У нас, в Забайкалье, тоже по-своему. И служат дома, и сидят дома. Перевод — в армии служат рядом с домом, сроки наказания отбывают недалеко от дома. Воинских частей много и тюрем со времён каторги достаточно. Кстати, и отдыхают тоже дома. Лечебных мест для дикарей, санаториев и курортов, минеральных вод и грязей — тоже завались.

Вот так и живём. И вспомнил я по этому случаю о блокчейне нашего колхоза. Вот дал название и задумался — правильно? На самом деле речь пойдёт о децентрализованной валюте образца 1960-х годов, чего и в мыслях ни у кого нет, а на самом дело было. Но ведь блокчейн тоже относится к системе децентрализации денежного эквивалента. Оставим название…

Событие это отмечено даже в учебниках по экономике. В дебрях текста можно обнаружить слово «базаронка», а в самом тексте авторы удивляются товарно-денежным операциям, имевшим место на территории Ононского района Читинской области в 1960-е годы, когда в стране не хватало хлеба, и, по выражению народа по краям «была кукуруза, а в середине Никитино пузо». Видимо, народный герб, так сказать, символ жизни и состояния народа.

Поясняю — пузо Никиты Сергеевича Хрущёва, реформы которого в сельском хозяйстве приводили к удручающим обстоятельствам, когда деревня буквально голодала. Ну не могли на Крайнем Севере выращивать кукурузу, а в средней полосе России ловить минтай…

Но в колхозной столовой нашего села хлеб в те годы был бесплатным. Для всех. Заходи, садись, наливай чай, бери хлеб с подносов. Что же за система работала в колхозе, где жизнь была совершенно другой, чем в других местах?

Системой был председатель правления колхоза «Гигант» Балдан Базарович Базарон. Как я понимаю сегодня, человеком он был чрезвычайно сметливым и мудрым, интеллигентным и целеустремлённым. Это не просто слова газет времён социалистического реализма, а подлинные качества Балдана Базаровича, благодаря которым в годы денежных реформ и всеобщего упадка сельского хозяйства наше село благоденствовало, а вместе с нами — и весь район.

Балдан Базарович децентрализовал имевшийся на то время денежный эквивалент на некие талоны, которые в народе называли «базаронками». Отпечатаны они были в типографии районной газеты, где редактором работал Иван Иванович Бутин. Представьте читателей, которые каждый день читали в газете — редактор И. Бутин.
Каких номиналов были талоны не помню, слишком мал был возрастом для таких пониманий, но помню, что «базаронками» можно было отовариться даже в магазинах райпо (районной потребительской кооперации).

Колхоз наш при Балдан Базаровиче расцветал. Сегодня мне понятно, что коллективное хозяйство — это такое же акционерное общество, если убрать идеологическую составляющую, то получится идеальная структура не только для российского села, но и для всего мира.

Хотя структура, с имевшейся н то время идеологией, была настолько сильной, что сломать её не могут до сих пор. Возможно, это был единственный в истории человечества пример, где людей сплачивали в коллективы, в которых воспитывали человека с рождения, поэтапно, до тех пор, пока он не приобретал культурные и нравственные качества, позволяющие ему быть полезным себе и обществу. Будущее человека было гарантировано. А сейчас?

Вот уже много лет я вижу детей, которые нанимаются на работы, колют в деревнях дрова, убираются во дворах, разбирают крепкие здания колхозов на кирпичи с тем, чтобы продать их предпринимателям.
Мне трудно смотреть на них, и тогда я вспоминаю себя и колхозную столовую, где был бесплатный хлеб. И Балдана Базаровича Базарона, который правильно понял суть коллективного хозяйства и претворял эту суть в жизнь.

В начале 1980-х годов в редакции газеты города Нерчинска я повстречался с Иваном Бутиным. С тем самым И. Бутиным. Оказалось, что за печатание «базаронок» он получил 8 лет строгого режима в исправительно-трудовой колонии. Отбыв срок в Нерчинске (где же ещё!), он работал в редакции местной газеты.
-Базарон был голова. Я к нему не имею никаких претензий. Правильный был человек, — сказал мне тогда при встрече Иван Иванович.

Балдан Базарович за децентрализацию государственной валюты тоже был осужден, но условно. Высокое начальство его ценило и даже побаивалось.

Позже я узнал, что никаких высших и наивысших образований у Балдана Базаровича не было. Помню его умные глаза и сверкающую лысину в президиумах собраний, на которые сгоняли нас, сельских ребятишек. И мне, третьекласснику 1965 года, мучительно хотелось выстрелить из резинки (рогатки на пальцах) жёванным клочком бумаги эту лысину и выяснить мучивший меня вопрос: отрикошетит ли пулька?

Спасибо, Балдан Базарович, за бесплатный хлеб и децентрализацию.

Источник: «Голос»

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Нерчинская каторга