IV

Цифры по динамике экономического развития РФ подтверждают наш тезис о Путине как гениальном пловце по течению. Он вырулил из водоворота 90-х. Но куда теперь плыть не знает. Причём вырулил-то он ещё в 2004–2005 годах. И все последующие годы мы топчемся на месте, теряя время, не решаясь, не зная, что предпринять. Рафинированный пример отсутствия не только стратегии, но и позитивного образа будущего РФ у правящей группы являет собой длящаяся несколько десятилетий эпопея с реформой пенсионной системы. Вся она образчик стратегической анорексии «лидеров» РФ. Решения принимаются спонтанно, без каких-либо планов, без серьёзной проработки, с неясными сторонним, не связанными с сутью пенсионного обеспечения, целями. Доказательства?

Сегодня у всех на памяти увеличение возраста выхода на пенсию принятое Госдумой и утверждённое президентом в 2018 году. Но В. В. Путин в течение всех предшествующих 18 лет нахождения у власти твёрдо и последовательно выступал против повышения пенсионного возраста. О чём не единожды провозглашал с трибуны. Перед последним избранием в президенты, В. В. Путин также ни словом не обмолвился о грядущих тяжёлых переменах в судьбах миллионов граждан. И вдруг, в течении двух месяцев после выборов, он столь радикально и решительно изменил своё мнение. В чём же причины этого?
Сам факт объявления о реформе во время чемпионата мира по футболу и то каким образом оно было произведено показывает неуверенность инициаторов в себе и в своих предложениях. Они как бы пытались быстро проскочить неудобную для них развилку. Когда же, тем не мене, началась содержательная дискуссия, то сразу выяснилась крайняя шаткость их аргументов.
По сути, кроме необходимости экономии бюджетных средств и ссылок на опыт некоторых европейских государств, ничего вразумительного представлено не было. Но уже после утверждения В. В. Путиным несколько скорректированной реформы выяснилось: во-первых, что бюджет РФ имеет огромный профицит, вкладываемый в убыточные зарубежные бумаги, и он не нуждается в такого рода экономии; во-вторых, реформа не приведёт к сокращению бюджетных затрат на пенсионное обеспечение; в-третьих, ряд европейских стран, изменили ранее принятые решения о повышении пенсионного возраста, уменьшив его. Спрашивается, для чего реформа затевалась и осуществлялась?
Но кроме данной странной реформы, на пути изменения системы пенсионного обеспечения были следующие «эволюции»:
2002 год — введена накопительная часть пенсии. Спустя три года, в 2005, она, для части граждан отменена. 2013 год, вторая попытка реанимировать страховую часть пенсии. Однако, спустя уже два года начисления страховых пенсионных взносов вновь заморожены. А указом В. В. Путина такая ситуация продлена до 2021 года. Сегодня в правительстве активно обсуждается третий заход к страховой пенсии.
2005 год, в ведение Пенсионного Фонда России (ПФР) начинают передаваться различные социальные функции и выплаты, совершенно не связанные с пенсионным обеспечением, например, администрирование и выплата материнского капитала. Сегодня предлагается их убрать.
2010 год, ПФР, вместо налоговой службы, назначен администратором пенсионных взносов и выплат в фонд обязательного медицинского страхования. В 2017 году эти функции возвратили назад в налоговую службу.
Методика расчёта пенсии менялась за последние 20 лет не менее 4-х раз. Столько же менялся размер отчислений в ПФР с доходов граждан и условия предоставления пенсий.
В 2013 году была утверждена новая, «окончательная» формула расчёта пенсии, введён индивидуальный пенсионный коэффициент. Сегодня обсуждается изменение этой формулы и принципов её формирования.
Ничего кроме метаний, принятия и тут же отмены решений, мы здесь не наблюдаем. В результате все запутались. Сегодня никто не понимает, сколько денег ПФР нужно сегодня или через пять лет, и как всё-таки начисляются пенсии. Притом, что в РФ имеются несколько параллельных государственных пенсионных систем и огромное число льготников.
Свежим примером растерянности и страха в принятии стратегических решений, примером абсолютного непонимания, что делать с экономикой РФ, является ситуация с Фондом национального благосостояния. Он был создан с мотивами отсечения от экономики России «излишних», по мнению правительства, доходов государства и формирования некоторого стабилизационного резерва параллельного резервам ЦБ РФ.
В 2019 году размер Фонда превысил 8 трлн. рублей (более 7% ВВП, или более 115 млрд. долларов США), вложенных преимущественно в иностранную валюту и иностранные ценные бумаги. Теперь часть этих денег, около 1,8 трлн. рублей, можно расходовать внутри страны. Но ни в правительстве, ни в Думе, ни у президента нет никаких вразумительных идей, куда их тратить. Более того, все как-то подзабыли, что Фонд национального благосостояния был создан для поддержания сбалансированности бюджета ПФР! Иначе, Фонд создан именно для того, против чего выступали сторонники повышения возраста выхода на пенсию.
При наличии гигантского профицита бюджета 2018 и 2019 годов, огромных нераспределённых остатков средств на счетах правительства, оно повысило налоги и увеличило пенсионный возраст под предлогом экономии средств бюджета.

