Кризис, постигший концерн «Тракторные заводы», находится в фокусе внимания экспертного сообщества и СМИ. В самом конце мая начался новый этап этой истории. Кризисный менеджер Вилсор Халиуллин, ранее возглавлявший камазовский «Туймазинский завод автобетоновозов» получил отставку с поста гендиректора сразу на двух предприятиях, расположенных в Чебоксарах. На его место пришел новый временный генеральный директор. Что ждет ОАО «Промтрактор» и ОАО «Чебоксарский агрегатный завод», и почему заводами, которые производят гражданскую спецтехнику, не спешит заниматься госкорпорация «Ростех», разбирался корреспондент «Реального времени».

«У „Трансмашхолдинга“ есть большой опыт оздоровления промышленных предприятий»

29 мая советы директоров сразу двух флагманских предприятий концерна «Тракторные заводы», расположенных в Чебоксарах, приняли решение о смене топ-менеджмента. ОАО «Промтрактор» и ОАО «Чебоксарский агрегатный завод» прекратили полномочия гендиректора Вилсора Халиуллина и поручили этот пост (в качестве временно исполняющего) Игорю Шпаку, который уже 31 мая прибыл на место работы и провел встречи с новыми коллегами.

Новый руководитель двух крупных тракторных производств — выходец из «Трансмашхолдинга», производителя подвижного состава для железных дорог. Игорь Шпак родился в 1961 году в Магнитогорске. Закончил Магнитогорский горно-металлургический институт, затем долгие годы проработал на Магнитогорском металлургическом комбинате. В 2005 году являлся советником генерального директора «Евразхолдинга» по производственно-технической политике, а с 2006 года вошел в структуру «Трансмашхолдинга», где занимался управлением его операционной деятельностью. С 2012 по 2016 год занимал пост исполнительного директора «Метровагонмаш» (Мытищи), а с 2016 по 2018 год — исполнительного директора Бежицкого сталелитейного завода.

Издание «Правда ПФО» называет «Трансмашхолдинг» аффилированным с компанией «Транспортные компоненты». Ранее сообщалось, что именно «Транспортные компоненты» будут инвестировать в страдающие от затяжного финансового кризиса предприятия. На встрече с трудовым коллективом «Промтрактора» Игорь Шпак прямо заявил, что акционеры «Трансмашхолдинга» с недавнего времени подключились к управлению заводом.

По словам временного генерального директора, у «Трансмашхолдинга» есть большой опыт оздоровления промышленных предприятий, таких как Брянский машиностроительный завод, Бежицкий сталелитейный завод. Эту практику совместным решением госкорпорации «Ростех» и «Трансмашхолдинга» было решено использовать для улучшения финансовых и производственных показателей ряда гражданских заводов, входивших ранее в структуру Концерна «Тракторные заводы», а именно: ЗАО «Промтрактор-Вагон», ООО «Промтрактор-Промлит», ОАО «Промтрактор» и ОАО «Чебоксарский агрегатный завод».

Как сообщил «Реальному времени» представитель ОАО «Промтрактор», Игорь Шпак и новое руководство завода, согласно разработанной программе, планируют уже к осени вывести предприятие на безубыточное производство. Решение о назначении постоянного генерального директора будет принято на общем собрании акционеров, которое состоится 28 июня. К сожалению, комментарии от «Чебоксарского агрегатного завода» к моменту выхода публикации так и не были получены.

Долгая агония промышленной империи зятя Никиты Михалкова и его компаньона

Концерн «Тракторные заводы» был образован в 2003 году. Объединяет машиностроительные предприятия в разных регионах России и странах Евросоюза. Штаб-квартира в Чебоксарах. Совладельцами являлись Михаил Болотин и Альберт Баков, приходящийся зятем режиссеру Никите Михалкову (Баков — муж актрисы Анны Михалковой).

Проблемы КТЗ начались несколько лет назад и привели к тому, что в октябре 2017 года «Внешэкономбанк» начал процедуру банкротства концерна. По информации «Коммерсанта», «Тракторные заводы» задолжали банку 58,5 млрд рублей, а общий долг на осень 2017 года составлял 85,4 млрд рублей. В ноябре 2017 года терпящий бедствие концерн решила взять под свою опеку госкорпорация «Ростех», на которую большие надежды возлагало руководство Чувашской Республики. Средства массовой информации цитировали слова Сергея Чемезова: «Мы контролируем все процессы в отношении банкротства, мы не хотим, чтобы люди остались без работы, закрывать заводы — об этом речи не идет. Основные долги — „Внешэкономбанку“ и „Ростеху“, поэтому мы и будем принимать решение, что делать с этим предприятием. Сейчас уже принято решение, что КТЗ передается в управление „Ростеха“, мы готовим план финансового оздоровления, какая-то часть долгов в процессе проведения банкротства, скорее всего, будет реструктурирована. Опыт такого финансового оздоровления у нас есть — это бывший „Ижмаш“, концерн „Калашников“. Результат вы видите, очень успешно работает».

