По мнению Арсения Беленького, в ситуации, когда политическая система не отражает запросы избирателей, появляются шансы на укрепление позиций «нишевых» партий:

«Этой осенью в ряде регионов избиратели сделали неожиданный выбор. Так, часть кандидатов в губернаторы, выдвинутых от «Единой России», не смогли победить и уступили не самым сильным оппонентам. Очевидно, что те предложения, мысли и образы, с которыми на протяжении последних лет легко побеждали кандидаты от партии власти, больше не работают. Ожидания населения от губернаторов, депутатов и партий изменились. Возможно, это шанс получить поддержку населения для нишевых партий, или сигнал к пересмотру подхода к избирательным кампаниям для кандидатов от «Единой России». В этот раз мы пообщались с представителем одной из партий, пытающихся найти свое место на политическом поле».

Константин Анатольевич Бабкин —  лидер ПАРТИИ ДЕЛА, сопредседатель Московского Экономического форума, президент Ассоциации «Росспецмаш», председатель Совета директоров «Ростсельмаш».

Константин Анатольевич, как Вы оцениваете результаты прошедших выборов для ПАРТИИ ДЕЛА, в том числе итоги участия партии в выборах в Заксобрание Забайкальского края?

В связи с тем, что в какой-то момент краевой суд Забайкалья признал полную законность выдвижения списков ПАРТИИ ДЕЛА для участия в выборах в Заксобрание региона, у нас были надежды, что прессинг на нашу партию ослабнет, но этого не произошло. Уже третий год подряд под совершенно надуманными предлогами нам отказывают в регистрации списков на региональном уровне (в 2017 году список ПАРТИИ ДЕЛА не допустили до выборов на Сахалине, в 2015 — в Костромской области, в нынешнем году — в Забайкальском крае). Это означает, что в 2021 году наша партия вряд ли сможет принять участие в федеральных выборах в Государственную Думу, хотя у нас еще есть шанс получить эту льготу, если мы пройдем в парламент одного из регионов в следующем году. Будем надеяться, что нам это удастся, по крайней мере, мы намерены продолжать участвовать в региональных выборах. В целом, несмотря на то, что списки ПАРТИИ ДЕЛА не были зарегистрированы на выборах в Заксобрание Забайкалья и в муниципальные думы Республики Алтай, есть и определенные достижения. Так, в Совете депутатов Шебалинского района Республики Алтай у нас появилось трое депутатов, а один из наших одномандатников Анатолий Вершинин прошел в Заксобрание Забайкалья и стал заместителем председателя комитета по аграрной политике и природопользованию. Причем Вершинину ставили условие, согласно которому, если бы он перешел в «Единую Россию», стал бы председателем комитета, но он с этим не согласился, и, думаю, был прав.

Все же считаете ли Вы относительно успешной кампанию в Забайкалье, где список ПАРТИИ ДЕЛА не был зарегистрирован на выборах в Заксобрание региона, однако Ваш кандидат разгромно победил в одном из одномандатных округов, получив второй результат по краю (57,29%)?

В Заксобрание Забайкальского края у нас действительно прошел один человек. Конечно, могло быть лучше, но, в принципе, — это удовлетворительный результат. Ведь наша партия — относительно новая в регионе: нас знают в аграрных кругах, но мало знают в регионах, особенно в отдаленных районах края. Наверное, нам хотелось бы лучшего результата — чтобы прошло три одномандатника, и мы будем стараться, чтобы у людей было больше доверия к нашим кандидатам.

Как бы Вы в целом оценили результаты ЕДГ, особенно с учетом того, что в ряде регионов были назначены вторые туры?

В ходе прошедшей выборной кампании сложилась новая ситуация, когда общество по-новому реагирует на насилие над собой. Насилие над выборами в рамках так называемой концепции управляемой демократии перестает работать. То есть уже длительный период до выборов допускаются только особо отобранные и одобренные властью кандидаты, и до сих пор все это работало. Определенный «выхлоп» был в ходе «болотных протестов» в 2011 году, когда на улицы вышли сотни тысяч проявивших недовольство людей, но потом эта волна пошла на спад. Сейчас мы наблюдаем новое проявление общественного неприятия этой системы, так называемой управляемой демократии, когда люди готовы голосовать за кого угодно, — пусть даже человека неизвестного, не имеющего позитивной программы, не завоевавшего так или иначе авторитет, — но лишь бы не за кандидата власти. И этот эффект проявился в нескольких регионах. Будут ли властью сделаны правильные выводы из этого явления — покажет время, но пока этого особо не заметно. Сейчас мы видим лишь смену губернаторов, которых тасуют примерно как одну и ту же колоду. Поэтому, я думаю, ни в нашей партии, ни в целом в народе нет ощущения, что власть готова слышать людей — она хочет управлять, а слышать не очень хочет.

Что скажете о перспективах партии в следующем электоральном цикле?

Принимая участие в выборах в нескольких регионах, мы обращались к сотням тысяч людей, находили поддержку нашим идеям, в результате чего партия стала несколько более узнаваемой. Наши идеи нашли новых сторонников, и в этом смысле прошедшая избирательная кампания для нас положительна. Мы планируем продолжать участвовать и выставлять кандидатов в тех регионах, где будут выборы. Как на это отреагируют власти — этот вопрос следуем задавать им. Хочется надеяться, что давление на нас ослабнет, и желание «держать и не пущать» пройдет. Но будет ли так, мне предсказать сложно.

Источник: Центр прикладных исследований и программ

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Запрос на силу. Смогут ли оппозиционные партии действовать сообща? Статья газеты «Аргументы и Факты»