II

Итак, с точки зрения подхода к понятию политического, предложенного выдающимся немецким политическим философом и юристом К.Шмиттом, автор сторонник его взглядов, для политического, как области физической и умственной активности человека (наряду с иными областями: экономикой, эстетикой, моралью), характерны две особенности:
во-первых, наличие собственной предельной дихотомической категории политического. Иначе: можно выделить такую предельную пару полярных понятий, к которым, в отсутствии или при вычищении иных целей и мотивов, сводятся все политические действия и мотивы политических акторов. Эта пара суть, политический или действительный враг и друг. Аналогично, для экономики предельной дихотомической категорией являются: рентабельное — не рентабельное, для эстетики: прекрасное — безобразное, для этики: моральное — аморальное или нравственное — безнравственное и т. д. Таким образом, политический враг, это не нравственно или эстетически безобразный актор, это не экономический конкурент, а тот с кем, в случае серьёзного конфликта, невозможно установление мира и совместное политическое проживание. Политический враг — экзистенциальный враг. В предельном случае он абсолютный враг.
Поскольку только идеология маркирует, какие политические отношения и действия считаются правильными и приемлемыми, а какие нет, то выявление и определение политического врага возможно только на основе идеологии — системе идей и представлений, которая обосновывает существующее или предлагаемое распределение, структуру и воспроизводство власти в обществе. Те кто эти идеологические принципы разделяет — есть политический союзник. Кто, по тем или иным причинам, не разделяет — политический враг.
Из, во-первых следует, во-вторых. А именно, чисто политические отношения могут быть только внешнеполитическими, т. е. отношениями между суверенами. Наличие серьёзной идеологически насыщенной политики внутри государства, т. е. в действительной своей сути — политической вражды, неминуемо приводит общество к гражданской войне. Следовательно, внутренняя политика устойчивого государства всегда строится на идеологическом консенсусе большей части значимых политических, социальных и идеологических групп.
Политический консенсус достигается отнюдь не предварительно достигнутой договорённостью, каковая в идеологических, а значит и в чисто политических вопросах невозможна. Например, отношение к первенству частной или, напротив, общественной собственности на средства производства, проводит идеологическую и, следовательно, политическую границу между сторонниками буржуазного и социалистического общественного строя.
В государстве, да и в обществе, идеологического и политического консенсуса добиваются посредством предварительной маргинализации серьёзного политического противника, вплоть до его физического уничтожения. Иначе, в одном государстве, если мы хотим видеть его устойчивым, не могут одновременно иметь серьёзную поддержку, обладать серьёзным влиянием на массы политические силы, имеющие антагонистические идеологии. Например, сторонники национального украинского государства и русского мира.

Серьёзное противостояние политических идеологий не может быть разрешено мирным образом. Поэтому в политически устойчивом государстве доминировать и принимать окончательное политическое решение (т. е. иметь право применять насилие) могут только приверженцы одной идеологии или мировоззрения.
Чтобы не говорили либеральные поборники политической свободы, плюрализм в политике всегда ограничен рамками общегосударственной идеологии. Например, либеральной, в рамках которой серьёзная постановка вопроса о создании коммунистического государства будет пресечена самым жёстким и радикальным образом. Если подавления политических врагов достигнуть не удаётся, то государство погружается в политический ад, выход из которого возможен только когда одна из сторон сумеет установить идеологический и политический диктат и, с помощью насилия, легализуемого государством, маргинализует или физически уничтожит всех значимых антагонистических политических противников.
Исторических примеров не счесть. Борьба сторонников буржуазного республиканского правительства во главе с А.Ф.Керенским и большевиков в 1917 году, через Октябрьскую социалистическую Революцию и гражданскую войну, завершилась установлением абсолютной политической власти ВКП(б).
Веймарская республика показала пример одновременного противостояния трёх мощных политических сил, у каждой из которых были свои боевые организации: сторонников социал-демократического пути в лице бойцов рейхсбаннера и «Железного фронта»; приверженцев националистических и монархических взглядов, типа боевиков из «Стального шлема» и отрядов фрайкора, которые, в конечном счёте, в значительной своей части влились в фашистские организаций, а также собственно фашистские «Штурмовые отряды» Эрнста Юлиуса Гюнтера Рёма; наконец, последователи коммунистических взглядов объединялись в боевых организаций типа «Пролетарских сотен» и «Союза красных фронтовиков». Это противостояние, длившееся по сути всю недолгую историю Веймарской Германии, закончилось установлением фашисткой диктатуры, с последующим уничтожением всех «несогласно мыслящих».
Наконец наше недавнее прошлое. Политическая борьба группы президента РФ Б.Н.Ельцина против большей части депутатов Верховного Совета, придерживающихся противоположных взглядов на продолжение реформ и организацию власти в государстве, завершилось штурмом здания «Белого дома» в Москве и разгоном Верховного Совета. В результате была уничтожена вся структура советской власти, разработана и принята новая гиперпрезидентская конституция РФ, полностью переформатированы законодательные и исполнительные государственные органы, из которых был изгнан весь дух советского.
Таким образом, политическая цель должна содержать в себе, чёткое обозначение, по крайней мере, политического врага и этот политический враг есть идеологический враг.
Сравним, в этом ключе, на США и РФ.

Источник фото: Российская газета

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Who is Mr. Putin? Mr. Putin is… Глава 3