lll

Начнём с проблематизации нашего утверждения о В.В.Путине, как гениальном политическом пловце по течению: сравним цифры экономических показателей РФ, озвученные В.В.Путиным в 1999 году, накануне его первого президентства, с теми, что сложились на начало его четвёртого президентского срока, к 2017–2018 годам.
Статья В.В.Путина открывается сравнением размеров ВВП РФ (видимо, за базу взят 1998 год) с ВВП США и КНР. На тот момент ВВП РФ по паритету покупательной способности (ВВП по ППС) был меньше чем США в 10 раз, а КНР в 5 раз. По итогам 2018 года отставание ВВП РФ по ППС от США составило чуть более 5 раз, от Китая в 6,4 раза. Не самые плохие результаты.

Но если проанализировать динамику изменения величины ВВП по ППС РФ по годам, то легко обнаружим, что пока растут цены на нефть и на сырьевые торгуемые РФ товары, растёт и ВВП.

После кризиса 2008–2009 годов, когда цены на нефть сначала упали, а потом показывали существенно меньшую положительную динамику, резко сбавил и темп роста ВВП РФ.

Тогда же вновь началось отставание РФ не только от КНР (мы ни разу даже не приблизились к их темпам развития), но и от США. Хотя, примерно до 2009 года, разрыв с ними, по размеру ВВП, сокращался.

После второго кризиса (2013–2014 годов), произошёл новый слом тренда роста ВВП РФ. Теперь развитие шло медленнее среднемирового. Эта картина сохраняется и в 2019 году.
Далее В. В. Путин констатировал, что в 1998 году доля «сырьевой составляющей» в ВВП РФ (топливной промышленности, электроэнергетики, чёрной и цветной металлургии) достигала 15%, а в экспорте превышала 70%. Что наблюдаем в 2018 году? По данным аналитического центра правительства РФ, вклад указанных отраслей промышленности в ВВП РФ — 16%, в экспорт более 72%. Т. е. структура экономики и экспорта РФ за прошедшие годы даже несколько ухудшилась. Что подтверждает предыдущего выводы об опосредованности роста ВВП РФ в течение всего последнего 20-летия конъюнктурой рынка сырья.

Затем, В.В.Путин сетует на крайне низкую производительность труда в РФ. По его словам в 1998 году она была на 20–24% ниже аналогичных показателей США. Вновь обратимся к информации от аналитического центра при правительстве РФ (http://ac.gov.ru/files/publication/a/13612.pdf). Он приводит данные Международной организации труда и ОЭСР, согласно которым производительность труда в РФ стабильно, на протяжении не менее 10 лет (с 2005 — 2015 годы), отставала от среднемирового уровня на 27%, от ЕС на 80%, от G20 на 41%. Т. е. темп прироста производительности труда в РФ был близок к среднемировому показателю, что ставит вопрос о способности правящей в РФ группы обеспечить темпы развитие экономики России, опережающие среднемировые, вне сырьевого сектора.
Из анализа данных за 20 лет (по динамике роста ВВП по ППС, изменению структуры экономики и структуры экспорта, динамике производительности труда) вытекают два важнейших заключения (мы конечно здесь «не открываем Америку», а подводим факторологический фундамент под предложенный нами выше ответ на вопрос «Who is Mr. Putin?»).
Во-первых, экономический подъём начала 2000-х годов в РФ определялся почти исключительно внешней конъюнктурой рынка сырья и товаров низкого передела. Он не связан ни с модернизацией или новыми производствами, ни с технологическими прорывами, ни с новыми высокопроизводительными рабочими местами, ни с управленческими решениями, ни с экономическими реформами, ни со структурной перестройкой экономики. Т. е. имелся чисто экстенсивный рост, обусловленный внешними благоприятными факторами. Он не опосредован управленческими решениями президента, правительства и Думы.
Во-вторых, без решения вопроса о радикальном изменении структуры экономики и повышении производительности труда рассчитывать на экономический рост выше 1–2% процентов в год, в случае стагнации рынка сырья и экспортных товаров низкого передела, не представляется возможным.
И действительно, последние пять лет, когда конъюнктура рынка стабилизировалась, и роста стоимости основных сырьевых товаров экспорта РФ почти не происходит, рост экономики колеблется в пределах 1,5 — 2,5%. В первом квартале 2019 года рост ВВП РФ не дотянул и до 1%. Сравните (рис. 4) со среднемировыми 3,4–3,6%, по КНР — 6–6,8%, по США — 2,7–3,1%. Хуже того, при такой структуре экономики и экспорта мы обречены быть заложниками внешних обстоятельств и конъюнктуры, а не формировать мировые рынки. Мы всегда будем в уязвимом положении с технологически деградирующей экономикой.
Далее, в статье В.В.Путина, говориться, что к 1998 году доля оборудования, со сроком службы менее 5 лет, сократилась до 4,5%, а доля оборудования эксплуатируемого более 10 лет превысила 70%. Отмечается, что такое положение существенно влияет на технологический уровень конечной продукции.
Каковы итоги 20 лет? В 2017 году, по данным Росстата, степень износа основных фондов предприятий достигла 47,3%., тогда как в 1998 году она была 41,6%. В отдельных отраслях этот показатель достигает 55 и даже 60%.

