Когда нация теряет контакт со своим прошлым, со своими корнями, она быстро распадается. Именно это сегодня происходит в европейских странах.

Европа стремится к «отрицанию» любой ценности, связанной с традицией, ко всему, что прочно закреплено. То, что сегодня определяет западную культуру, является, по сути, приматом временного, неустойчивого и эфемерного во всех аспектах существования. Ни одна цивилизация никогда не была в состоянии процветать, да и вообще существовать на таких неустойчивых основаниях, на которых хотела бы строиться современная Европа.

Отличные от традиционных ценности не просто поощряются больше, чем традиционные — именно эти «контрценности», порождённые своеобразной «антипедагогикой», возводятся в культ и считаются единственно верными. Мы говорим об образовании, воспевающем «спонтанность», необузданность желаний и право их осуществлять: «запрет запрещать», толерантность, отсутствие ответственности, разрушение института семьи и религии (как последних бастионов традиционного порядка).

Полагать, что с такими принципами терпимости ко всему можно построить прочный фундамент общества, способного противостоять вызовам будущего, наивно. Такие чувства, как уважение, честь, благодарность, благородное сострадание к слабым, гражданский долг, гражданская честность, умеренность должны прививаться, они не возникают от анархии «запрещенного запрета».

Есть две характерные черты психологии современного западного человека: уверенность в аксиоматичности безграничного удовлетворения его жизненных желаний, которые он хочет превратить в права, и абсолютная неблагодарность к тем, кто обеспечил возможность для его легкого и благополучного существования. Неблагодарность, которая часто приводит к отвращению к собственным традициям, к собственному прошлому.

Европейский человек забыл, что он — наследник великого прошлого, полного достижений и свершений; цивилизации, которая после столетий борьбы и жертв стала одной из лидеров современного мира. Сегодняшнее благополучие европейца — плод усилий множества его предков.

Как пишет известный итальянский журналист Маурицио Блондет: «Не надо забывать, что греческая философия, исток европейской цивилизации, с самого начала была политической философией. Сократ, обращаясь к городу и миру, задавал вопрос о том, какие законы справедливы или несправедливы в полисе, как сформировать лучшего гражданина. Платон и Аристотель размышляли об идеальной форме правления. Другие культуры разрабатывали доктрины метафизического освобождения, но никогда не стремились сформировать cives, гражданина как участника polis».

Когда на европейское побережье прибывают мигранты, они начинают требовать исключительные права буквально сразу после высадки на берег: в первую очередь права на миграцию, затем — права получать пособия. Одновременно те же самые мигранты презирают Европу, потому что, будучи воспитанными в тиранических культурах, они считают её слабой. Мигранты не желают ассимилироваться, несмотря на то, что им даются те привилегии, которые зачастую недоступны наиболее нуждающимся слоям местного населения (например, в Италии). Это приводит к беспорядкам в городах, насилию в отношении европейских женщин… Увеличение числа преступлений — вот признак новой мультикультурной Европы.

Теперь даже церковь господина Бергольо (светская фамилия нынешнего Папы Римского Франциска — прим.) перестала быть оплотом нравственности и христианских ценностей. Годы святых и мучеников прошли, сегодня лучше проповедовать «милосердие», «делать то, что говорит нам сердце», вопрошать, «кто я (папа) такой, чтобы судить?» Сейчас худшие христианские пороки стали гражданскими правами.

Но когда началась эта деградация? По крайней мере с 50-60-х годов европейские страны двигаются в сторону постепенного размывания традиционных ценностей и идентичностей. Этот процесс привел к антропологическим изменениям в западном человеке. С одной стороны, «человек без родины», лишённый каких-либо сильных социальных связей, религиозной и духовной идентичности — квинтэссенция «идеального потребителя»; человека, который «живёт, чтобы купить», идеально подходящего для нужд самого оголтелого капитализма. С другой стороны, крайний индивидуализм и отсутствие ориентиров с культурной и духовной точек зрения делают западные массы чрезвычайно нестабильными и восприимчивыми к любому идеологическому влиянию. В последние десятилетия эта мутация была вызвана настоящими «революциями»: «сексуальной», «культурной», в последнее время «гендерной». Как говорит профессор Александр Дугин, человека как индивидуума, лишённого своих связей с коллективом, религии, своего круга, традиций в природе не существует. Он может существовать лишь как концепция, как нигилистическая идея.

В Европе есть, конечно, группы и движения, которые борются за защиту традиционных ценностей. Подобные сообщества возникают как реакция людей на происходящее. В Италии, например, есть «Family Day», которая борется против ЛГБТ-лобби, возникшего вовсе не спонтанно. Гомосексуальные браки были введены почти во всей Европе законодательными актами, продавленными сверху часто вопреки общественному мнению. Политики, кажется, просто подчиняются «повестке», даже не чувствуя себя обязанными консультироваться с населением.

Все эти тренды оправдываются защитой прав. Однако речь идёт не о «правах человека» (свобода, неприкосновенность частной жизни, право на труд), а о «гражданских свободах» (в основном понимаемых как преодоление биологических ограничений). Этим заменяется то, что когда-то было признаком прогресса человечества, завоеванием прав для рабочего класса, прав на защиту национальной, этнической, религиозной самобытности.

Сегодня мы действительно можем сказать, что западные демократии «сбросили маску», оказываясь во многом ничем иным как «проводниками» интересов, совершенно чуждых народной воле. Лишённое своей духовной и культурной самобытности, поражённое беспрецедентным экзистенциальным кризисом бывшее сердце цивилизации совсем скоро окажется колонизированным чуждым населением. Общество, лишённое своих сильных базовых ценностей, которые дают смысл его существованию, обречено на исчезновение. Единственное, что спасёт Европу — возрождение своей идентичности. И к этому призывают консерваторы, которых некоторые называют евроскептиками и «популистами», и чьи лозунги отвечают чаяниям народа, как это показали прошедшие в Италии выборы.

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Российское специализированное машиностроение будет широко представлено в Монголии