V

Итак, за два десятилетия, под руководством В. В. Путина удалось затормозить падение экономики, начавшееся с развала СССР и либеральных реформ 90-х. Вырос уровень жизни населения. Но ни о каком интенсивном экономическом росте, не говоря уже о возрождении промышленности или изменении структуры экономики, говорить не приходится. Министр экономического развития РФ Максим Станиславович Орешкин, докладывая в мае 2019 года президенту об итогах первого квартала 2019 года, похвалился самым значительным с 2012 года ростом экономики на 2,3%, Он также высказал уверенность, что по итогам 2019 экономика РФ вырастет по крайней мере на 1,3%. На 1,3%, Карл?! Мир растёт на 3%, а мы радуемся 1%! И ведь нет ни кризиса, ни войны, ни дешёвой нефти…
Ещё в 1999 году В. В. Путин осознавал эту проблему во всей её полноте и значимости: «Сейчас перед Россией во весь рост встал вопрос о том, что же делать дальше. Как заставить заработать на полную мощность новые, рыночные механизмы? Каким образом можно преодолеть все еще дающий себя знать глубокий идейный и политический раскол в обществе? Какие стратегические цели может консолидировать российский народ? Каким мы видим место нашего Отечества в мировом сообществе в XXI веке? На какие рубежи экономического, социального, культурного развития мы хотим выйти через 10, через 15 лет? В чем наши сильные и слабые стороны? Какими материальными и духовными ресурсами мы сегодня располагаем? Вопросы, которые ставит сама жизнь. Без ясного и понятного всему народу ответа на них, мы просто не сможем двигаться вперед…».
Далее,тразвивая эти мысли указывал, что одним из важнейших уроков, которые надо извлечь из опыта 90-х это то, «что на протяжении всех этих лет мы двигались как бы ощупью, наугад, не имея четких представлений об общенациональных целях и рубежах, которые обеспечат России положение высокоразвитой, процветающей и великой страны мира. Отсутствие такой перспективной, рассчитанной на 15–20 и более лет стратегии развития, особенно остро ощущается в экономике. Правительство твердо намерено строить свою деятельность на основе принципа единства стратегии и тактики. Без этого мы обречены латать дыры, работать в режиме пожарной команды. Серьезная политика, большие дела так не делаются. Страна нуждается в долгосрочной общенациональной стратегии развития. Как я уже сказал, правительство развернуло работу над ее подготовкой».
Но сегодня, по прошествии 20 лет, от произнесения этих прекрасных слов нет ни целей, ни стратегии, ни планов, ни развития. Как было в начале века догнать по ВВП по ППС на душу населения Португалию, максимум Францию, так и сегодня это предел мечтаний.

По данным Всемирного банка, в 1999 году размер ВВП по ППС на душу населения в РФ (Ссылка) был 5 914 $, Португалии — 17 723 $, Испании — 19 907 $. Данные за 2018 году следующие: РФ — 27 147 $, Португалия — 34 065 $, Испания — 40 855 $, Франция 48 877 $. Надо отметить, что в 2012 году РФ почти настигла, долго выходившую из кризиса 2008 года, Португалию. Но тут опять упали цены на нефть и «высота взята не была».