И здесь резонен вопрос о доле валового накопления в ВВП, поскольку именно этот параметр позволяет оценить насколько интенсивно идёт модернизация производства. В 1998 году он составлял 19%, а в 2018 году поднялся до 20,4%. Т. е. вроде имеется положительная тенденция. Но если вспомнить «Концепцию долгосрочного развития РФ» написанную в 2008 году, то этот показатель должен к 2015 году достигнуть 30%, а к 2020 быть уже не менее — 36%. Согласно более поздним «Майским указам» 2012 года, к концу третьего президентского срока В. В. Путина доля валового накопления должна была вырасти до 25%. Но, последние восемь лет она не увеличивается, происходят лишь колебания между 20 и 21,7%. Для сравнения, доля валовых накоплений в ВВП интенсивно растущих экономик составляют (данные за 2016 году): КНР — 45,9%, Индия — 32,4%, Ю. Корея — 29,3%. Тут даже цифровизация не поможет.
Без роста доли валовых накоплений до 30–35% невозможно серьёзно говорить об ускоренной модернизации или удвоении ВВП РФ, вхождении в пятёрку самых экономически мощных экономик мира и т. п., не единожды озвученных В. В. Путиным «стратегических» экономических целях.

Думается, что одна из главных причин низкой доли валового накопления — непрекращающийся вывоз из страны капитала. С 1999 по 2018 год, без учёта вывоза прибыли и средств Фонда национального благосостояния, он оказался близким к 750 млрд. долларов США, а с их учётом существенно превысит 1 трлн.

Возникает вопрос, если столь значительный объём генерируемых в РФ финансовых ресурсов тем или иным образом утекает за рубеж, то на какие средства правительство и президент собираются обеспечить интенсивный и ускоренный рост экономики РФ?

А ведь В. В. Путин верно замечал, что незначительность инвестиций одна из главных причин низкого уровня высокотехнологического экспорта гражданского характера РФ. В своей статье он писал, что в 1998 году доля нашей страны в мировой торговле такой продукцией, по его словам, была менее 1% (наши данные 0,34%). Тогда как доля США достигала 36% (наши данные, более 17%), а Японии 38% (наши данные, более 11%). Добавим от себя, доля КНР на этом рынке составляла тогда 3,6%.
В 2016 году, эта доля РФ на рынке высокотехнологических товаров осталась столь же незначительной, что и 20 лет назад — 0,39%. Доля КНР выросла до 25,1%. На втором месте находится Германия — 9,29%. На третьем месте США — 7,24% (при этом у них существенно возрос экспорт услуг). На 2018 год объём экспорта высокотехнологической продукции из РФ (9 млрд. $) отставал от США 12 раз (110 млрд. $), от Германии в 19 раз (172 млрд. $), от КНР в 55 раз (504 млрд. $), Отметим, что за эти 20 лет, упала и относительная величина высокотехнологической продукции в экспорте РФ, как промышленном с 16,7 до 13.7%, так и в общем его объёме с 3,71% до 2,35%. Т. е. ухудшилась структура экспорта.
Что не удивительно, ведь процент расходов на НИОКР в ВВП за два десятилетия не изменился. В 1998 году был чуть выше 1%, в 2016 году достиг 1,1%. Даже «реформа» Академии наук не сдвинула ситуацию с места. При том, что среднемировое значение этого показателя составляет 2%, в странах ОЭСЭР более 2,3%, у США — 2,7%, в Германии — 2,8%.
Такие сравнения можно продолжать. Но почти всюду получим схожие результаты по динамике каждого принципиально важного пункта экономической и социальной политики РФ последних 20 лет.

Справедливости ради отметим, что благосостояние населения РФ, в сравнении с первым после кризисным 1999 годом улучшилось. Реальные располагаемые доходы россиян росли непрерывно вплоть до 2013 года

Правда, с 2008 года (со времени первой волны кризиса) их рост резко, более чем в 3 раза, снизился. В 2013 году произошёл второй перелом, динамика доходов стала отрицательной и за 6 лет они упали на 11% . В 2016 году, цены на нефть начали снова расти. Вслед за ними изменился наклон линии доходов населения. Однако, несмотря на положительную динамку нефтяных цен, ни доходы населения, ни экономика не растут. В настоящее время реальные располагаемые доходы населения находится на уровне 2009–2010 года.

С этого же, 2013 года, начался постепенный рост доли населения с доходами ниже прожиточного минимума, т. е. опять стала увеличиваться бедность. И это при том, что В. В. Путиным, как президентом РФ, поставлена задача об её уменьшении в 2 раза до 2025 года.

Такое однозначное и союзное изменение тренда динамики реальных располагаемых доходов населения, происшедшее за последние 10 лет трижды и всегда совпадавшее с изменением тренда на цену торгуемых РФ на международных рынках сырьевых товаров, с учётом преобладания в экспорте сырьевых товаров, позволяет утверждать, что практически весь рост благосостояния населения в 2000—2008 гг., как и рост ВВП, обусловлен

исключительно благоприятной конъюнктурой на международных сырьевых рынках. Здесь нет заслуги правящей в РФ группы. Более того, за период с 2008 года по сию пору, т. е. за 10 лет, ею ничего не было предпринято для исправления данной ситуации. Хуже, для её осознания! Хотя слова о необходимости сползания с «нефтяной иглы» звучали из уст как президента, так и других высших руководителей государства в течение всех 20 лет.


Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Who is Mr. Putin? Mr. Putin is… Главы 4,5