В декабре 2017 года генеральным директором ключевых предприятий чебоксарского куста КТЗ (ОАО «Промтрактор» и ОАО «Чебоксарский агрегатный завод») стал Вилсор Халиуллин — выходец с КАМАЗа. До лета 2017 года Халиуллин был гендиректором входящего в КАМАЗ «Туймазинского завода автобетоновозов». Затем перешел в структуру КТЗ, где возглавил «Курганмашзавод».

Снова в центре всеобщего внимания предприятия КТЗ оказались весной 2018 года. Как стало известно «Коммерсанту», госкорпорация «Ростех» возьмет в свой состав только восемь заводов КТЗ, связанных с военным производством. Остальные 26 предприятий гражданского дивизиона передадут холдингу «Транспортные компоненты». Тогда же тревожные новости пришли с Владимирского моторо-тракторного завода, также входящего в КТЗ и градообразующего для города Владимира. Сообщалось, что 300 сотрудников получили устные уведомления о сокращении и будут сокращены в июле.

На этом фоне руководство предприятий, расположенных на территории Чувашии, демонстрировало оптимизм. 26 апреля во время официальной встречи с министром экономического развития, промышленности и торговли Чувашской Республики Владимиром Аврелькиным Вилсор Халиуллин рассказал, что индекс производства на «Промтракторе» составил 239,0%, а на «Чебоксарском агрегатном заводе» — 73,1%. В I квартале 2018 года выпущено 33 бульдозера (за аналогичный период 2017 года — 13), 7 сельскохозяйственных тракторов (в 2017 году — 3), 2 трубоукладчика и 1 самосвал, которые в прошлом году не выпускались. Также Халиуллин сообщил, что проводятся мероприятия по налаживанию прерванных связей с компаниями «Газпром», «Транснефть», «Роснефть», заказы которых способны существенно загрузить предприятия.

Что послужило причиной отставки камазовского кризисного менеджера, представители ОАО «Промтрактор» и ОАО «Чебоксарский агрегатный завод» нам не прокомментировали. Однако не вызывает сомнений, что с приходом Игоря Шпака долгая история кризиса КТЗ выходит на новый виток. О том, какие действия предпримет новое руководство, очевидно, станет известно уже в ближайшие месяцы.

«В „Ростехе“ посмотрели и подумали, что потребуются большие и рискованные инвестиции»

Мы побеседовали о возможных причинах, по которым госкорпорация «Ростех» не спешит брать на себя обязательство по спасению всего наследия Михаила Болотина и Альберта Бакова, с известным предпринимателем и политиком Константином Бабкиным, лидером ПАРТИИ ДЕЛА, президентом Ассоциации «Росспецмаш»:

— Начинать надо с истории. Болотин и Баков в 90-е годы получили контрольный пакет чебоксарского куста тракторных заводов и дальше выбрали такую стратегию, чтобы создать на этой базе всероссийский, а может, и международный тракторный холдинг, где будет вся спецтехника для сельского хозяйства, строительства и так далее. И начали скупать заводы по всей России и не только. Стратегия привела к тому, что у них оказалось много заемных средств, много долгов банкам. Но главное, что эта стратегия отвлекла руководство КТЗ от модернизации заводов. И, к сожалению, сама продукция заводов по темпам модернизации отстала от российских и зарубежных конкурентов. Заводы были построены еще в советское время под производство десятков и тысяч тракторов. Они не были оптимизированы под современные объемы рынка. Мне кажется, что в «Ростехе» на все это посмотрели и подумали, что потребуются большие и рискованные инвестиции, а также многолетняя работа, чтобы вернуть себе долю рынка. Интересные и понятные активы они берут, не очень понятные — не берут. К тому же профиль «Ростеха» — оборонка.

Кроме несовременной продукции предприятий и слишком больших заводов есть третья причина — в России вообще очень сложно производить технику. Если работать для Министерства обороны или железных дорог, цена продукции не так важна. Ценообразование там строится по особым законам. А вот в оборудовании для добычи полезных ископаемых и для сельского хозяйства очень важна себестоимость. Причем нужна низкая себестоимость при очень высоком технологическом уровне. Этого сочетания очень трудно добиться, потому что в России электричество стоит в 1,5–2 раза дороже, чем в Корее и в Канаде, где сосредоточены основные конкуренты, производящие гражданские машины. В России дороже металл, выше налоги, дороже кредиты. Поэтому причина неконкурентоспособности чебоксарского куста КТЗ заключается не только в ошибках руководства, но и в макроэкономических условиях, которые созданы правительством и эти условия продолжают ухудшаться. Налоги нам планируют повышать. Стоимость кредитов снижать не планируется. Стоимость топлива электричества перевозок и всего остального планируется повышать. Наверное, поэтому менеджеры и консультанты «Ростеха» решили, что практически нереально вывести эту тему на рентабельный уровень, — поделился Константин Бабкин с журналистом «Реального времени».

Единственная возможность поднять чебоксарский куст «Тракторных заводов» — это введение протекционизма на уровне государственной политики, считает Константин Бабкин. В противном случае разговоры о поддержке отечественной индустрии останутся сами по себе, а экономическая целесообразность инвестиций в такой сложный бизнес — сама по себе.

Источник: «Реальное время»

Фото: «Правда УрФО»

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Регионы просят поддержки правительства для агрокомплекса из-за роста цен на горюче-смазочные материалы