крутом историческом повороте» в отношении к проблемам Дальнего Востока со стороны федеральной власти РФ.

II

В русле указанных тенденций и, видимо, в развитие «широкой дискуссии», 15 октября 2019 года в «Российской газете» вышла статья членов СВиОП Андрея Михайловича Ильницкого (одновременно советника министра обороны РФ) и Александра Вячеславовича Лосева, под заголовком «Восточный поворот», где обнародовано несколько интересных и перспективных мыслей.

Во-первых, авторы высказывают резонное предположение о том, что идущая сегодня между глобальными политическими акторами схватка за мировые ресурсы, толчком к которой послужил развал двухполюсной мир-системы, неминуемо последовавший за падением СССР, обострилась. Причина обострения — ослабление политического, экономического и военного гегемона последних трёх десятилетий — США, при одновременном желании Запада сохранить своё доминирующее положение. Принятая в 2015 году «Стратегии национальной безопасности России» гласит: «Проведение Российской Федерацией самостоятельной внешней и внутренней политики вызывает противодействие со стороны США и их союзников, стремящихся сохранить своё доминирование в мировых делах. Реализуемая ими политика сдерживания России предусматривает оказание на неё политического, экономического, военного и информационного давления». Из аналогичных выводов исходит и Военная Доктрина РФ.

В целом ситуация напоминает воронку втягивающую мир в полномасштабную войну. В преддверии предстоящего горячего столкновения усиливается целенаправленная активная работа по десубъективизации РФ, которая не утихала и не останавливалась никогда. И это не смотря на демонстративное идеологическое западнечество правящей в РФ группы. Закручивающаяся спираль экономических и политических санкций — яркое подтверждение тому. Следовательно, РФ загодя надо готовиться к подступающей войне.

Во-вторых, выстоять, выжить, а уж тем более выйти победителем в будущей схватке всех против всех, возможно только при наличии крепкой, устойчивой, мощной, передовой экономики. Однако в настоящее время здесь, по мнению авторов, ситуация печальная, поскольку экономика РФ разделена на две, слабо связанные части. Одна, «внешняя» экономика, представленная экспортными сырьевыми отраслями, фондовым рынком и банками. Она вписана в глобальные цепочки поставок и связей. Даже управляется иностранными менеджерами. Данная экономика характеризуется приличной динамикой роста, правда полностью опосредованной внешней конъюнктурой, использованием передовых, преимущественно иностранных, технологий, слабой экономической и политической зависимостью от внутрироссийской ситуации. Другая, «внутренняя» экономика, это — промышленное производство, электроэнергетика, малый и средний бизнес, агропром, торговля, услуги, муниципалитеты, текущее потребление граждан и т. д. Для неё характерны: стагнация, дефицит ресурсов, депрессивность ожиданий, ярко выраженные прогрессирующие процессы технологической и ресурсной деградации. «Внешняя» экономика отделена от «внутренней» преобладанием расчётов в иностранной валюте, накоплением валютных резервов через их изъятие с внутреннего рынка, привилегированным доступом к иностранному и внутреннему крупному кредиту. Авторы, в видах достижения целей выживания государства, разумно предлагают объединить эти две части экономики РФ.

В-третьих, в статье указано, что одним из условий выживания является организация российского государства на имперских принципах. Да, да вы не ослышались. Именно так и написано: «нового имперского проекта»!

В-четвёртых, РФ необходима стратегия развития своих территорий за Уралом. А это не только Дальний Восток, но и Сибирь. Миллионные мегаполисы Сибири должны стать третьей, после Москвы и Санкт-Петербурга, опорной точкой новой империи. Предлагается вновь начать движение к Тихому Океану, осваивать Сибирь и Дальний Восток, т. е. повторить, но на новом уровне в новых условиях, подвиг русских землепроходцев XVI–XIX веков.

В-пятых, финансы для модернизации экономики и освоения востока РФ должно использовать собственные. Упор делать не на привлечение иностранного капитала, а на внутренние ресурсы, которых у нас последние годы в изобилии. Показатель — профицит государственного бюджета и остатки на счетах казначейства исчисляемые триллионами рублей.