А ведь в 1999 году В. В. Путин писал о необходимых темпах развития РФ для выхода из кризиса и способности сохранить место в мировой «высшей лиге», так: «Подчеркиваю, именно быстрого, поскольку сроки на раскачку стране не отпущены», чуть дальше «Времени на медленное возрождение у нас нет», «…браться за формирование и осуществление долгосрочной стратегии следует как можно быстрее».
Через 20 лет, в очередном послании Федеральному собранию РФ уже в 2019 году, В. В. Путин твёрдо заявляет: «Время спрессовано, я уже неоднократно это говорил, и вы это прекрасно знаете. Запасов времени на дальнейшую раскачку, на утряску и увязки просто нет. Я считаю, этот период мы уже прошли». А по поводу переназначения Д. А. Медведева премьер-министром, при сохранении в правительстве всё тех же лиц, подчёркивает: «Времени на раскачку у нас нет: надо действовать».
Что это? Почему так? Одновременное понимание ситуации и необходимости предпринять конкретные шаги, при полном отсутствии реальных действий. И длится это десятилетиями.
Думаю, кроме указанной выше неспособности к стратегической рефлексии, есть ещё причина. Либеральный миф о «невидимой руке рынка», которая всё расставит на свои места практически без вмешательства человека, как нельзя лучше лёг на сердце В. В. Путину. Выходило, что ничего собственно делать не надо, кроме как держаться генерального направления всеобщей либерализации экономики и всё само собой устроится. Надо только в этом всеобщем течении в «западном направлении» занять лучшую позицию. Пройти, оптимальным образом заранее известный, намеченный другими путь. Пройти без потерь. А уж это В. В. Путин умеет делать лучше большей части не только российских, но и мировых политиков.
Беда всей российской правящей группы, со времён её ушибания Петром I — боязнь самостоятельно и независимо мыслить. Вся история послепетровской России, кроме нескольких небольших и разрозненных периодов, прошла под знаком твёрдой уверенности правящих групп во врождённой «сиволапости» русских.
Современная правящая в РФ группа, в этом смысле, особенно показательна. У её даже нет мечты о серьёзной самостоятельной государственности, и элементарном желании руководить сильным и независимым государством, таковая неизменно присутствовала, например, у всех Романовых.
Серьёзная государственность, по определению, требует наличия и жёсткого отстаивания своих особых национальных интересов. Интересов, не следующих за общемировой повесткой, не вытекающих из неё, а формирующих эту повестку. Оттого в правящей в РФ группе, так боятся слова и мысли об Империи. Например, в рассматриваемой нами статье 1999 года В. В. Путин особенно подчеркнул отсутствие у РФ «имперских амбиций». И позже, в 2005 году писал: «Мы уже никогда не вернемся к постсоветской империи. Такая попытка создала бы огромную нагрузку на экономику, политику, идеологию». Таких высказываний у него в избытке.
С самого начала прихода к власти в 90-х годах прошлого века и по сию пору, правящая группа РФ не замахивалась на лидерство хоть в чём-либо, кроме контроля экономических ресурсов Российской Федерации. Даже концепция энергетической сверхдержавы, была быстро ею оставлена и забыта. Словно бы мы, не имея на то никаких оснований, дерзнули поднять голос среди старших… И сверхдержава — это для РФ слишком. Не знаю может и так, но для России в самый раз.
В. В. Путин, по своему складу ума и способу мышления, почти идеально подошёл на роль «публичного лица» правящей в РФ группы. Он точно один из них. Он вышел из недр новой постсоветской бюрократии. В отличие от Б. Н. Ельцина, самостоятельно, в жёсткой политической борьбе, добившегося настоящей власти и не терпевшем рядом соперников, В. В. Путин первый среди равных.

Но дефицит стратегического мышления и отсутствие образа собственного будущего России влечёт за собой другой недостаток — политическую слепоту, непонимание сути политического, чуждость политическим процессам и как следствие неспособность политически мыслить и выстраивать соответствующие отношения с политическими акторами, как внутри государства, так и во вне. Как результат, эпические политические провалы. Например, происшедшая по итогу Евромайдана, потеря Украины. Катастрофа по масштабам возможных политических и военных последствий сравнимая с падением СССР. И в след за крахом на Украине, дипломатия РФ последовательно движется к краху в Белоруссии.
Вот об этом, о политической слепоте правящей в РФ группы, вторая часть нашей работы.

Источник фото: РИА Новости

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Who is Mr. Putin? Mr. Putin is… Глава 1