Как должен меняться экономический курс страны, чтобы и предприниматели и обычные граждане жили лучше? Наш разговор с генеральным директором «Череповецкого литейно-механического завода» Владимиром Боглаевым состоялся сразу после завершения президентской выборной кампании, поэтому экономические вопросы неизбежно оказались окрашены в политические тона.

— Владимир Николаевич, как вы думаете, тот факт, что в результате выборов не произошло непредвиденной ротации, может говорить о том, что и основные направления экономического развития страны так же останутся теми же?

— Да, глава страны сохранил свой пост. Но, по правде говоря, эти выборы для многих активных граждан и оставшихся в стране представителей производственного бизнеса были не столько процессом выражения доверия или недоверия действующему президенту, сколько процессом вынесения доверия или недоверия действующему правительству. И в этой части результат я бы расценил не так однозначно.

Понятно, что при несопоставимой информационной и административной поддержке лидер президентской гонки не мог не оторваться столь значительно от своих соперников. Тем более, что общество в своей массе совершенно не приемлет радикальных, «майдановских» процессов перестройки. Но вот тот факт, что второй по числу претендент, Павел Грудинин, выборная компания которого сопровождалась просто невероятным негативным фоном на всех экранах страны, набрал голосов больше, чем все остальные кандидаты вместе взятые, заслуживает определённого анализа, выводов и прогнозов.

— Владимир Николаевич, вы хотите сказать, что результат Грудинина является вотумом недоверия работе российскому правительству?

— Да, я расшифровываю итоги выборов именно так. С одной стороны, общество не хочет потрясений. Особенно на фоне событий в соседних странах. Предсказуемо желание избежать пугающей неопределённости выразилось в поддержке Владимира Путина.

Но и согласиться с тем курсом развития, который проводит правительство, грамотная часть электората не может. Ведь если убрать шум фанфар и кумач лозунгов, то цифры говорят не о развитии, а о деградации и отставании даже от среднемировых темпов. Причём на протяжении уже нескольких лет.

Естественно, появился запрос на смену экономической и промышленной парадигмы в России. Запрос на реальные результаты в экономике и социальной политике. Без защиты своих национальных интересов в глобальной мировой экономике, приоритета их над международными (транснациональными) интересами эти изменения невозможны.

Думающий и обладающий хотя бы минимальным доступом к информации электорат не может не замечать, тревожных несоответствий.

— Например, каких?

— Список длинный. Приведу лишь часть из него:

  • на фоне призывов к развитию регионов мы наблюдаем массовый исход населения в наши столицы;
  • на фоне деклараций о росте инвестиционной активности и технологическом развитии мы ставим очередные рекорды по выводу капитала и росту машиностроительного импорта;
  • на фоне обещаний снизить степень закошмаривания бизнеса за последние годы в разы выросло количество проверок, контролирующих органов, непредсказуемость и жёсткость налагаемых санкций;
  • на фоне признания необходимости развития среднего и малого бизнеса сегодня надзорными органами введены практически запретительные меры на сотрудничество с ними для крупных предприятий под угрозой налоговых последствий;
  • при разговорах о социальной направленности нашей экономики уровень жизни населения за четыре года упал на 11%;
  • при утверждении о поддержке отечественного производителя уровень реальной налоговой нагрузки на него вырос только за 2017 год более чем на 20%…

Можно продолжать, но мы сегодня не об этом.

— Вы полагаете, этот результат приведёт к перестановкам в правительстве России?

— Я думаю, что именно боязнь этих перестановок и была реальной причиной той информационной травли его на выборном отрезке. Но вот получен результат и с ним надо что-то делать. Нельзя сделать вид, что всё всех устраивает — именно игнорирование сигналов необходимости эволюционных перемен приводит к реакционным методам изменений. Считаю, что процесс эволюционных и даже почти революционных изменений в стратегии дальнейшего развития России может быть положен, предположим, назначением Павла Грудинина на пост премьер-министра РФ.

— Вы действительно считаете, что такого рода перемены сейчас возможны?

— Я считаю, что такого рода изменения необходимы. Скажем, каким бы не был уникально эффективным министр промышлености Денис Мантуров, с этого уровня технологическое отставание преодолеть не возможно. Ресурсы в развитие того или иного направления распределяют на более высоком уровне.

Постоянно расходуя ресурсы страны на мероприятия, которые никак не приводят к положительной динамике и при этом не нести за это ответственности сложно, если не создавать видимость успехов и достижений. Для того, чтобы финансовому блоку было проще оправдывать свои действия именно ему и переподчинён орган статистики, который теперь вынужден подгонять данные под транснациональные запросы. Таких частностей, которые требуют прихода новых Примаковых, очень много.

— Вы хотите сказать, что если завтра тот же Грудинин будет назначен на пост премьер-министра, то эти несуразности будут немедленно устранены и нас ждёт быстрый подъём экономики?

— Давайте не будем слишком наивными. Такое назначение означало бы смену целеполагания. Причём эта смена не может произойти немедленно. За целеполаганием стоит не премьер и даже не президент — за ним стоят заинтересованные группы элит. Так как одномоментно элиты не поменяются, то и целеполагание будет меняться не намного быстрее. В общем, если такое назначение состоится, то начнётся невидимая для обывателя борьба за отстранение от рычагов власти одной части элит в пользу другой. С другими целевыми установками. На это уйдёт время. Может быть, годы. Тем не менее, тренд начнёт меняться.

Для тех, кто хочет сразу и немедленно… Надо понять, что это возможно только через революцию. При чём тут же найдутся подготовленные как раз для этого случая специалисты по приданию ей какого-то цвета. Оценить последствия этих желаний легко по десяткам примеров у наших границ. Эволюционные изменения в обществе мне кажутся на данном этапе более приемлемыми. Люди просто начнут жить лучше.

Источник: «Бизнес и Власть»

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Представители «Росспецмаш» о ситуации на рынке агромашин: Мы не за создание тепличных условий, а за их выравнивание