В-шестых, вообще делать упор на собственные силы, придерживаться своих целей, концепций и российского права, иметь свою стратегию и идеологию.

Согласен, со всеми предложениями товарищей из СВиОПа, особенно с их замечанием о том, что для выживания в современной мире России «необходимо идеологическое обеспечение и духовный суверенитет».

Однако, в связи с изложенной выше концепцией и в развитие дискуссии о «Восточном вопросе», имеются несколько важных вопросов и предложений.

III

Вопрос первый и самый очевидный. Кто и как будет объединять две части экономики и почему акторы пользующие т.н. «внешнюю» экономику, в том числе иностранные подданные, согласятся на объединение? Ведь центр принятия решения, центр оседания финансов у акторов-выгодополучатей «внешней» экономики, как и сами они, размещаются за границей РФ. В чём их профит? Да, просто интерес?
«Внешняя экономика», по своей природе не нуждается в РФ, как в самостоятельном политическом субъекте. Из опыта псевдогосударственных образований Африки, Азии и Латинской Америки известно, что добывать сырьё можно достаточно спокойно даже на территориях охваченных гражданской войной. Самый последний из примеров, вполне успешная многолетняя торговля нефтью, запрещённого в РФ, ИГИЛ через территории Турции и Ирака. И это в условиях когда США и ЕС вели с ИГИЛ войну! А бизнес в государствах с неустойчивыми политическими режимами, не говоря уже о государствах со слабой экономикой и немощной властью даже предпочтителен, поскольку позволяет получать дополнительные доходы не платя налоги, игнорируя требования техники безопасности, не утруждаясь затратами на экологию.
Более того, в последние годы акторы «внешней» экономики РФ испытывают значительный дискомфорт от её активной и самостоятельной политики. Личные санкции против них и дополнительные затраты на легитимацию своих капиталов, начинают оказывать негативное воздействие на их капиталы и на их статус за рубежом. Добавьте сюда, что их бизнес находится в РФ, на территории вероятного противника в предстоящей войне, для тех сил на территории которых находятся их финансы. Это не может их не беспокоить. Очевидно, что самостоятельная политика РФ и укрепление государственности скорее препятствует благополучию этих сил. Будут ли выгодополучатели «внешней» экономики оказывать сопротивление объединению с «внутренней» экономикой? Будут ли они заботиться об укреплении суверенитета РФ, её экономической мощи и военной силы, а не препятствовать этому? Вопросы риторические. Отсюда не ясно как можно, вне методов экспроприации, насильственной или полунасильственной национализации произвести, предлагаемое авторами, объединение «внешней» и «внутренней» экономик РФ?
Вопрос второй, являющийся продолжением первого. Собственные финансы для модернизации экономики у РФ имеются, по крайней мере, с конца первого срока президентства В. В. Путина. Однако, за прошедшие с той поры пятнадцать лет, подвижек в этом направлении нет. Последние предложения и действия правительства, которое, имея триллионы свободных средств, изыскивает ресурсы для исполнения «майских» указов президента через поднятие налогов и обирание населения, не дают надежды на перемену участи экономики РФ. И таковая перемена не случится, пока экономическую политику государства определяет либеральная часть правящей в РФ группы, однозначно придерживающаяся мнения, что для роста экономики РФ нужны в первую очередь иностранные инвестиции, а не собственные средства. Последние они активно изымают из «внутренней» экономики. Например, посредством т.н. «бюджетного» правила и/или налоговым пылесосом, когда рост ставок налогов сочетается с ростом нераспределённых остатков бюджета и объёмом средств выводимых государством в зарубежные активы.
Отсюда вопрос: «Как предполагается произвести отстранение этих людей от государственного управления?» Тем более, что они теснейшим образом связаны с акторами «внешней» экономики. Например, налоговый манёвр в нефтегазовой сфере, осуществлённый Правительством РФ в последние пару лет, привёл к повышению внутренних цен на топливо и в целом ухудшил условия функционирования «внутренней» экономики, одновременно облегчив экспорт сырья (нефти и газа) в интересах выгодополучателей «внешней» экономики.
Следовательно, операцию по объединению двух частей экономики РФ надо производить после, либо одновременно с лишением всех постов и рычагов влияния либеральной властной группы.
Вопрос третий и центральный. Империя это, прежде всего, имперская идеология, суть которой — предложение человечеству особенного, связанного именно с империей пути в будущее. Но откуда появится в РФ «новый имперский проект» и как осуществить «идеологическое обеспечение и духовный суверенитет» в государстве, где первые лица твёрдо уверены в том, что имперское мышление в России осталось далеко в прошлом, а идеологических проблем по сути уже и нет? Падение СССР, в их представлении, поставило крест на всех спорах подобного рода. Запад, по их мнению, одержал окончательную идеологическую победу. Конец политической истории якобы уже наступил. Осталось только правящим, в разных государствах, группам договориться о невмешательстве в дела друг друга и о распределении прибыли от торговли. После чего на Земле сразу наступит тысячелетний «золотой век».
Правда начинающая маячить в среднесрочной перспективе реальная большая война, подтачивает былую железобетонную уверенность в том, что свет идей исходит только с Запада. И это, при всём ужасе надвигающегося, даёт определённые надежды на начало диалога власти и общества, результатом которого станет переформулирование государствообразующего политического идеи-идеала РФ на базе исторически присущего идеи-идеала России идущего от Московского царства, Российской империи и СССР. Только осознание, хотя частью правящей в РФ группы необходимости собственного, не связанного с Западом или Востоком, идеологического основания РФ для её делительного и успешного существования, будет предтечей возможного выживания России, как самостоятельного цивилизационного явления, исторической длительности и государственной преемственности, в предстоящих цивилизационных и технологических катаклизмах XXI века.
Но осознать мало. Теперь необходимо формулировать идеологию новой России. Но не умозрительную, не ту что кажется удачной разработчикам или создаётся на потребу дня. Идеология должна быть созвучна смыслам государствообразующего этноса — русским. Чтобы они восприняли её как родное и своё. Только в этом случае идеология начнёт работать и приносить плоды. Идеология это связь мифа с жизнью. Если эта связь отсутствует — происходит распад жизни и выхолащивание мифа. Что сегодня мы и наблюдаем в РФ относительно либеральной парадигмы, на которой, уже 30 лет, пытаются перестроить жизнь российского общества. Но ничего кроме нарастающего внутреннего напряжения между властями и мизинным населением не выходит.
Обозначив эти три проблемы, вернёмся к более узкой теме — идеологии «Восточного поворота» РФ, хотя конечно и не могущей иметь позитивного ответа без определения идеологического основания современного российского государства исторически комплементарного его предшествующим формам — Московскому Царству, Российской империи и СССР.

