На днях организаторы «Тракторного марша» во главе с Алексеем Волченко провели пресс-конференцию, на которой рассказали о том, как обстоят дела у протестовавших фермеров. В прошлом году они с помощью своей акций привлекли внимание к проблеме захвата земель агрохолдингами в Краснодарском крае. Предприняли участники марша попытку «пойти на Москву» и в марте этого года. 

Один из лидеров движения Алексей Волченко рассказал «Накануне. RU», удалось ли фермерам добиться от властей решения своих проблем, как он относится к «собратьям по протесту» — дальнобойщикам и почему решил поддержать «ПАРТИЮ ДЕЛА».  

Вопрос: Как прошло мероприятие? Ходили слухи, что Вы собирались встретиться с представителями ФСБ?

Алексей Волченко: Это запущенная кем-то утка — никаких спецслужб не было. Собрались в станице Каневской фермеры со всей Кубани, рассказали на пресс-конференции о своих проблемах. В СК мы просто написали заявление о том, как у нас отбирают землю. Краевая администрация, сдававшая фермерам участки, ссылается на якобы имеющиеся задолженности по арендной плате и отказывается продлевать договор. А долги там — по две копейки всего.

Вопрос: Почему она это делает?

Алексей Волченко: Думаю, чтобы собрать все земельные участки и продать разом какому-нибудь агрохолдингу.

Вопрос: С чего началось Ваше противостояние с агрохолдингами?

Алексей Волченко: Всё началось в нулевых годах, когда ещё никаких агрохолдингов не было, а был председатель колхоза, который не давал людям выделиться. Делалось это так: сначала желающему выделиться показывали один участок, он начинал его межевать, а ему внезапно говорили, мол, ой, нет-нет, мы передумали, давайте в другом месте. Люди не выдержали, подали на председателя в суд, и началась новая нервотрёпка — процессы шли два года. Мы намеревались провести митинг у здания администрации края, но нас полиция даже из станицы не выпустила. В конце концов при содействии тогдашнего губернатора Ткачёва решить проблему удалось.

Однако тогда выделились не все — кто-то решил оставить землю в колхозе в аренду, а тот передал агрохолдингу «Октябрь». У многих договоры истекли как раз в прошлом году (заключали на 10 лет), а когда фермеры пришли за своей землёй, то холдинг показал им шиш. Заключайте, говорит, ещё на 30 лет. Пошли суды. Агрохолдинг подсуетился — не уведомляя пайщиков, провёл общие собрания с проверенными людьми, и те «решили» передать ему земли. Судьи, в том числе и известная теперь Елена Хахалева, вставали на их сторону. В нашей станице Старовеличковской 1,5 тыс. таких обманутых фермеров.

Вопрос: Действует ли сейчас комиссия для решения земельных вопросов при губернаторе Краснодарского края? Проверила ли Ваши жалобы прокуратура?

Алексей Волченко: Когда в комиссию входили наши представители — Олег Петров, Елена Дрюкова — они пытались заставить её работать. Потом их потихоньку из неё убрали, так что комиссия сейчас существует только на бумаге. Прокуратура же ничего сделать не может, поскольку были вынесены решения судов. К нам приезжал заместитель прокурора Андрей Кикоть и прокурор края Сергей Табельский, но это мало помогло. Обжалования тоже ничего не дали, поэтому мы и организовали в прошлом году «Тракторный марш».

image_big_104004.jpg

Вопрос: Почему обжалования ничего не дали?

Алексей Волченко: Я думаю, что решения по земельным вопросам нижестоящие суды не могли выносить без согласования с высшими инстанциями — интересы крупного бизнеса, замешаны 1,5 тыс. человек. Я сам доходил до Верховного суда — мне от бабушки по наследству достался пай в нашем станичном колхозе «Октябрь». Пришёл его получать, а мне заявляют — у тебя заключён договор аренды. Оказалось, он подписан через две недели после смерти бабушки. Да и перед смертью она не могла его заключить. Когда я на это указал, районный судья ухмыльнулся и заявил: «В нашей стране всё бывает, даже люди восстают из мёртвых и подписывают договоры». Суд я проиграл.

Вопрос: На Ваших сторонников продолжает оказываться давление? Ещё в январе этого года Вы говорили о преследовании некоторых из них.

Алексей Волченко: Да, во время акции практически ко всем участникам приезжали полицейские, местные сельские главы, запугивали, Олега Петрова посадили на два месяца. Сейчас, вроде, всё заглохло.

