Несмотря на то, что митинг был заявлен до двухсот человек, а погода была холодной и дождливой, людей собралось намного больше, и под резолюцией подписалось порядка пятисот.



Мероприятие длилось около двух часов, простые жители просили микрофон, чтобы рассказать о наболевшем...

В настоящий момент, по словам Сергея Бартеля, идет расширение границ Прибайкальского национального парка. На первый взгляд, это хорошо, это борьба за сохранение природы. Проблема в том, что на этой территории давно живут люди, а на заповедные земли законом накладываются очень строгие ограничения: там нельзя строить, организовать инфраструктуру, нормально вести хозяйство. Государство изымает участки у их законных собственников, ничего не предлагая взамен. Разумеется, ольхонцев до глубины души возмущает, что их хотят выжить с родной земли, лишая имущества по требованию суда или просто создавая невыносимые условия.





3 июня был уже второй по счету митинг, первый, посвященный этой проблеме, состоялся в декабре. Около 5 лет назад земли сельскохозяйственного назначения, которых в Ольхонском районе много, решили включить в территорию Прибайкальского национального парка, и начались массовые иски.

Ситуация получилась абсурдная: люди купили или получили в наследство участки, Росреестр и нотариус проверили документы и выдали свидетельства о праве собственности, а потом прокурор по решению суда ольхонцев этих прав лишил. Конечно, это вызвало общественный резонанс.

Сейчас поступила информация, что в границы Прибайкальского национального парка решено включать не только сельскохозяйственные земли, но и территории населенных пунктов. Прокуратура говорит жителям, что просто придется собирать больше документов, однако, по словам Бартеля, это лукавство, ведь на особо охраняемых природных территориях нельзя выстроить инфраструктуру. Уже сейчас в районе не возводятся объекты социального назначения: детские сады, школы, дороги. Разумеется, на возможностях ведения бизнеса это тоже сказывается. Район всегда занимался животноводством, в настоящий момент у фермеров и земель меньше, и выпас скота затруднен. Если корова зайдет не на ту территорию — ее даже имеют право отстреливать.
Последний раз месяц назад сотрудники Нацпарка (даже не прокуратуры или полиции!) ходили по домам, проверяли документы на землю и постройки.

Напрямую власть никакой альтернативы жителям не предлагает. Законодательным собранием месяц назад рассматривался вопрос о том, чтобы предоставлять им участки в других районах Иркутской области, но это пока только в теории. Да и сами ольхонцы переезжать не хотят: они посвятили острову всю жизнь, тут похоронены их предки.

Резолюция митинга, по словам Бартеля, разойдется по адресатам, прежде всего будет отправлена президенту. Однако основной целью является привлечение общественного внимания, потому что структуры, скорее всего ангажированные какими-то олигархами, ведут информационную атаку. СМИ показывают лишь незаконные постройки и мусор на побережье Байкала, местные жители хотят рассказать о проблеме с другой стороны.





«По уму Нацпарку можно выделить и другую землю, прежде всего леса, но Ольхон — территория лакомая. Видимо, было принято системное решение поставить людей в невыносимые условия и выжить из родных мест, хотя район и без того депрессивный, работы практически нет.

Прежде ольхонцы занимались животноводством, рыбной ловлей, туристическим бизнесом. 2 года назад вылов омуля был запрещен из-за уменьшения популяции, причем ситуация доходила до заведения уголовных дел. А ведь местные занимались этим издавна.

Конечно, на Ольхоне, как и везде, имеются проблемы по части санитарии. Можно было бы научить людей исполнять четко установленные правила, но сейчас правило одно — вида „Все запрещено“, и карают жестко. Например, у человека своя турбаза, функционирующая с конца 90-ых годов, документы в порядке, но приезжает проверка, видит собачью будку и сообщает, что пес фактом своего наличия в природе этой же самой природе наносит ущерб», — подытожил Бартель.

Пресс-служба ПАРТИИ ДЕЛА

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Эксперт о финансировании нацпроекта «Цифровая экономика»: «Капля в море»