IV

Решение любой политической задачи подобного рода исходит из первоначальной конкретизации целей и средств собственных и политического врага. Значит, прежде необходимо максимально чётко и достоверно определить этого врага.

Появление самой темы «Восточного разворота» и реальные шаги по претворения её в жизнь, после угара западофилии среди правящих групп позднего СССР, и первые десятилетия РФ говорит:

Во-первых, о наличии огромных проблем правящей в РФ группы в отношениях с Западом. Проблем, не имеющих простого и очевидного решения в

западофильской идейной парадигме, являвшейся основанием создаваемого после 1993 года российского государства. Выяснилось, простое принятие и повсеместное декларирование приверженности западной идеологии не только не даёт какой-либо гарантии соблюдения или учёта интересов российской правящей группы со стороны коллективного Запада, но даже не обеспечивает в обозримом будущем сохранения её доминирующего положения в самой РФ, её капиталов и прав собственности. В том числе находящихся на Западе.

Так, Военная Доктрина РФ, утверждённая в последних числах 2014 года президентом В. В. Путиным, в п.12 «Основные внешние военные опасности» под литерой, а) гласит: «наращивание силового потенциала Организации Североатлантического договора (НАТО) и наделение ее глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, приближение военной инфраструктуры стран — членов НАТО к границам Российской Федерации, в том числе путём дальнейшего расширения блока».