Вопрос: В одном из своих августовских интервью Вы оптимистично заявляли, что «вас услышали»…

Алексей Волченко: Мы наделись, что нас услышали — Кикоть даже номер своего личного телефона раздал, но когда погрузился в рутину, то понял, что с нашими судами при всём своём желании сделать ничего не сможет. Успешные случаи единичны — к сожалению, в лучшую сторону ничего не поменялось. Я сам ходил на приём к губернатору по поводу одного нашего сыровара — на его сыроварне в хуторе Протичка работают местные станичники, он возит свой сыр в Питер и Москву. Договор на аренду закончился, он не может его продлить. Губернатор обещал помочь, но пока никакой помощи сыровар не дождался.

А компромисс ведь возможен — как это сделали в Кариновском районе, где в одном из поселений глава района, фермеры и крупный бизнес просто сели за стол переговоров и решили проблему. И у нас так можно, ведь выделить хотят лишь тысячу гектар — это не так много со всего-то района.

Вопрос: Протестовавшие параллельно с Вами дальнобойщики заявили, что 15 декабря собираются провести всероссийскую забастовку. А в каком состоянии сейчас находится ваше движение? Собираетесь вновь перейти в «активную фазу»?

Алексей Волченко: Дальнобойщиков мы поддерживаем полностью — наши работы тесно связаны: фермер вырастил урожай, дальнобойщик его повёз по всей стране. Если они дополнительно к своим тратам оплачивают ещё и «Платон», то потом эту переплату перекладывают на наши плечи, поднимая цены на перевозки. А на что уходят деньги — непонятно, потому как лично я не вижу улучшения состояния дорог.

Сами мы пока акции проводить не собираемся — пытаемся решить всё путём переговоров. С нами общалась сенатор Людмила Нарусова, член Совета по правам человека Илья Шаблинский президенту нашу проблему озвучил, так что надежда на урегулирование безо всяких маршей есть. Если не поможет — будем думать. Возможно, сделаем что-то совместно с дальнобойщиками.

Вопрос: Как в целом себя сейчас чувствуют фермеры? Как изменились условия для них за последние лет 10?

Алексей Волченко: Моё личное мнение — тенденция плохая. Если раньше фермеру и техника льготная выделялась, и кредиты дешёвые, и землю он в аренду спокойно мог взять, то сейчас у него, наоборот, всё забирают. Урожай при этом стоит копейки — у меня лежат 200 т пшеницы, которую я не могу продать. Парадокс: и три года назад, и сейчас она стоит 8 руб., а цены на хлеб растут. На всё растут: и на солярку, и на технику, и на запчасти, только урожай стоит всё так же дёшево.

Раньше выделяли погектаровые субсидии, и можно было реально развивать фермерское хозяйство. А сейчас… Один наш крупный фермер, Нина Карпенко (у неё 1,5 тыс. гектар) решила заняться животноводством. Она готова вложить свои десять миллионов, а от администрации края просит просубсидировать постройку сараев и закупку животных. Три года подавала заявку, и каждый раз получала отказы — субсидии получали люди, приближённые, как говорят, к администрации. И, видимо, готовые с ней поделиться.

Я сам подавал заявки на получение субсидий, но получал лишь отписки, что денег, мол, нет. При этом мне один краевой чиновник хвастался, что они вернули в федеральный бюджет 10 млрд руб. неосвоенных.

Вопрос: Почему Вы решили поддержать «ПАРТИЮ ДЕЛА»?

Алексей Волченко: В этом нет ничего удивительного — мы с производственниками в одной упряжке, как и с дальнобойщиками. Лидер партии Константин Бабкин управляет заводом «Ростсельмаш», продаёт комбайны фермерам и всегда высказывается в их поддержку. Фермеры очень загорелись его программой субсидирования сельхозтехники (Программа Правительства № 1432 разработана Советом по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России Торгово-общественной палаты, который возглавляет Константин Бабкин — прим. ред.), мне самому нравятся ростсельмашевские «Niva Effect» и «Vector». Бабкин как никто другой понимает, что если помрёт сейчас средний и мелкий фермер, то загнётся всё сельское хозяйство и производство сельхозтехники. А это тысячи и тысячи рабочих мест, это нормальная конкуренция между производителями. Останутся одни монополисты-агрохолдинги, которые могут как угодно взвинчивать цену, не заботясь о качестве.

Фото: «Накануне. RU»; Nikita Tatarsky/«RFE/RL»

Источник: «Накануне. RU»

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Константин Бабкин: «В регионах России имеется значительный потенциал экономического роста»