В начале этой недели Владимир Путин посетил сельскохозяйственные предприятия в Краснодаре. В ходе разговора с аграриями коснулись и темы сельхозмашиностроения. Участники встречи обратили внимание главы государства на то, что, например, малогабаритная техника в сельском хозяйстве производится за рубежом. На что президент заметил: «Вы знаете, что за последние годы у нас в области сельхозмашиностроения большой шаг вперед… И сегодня качество этой техники не уступает мировым стандартам». Действительно ли это так и какова поддержка государства этому сектору, разбирался корреспондент «ФедералПресс».

Господдержка — топливо для роста

Действительно, последние годы стали успешными для российских заводов сельхозмашиностроения. Так, выпуск агромашин за пять лет увеличился в три раза с 35,5 млрд рублей в 2013 году до 107,2 млрд рублей в 2017 году, а доля отечественных производителей на внутреннем рынке за этот срок выросла более чем в два раза с 24% до 56%.

За последние три года в данном секторе на 22% выросла численность работников (до 37,5 тыс. человек), на 22% увеличилась средняя ежемесячная заработная плата (до 33,8 тыс. рублей), на 61% выросли налоговые платежи в бюджеты всех уровней (до 23,2 млрд рублей).

Также попомним, с лета прошлого года в России принята стратегия развития сельскохозяйственного машиностроения до 2030 года. На первом этапе, к 2021 году, планируется нарастить долю отечественной сельхозтехники до 80%. На втором основной упор будет сделан на развитие экспорта, который должен возрасти до 50% от объема внутренних отгрузок. На третьем этапе, к 2030 году, производство должно вырасти в три раза, а предприятия должны быть загружены, как минимум, до 80%.

Глава комитета по вопросам развития производства сельхозтехники в России Ассоциации «Росспецмаш» Вадим Смирнов указывает, что приоритетами для отрасли являются развитие производства компонентов в России, увеличение поставок за рубеж и расширение географии экспорта, а также развитие конструкторских школ и их вывод на мировой уровень. Всего этого, конечно, не достичь без мер господдержки. И такая поддержка есть.

Как пояснил «ФедералПресс» помощник президента Ассоциации «Росспецмаш» Вячеслав Пронин, сейчас в России действует ряд субсидий, направленных на поддержку приобретения, либо на новые разработки, либо на производство российской техники. Учитывая, что Россия — член ВТО, то все эти меры полностью соответствуют правилам этой организации и не могут им противоречить.

Один из основных механизмов поддержки — это субсидирование скидок на сельхозтехнику по постановлению правительства № 1432. Так, в 2013–2017 годах объем приобретения техники в рамках этого постановления вырос в 34 раза с 766 штук в 2013 году до 26 366 штук в 2017 году.

Почему вредит «либеральный подход»?

Казалось бы, если есть меры поддержки и целая программа, то о чем печалиться российскому производителю? Но печалиться есть о чем. Например, сегодня за счет средств региональных бюджетов субсидируются закупки сельхозтехники иностранного производства. Купить зарубежные агромашины при господдержке можно в более чем 50 регионах. То есть ситуация такова, что производители иностранной техники приходят на российский рынок, получив субсидии от властей в своих государствах, получают поддержку еще и в России.

«Мы, анализируя условия промышленного производства, видим, что во многих странах-конкурентах условия значительно мягче, — комментирует „ФедералПресс“ помощник президента Ассоциации „Росспецмаш“ Вячеслав Пронин. — И ставки по кредитам у них значительнее ниже, и электроэнергия дешевле и вообще есть всемерная господдержка. С этой точки зрения должны быть какие-то механизмы, которые компенсируют это неравенство. Если мы видим, что у наших зарубежных партнеров условия, к примеру, на 20% лучше, чем у нас, то значит, мы должны быть защищены на эти 20%. Это либо пошлины, либо субсидии, в принципе не важно, как выровнять условия. Мы выступаем не за создание каких-то тепличных условий, а за выравнивание условий производства».

Вопрос о том, кого же собственно поддерживает постановление правительства — российского или зарубежного производителя — встал настолько остро, что даже внезапно всплыл в феврале этого года на Госсовете. Председатель совета директоров «Ростсельмаш» Константин Бабкин акцентировал внимание на этой проблеме. «Во многих регионах нет требования на закупку именно российской техники, то есть значительная часть этих средств уходит на закупку техники иностранной. Такая же проблема есть в отношении льготных кредитов Министерства сельского хозяйства федерального. Там нет требования покупать именно российскую технику на эти льготные кредиты. И, по нашим оценкам, за счёт вот такого либерального подхода к распределению государственных денег российские производители теряют порядка 15%».

Кто выиграл от ВТО?

Оказалось, что проблема в правилах ВТО. И хотя Путин поручил кабинету министров проработать вопрос, но министр экономического развития Максим Орешкин заметил, что «там просто ВТО». «Надо, чтобы нам дали посмотреть, чтобы это потом не вызвало последствий с точки зрения ВТО» — ответил он Владимиру Путину. С тех пор новостей по этой проблеме не было. Ситуация подвисла в воздухе. Но все же, если в стране действует стратегия развития сельскохозяйственного машиностроения, то противоречие между ней и практикой очевидно. На что и указывают машиностроители. Здесь же не лишним будет вспомнить и слова министра сельского хозяйства России Александра Ткачева. «Вступая в ВТО, аграрный сектор был против, мы прекрасно понимали, что это будет сжатие рынка, нечестная конкуренция со стороны, в том числе, западных товаров, не будет крупного привлечения инвестиций, по крайней мере, так, собственно, и случилось» — отмечал он ранее. Зато положительно оценил роль санкций и антисанкций в деле роста российского АПК.

Правда, при этом они тоже получают свою выгоду от глобального рынка. На протяжении последних лет экспорт неизменно растет. В 2017 году он составил 7,9 млрд рублей, что на 16% больше, чем в 2016 году и на 36% больше, чем в 2015 году. Например, поставки из России за рубеж сельскохозяйственных тракторов выросли на 63% — до 330 единиц. География поставок отечественных агромашин за рубеж за последние 5 лет охватила 47 стран. Среди основных импортеров российской сельхозтехники в прошлом году были страны СНГ, страны Европейского союза, Монголия и Канада. Например, поставки российской техники за прошлый год в Канаду — выросли в 2,9 раза, в Болгарию — в 2,8 раза, в Венгрию — в 2,7 раза, в Нидерланды — в 2 раза, в Польшу — на 78%, в Словакию — на 73%. Открытие границ — это палка о двух концах.

И хотя фактор субсидирования зарубежной техники для наших производителей неприятный, но все же жить с ним можно. Другое дело, что есть еще и другие вещи. «Это платежеспособный спрос, который напрямую зависит от доходов сельхозпроизводителей. — поясняет Вячеслав Пронин. — То есть если мы сейчас видим, что цены на зерно идут вниз, то понимаем, что это отразится на наших объемах продаж и соответственно производства. Еще один важный момент — курс рубля. Если рубль укрепляется, то снижается весь эффект от господдержки. То есть просто за счет того, что рубль укрепился, продукция наших зарубежных конкурентов стала на 20–40% дешевле и значит привлекательнее. Это позволяет им отвоевывать нашу долю на рынке, которую мы в свою очередь завоевывали потом и кровью».

Источник: РИА «ФедералПресс»

Фото: РИА «ФедералПресс»

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Член Федсовета ПАРТИИ ДЕЛА Юрий Крупнов: Будущее России — на Дальнем Востоке