В упомянутой выше «Стратегии национальной безопасности России», кроме указанного стремления Запада сохранить свою гигемонию, читаем: «Наращивание силового потенциала Организации Североатлантического договора (НАТО) и наделение её глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, активизация военной деятельности стран блока, дальнейшее расширение альянса, приближение его военной инфраструктуры к российским границам создают угрозу национальной безопасности… Позиция Запада, направленная на противодействие интеграционным процессам и создание очагов напряжённости в Евразийском регионе, оказывает негативное влияние на реализацию российских национальных интересов». А ещё в начале 2000 годов популярна была тема вхождения РФ в блок НАТО.

Во-вторых, возрастающий интерес правящей в РФ группы к «Восточному повороту», говорит о наметившемся сдвиге в её мировоззрении. Возникает понимание необходимости самостоятельности не только финансовой и самостоятельности по контролю территории, но и самостоятельности идеологической. Т. е. похоже, сделан первый шаг от экономического к политическому мышлению.

Таким образом, можно предварительно заявить, что политическим врагом, в рамках «Восточного поворота», является коллективный Запад, представленный большей частью политического и бизнес истеблишмента ЕС и США.

В связи с вышеизложенным, целью «Восточного разворота» определим: получение дополнительных преимуществ и увеличение военно-политической и экономической устойчивости РФ накануне острой фазы военного, экономического, идеологического столкновения со «стремящихся сохранить своё доминирование в мировых делах» государств Западного блока, путём смещения точки устойчивости РФ в восточном направлении.

Для достижения указанной цели необходимо решение по крайней мере следующих задач:

Поиск и установление на южных и восточных рубежах РФ плотных контактов с возможными стратегическими союзниками вне Западного идеологического доминирования. В этом направлении предпринято уже достаточно много. Но необходимо более ясно и определённо проводить соответствующую политику, не заигрывать с возможными союзниками, как бы это не казалось сегодня выгодным. Тут главное твёрдо стоять на своих ногах — т. е. иметь чётную, внятную и органичную самому себе государственную идеологию. Стратегическими союзниками РФ, в рассматриваемом ракурсе, на данный момент являются КНР, Индия, Иран и Вьетнам. Полезно устанавливать более тесные связи с Малайзией, Индонезией и Филиппинами. Необходима политическая парализация Японии. Временным и ограниченным союзником является Турция Эрдогана, которая хорошо уравновешивается Ираном.
Создание, с рядом пограничных государств, тесного Военно-Экономического союза, включающего в себя глубокую военно-экономическую и политическую интеграцию. По сути, речь идёт о начале пути к экономической и политической интеграции уровня ЕС.
Минимизация западного идеологического доминирования по границам РФ, особенно среди стран из бывших республик СССР, с одновременным ростом там своего идеологического влияния. В идеальном случае установление своего идеологического доминирования и начало пути к территориальному объединению в рамках новой Российской империи. Нам необходимо предложить народам и правящим группам этих государств позитивную перспективу и надежду на лучшую участь связанные с Россией как лидером и гарантом. В указанную идеологическую орбиту обязательно вовлекаются Белоруссия, Украина и Молдавия.
Проведение территориальной экономической и политической диверсификация государства. Здесь, в преддверии войны с коллективным Западом, необходимо провести ряд мероприятий позволяющих отодвинуть первоначальную линию столкновения от наиболее важных, ключевых политических и экономических точек РФ. Требуется повысить связность территории государства, с одновременным распределением по ней наиболее важных производств, технологических и научных центров, с миграцией населения на восток.
Поскольку статья А. Ильницкого и А. Лосева посвящена преимущественно внутренним вопросам, то и мы остановимся на конкретных предложениях по решении четвёртой, исключительно внутрироссийской задачи.

V

Для экономической и политической территориальной диверсификации России предлагаются, по крайней мере следующие мероприятия

1. Перенос столицы РФ в Азию, на Урал. Это не просто символическое действие. Столица, как сосредоточение власти и центр притяжения государства, опосредует, некоторым образом, сам его характер, предопределяет вектор развития. Вспомним отличие Киевской и Владимирской Руси от Московского царства. А этого последнего от Российской империи с новой столицей — Петербургом. Перенос столицы Римской империи из Рима в Византию знаменовал собою радикальную перемену как характера государства, так и, по сути, истории человечества. Поэтому, если мы желаем выйти за устоявшиеся рамки московско-петербургского псевдоевропейского подражательства и произвести действительно разворот на Восток, без переноса столицы, а значит и центра тяжести государства, за Урал нам не обойтись. Новая Империя, всегда начинается с новой Столицы! Реальные позитивные последствия такого действия неисчислимы.

Только в этом случае, идея А. Ильницкого и А. Лосева, о третьей опоре Российского государства на Сибирь, обретает плоть. Перенос столицы крайне необходим и в видах объединения двух частей экономики, а также для радикального очищения правящей в РФ группы от либерального крыла. Разрыв устоявшихся связей, полное обновление обстановки, изменения всей геополитической структуры государства, приведёт к перестройке отношений и баланса внутри правящей в группы.

Кроме всего прочего, сегодня Москва сильно перегружена, она не просто столица — политический, но и деловой, культурный, финансовый, научный, промышленный, образовательный, спортивный и прочая центр. Имеющийся гиперперекос в финансовом, политическом, социальном плане уродует структуру государства.

Перенос столицы на Урал стабилизирует ситуацию в республиках Поволжья. Усилит политическое, культурное и экономическое влияние на Казахстан и Среднюю Азию. Даст толчок развитию транспортной инфраструктуры. Отдалит политический центр от первичной линии фронта в Европе. Существенно облегчит объединение с Белоруссией и Украиной, давая им иллюзию большей независимости и евпропейскости. Правящие там группы могут серьёзно примерять на себя роль эдакого культуртрегера европейской культуры в «дикой» Евроазиатской Российской Империи. Пусть себе, нам нужны мизинные люди, их низовая родная нам культура, их навыки и знания, а также территории. Что о себе воображает «элита», например, Украины нас должно мало интересовать, лишь бы не суетилась и не бегала продаваться в Европу или США.

2. Принципиальное изменение философии, структуры и практики межбюджетных отношений. Сегодня она представляет собой отношение метрополии — Москвы, с колониями — остальной территорией государства. На таком основании ни объединение экономик, ни, тем более, создание империи невозможно. Необходимо ослабление финансовой централизации, передачи достаточных денежных средств на места. Перенос столицы, здесь опять занимает важнейшее, если не центральное место. Требуется принципиальное изменение в подходе к восточной части России, к людям её населяющих, к экономическим резидентам востока, в строгом соответствии с буквой и духом Концепции национальной безопасности РФ: «расширение использования инструментов государственно-частного партнерства для решения стратегических задач развития экономики, завершения формирования базовой транспортной, энергетической, информационной, военной инфраструктур, особенно в Арктике, Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, развития Северного морского пути, Байкало-Амурской и Транссибирской железнодорожных магистралей»

3. Создание государственной корпорации по развитии Сибири и Дальнего Востока — ГК «РосВосток». Основная цель корпорации: истинное освоение и включение территорий востока России как её полноценных политических и экономических элементов. Финансирование проектов госкорпорации происходит за счёт средств накопленных через бюджетное правило и средств профицита государственного бюджета. Необходимо повысить связности территории государства, стимулировать рождаемость и миграцию населения на восток. Перенести туда же производства, в том числе органов принятие решений крупнейших компаний и госкорпораций — диверсификация, рассредоточение, связность. Настоящей государственной задачей госкорпорации «РосВосток» должно стать удвоение населения России за Уралом за 15 лет (на Дальнем Востоке — утроение), а также увеличение экономического потенциала этого региона в 5 раз за тот же период. И снова, без настоящего принципиального действительно знакового решения — переноса столицы России за Урал, здесь не обойтись.

Источник: Вече

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Основы и методы формирования идеологического базиса современной России