Активизация российско-японских переговоров о заключении так называемого «мирного договора» вызывает возмущение жителей Сахалинской области.

Мир нашей страны с Японией фактически достигнут при ее безоговорочной капитуляции в 1945 году. Юридически состояние войны прекращено в 1956 году. Япония, вступив с согласия Советского Союза в Организацию Объединенных Наций (ООН), подписала Устав ООН и согласилась с международно-правовым институтом наказания государства-агрессора, закрепленным статьей 107 этого Устава. Одной из форм ответственности государства за совершенную агрессию является отторжение от него части территории.

Однако эта страна при поддержке США, не желая признавать итоги Второй мировой войны, жаждет реванша, предъявляет к России акватерриториальные претензии. В 2009 году парламент Японии законодательно включил российские южные Курилы в состав Японии. Это прямое нарушение согласованных и закрепленных сторонами договорных принципов отказа от взаимных претензий и вмешательства во внутренние дела друг друга по любым мотивам.

Российское руководство спокойно взирает на это нарушение. Более того, с упорством, достойным лучшего применения, предлагает Японии заключить «мирный договор» на основании Совместной декларации 1956 года, нарушенной японской стороной.

Договор, единственным содержанием которого является передача Японии Малой Курильской гряды, входящей в состав Сахалинской области, нашему государству не нужен.

Он представляет угрозу национальной безопасности, игнорирует общественное согласие по этому поводу, провоцирует другие страны на предъявление претензий, оскорбляет память и подвиги наших отцов и дедов, освобождавших Сахалин и Курильские острова от японских милитаристов, позорит авторитет России как государства — продолжателя Советского Союза. Демонстративное потакание японским чаяниям в угоду преходящим конъюнктурным интересам оборачивается неуважением коренных ценностей и интересов населения России, является дестабилизирующим фактором, ведет к отрыву власти от народа и росту недоверия к ней.

Нас убеждают в том, что обещание о передаче Малой Курильской гряды, содержащееся в части 2 пункта 9 Декларации, инициированное волюнтаристом Никитой Хрущевым, подлежит выполнению, т.к. ратифицировано Президиумом Верховного Совета СССР.

При этом лукаво игнорируется факт серьёзного нарушения внутригосударственной процедуры оформления международного договора, каковым является Декларация 1956 года. Были нарушены конституции СССР 1936 года (ст. 18) и РСФСР 1937 года (ст. 16), требовавшие предварительного согласия союзной республики на изменение её территории. Такого согласия Россия не давала. Однако именно инициативное согласие РСФСР на изменение своей территории было утверждено Президиумом Верховного Совета СССР в 1947 году в связи с образованием новой Сахалинской области в составе РСФСР. Нарушение конституционной нормы является дополнительным существенным аргументом против признания части второй пункта 9 Декларации 1956 года.

Сахалинская областная Дума в Заявлении от 19 апреля 2001 года (постановление СОД № 2/6/163−3) справедливо указала, что «любые инициативы по заключению мирного договора путем пересмотра позиции России по уже решенному вопросу о принадлежности островов Итуруп, Кунашир и Малой Курильской гряды представляют угрозу территориальной целостности и суверенитету Российской Федерации. Усилиями наших дедов и отцов все Курильские острова возвращены в состав нашего государства, и нынешние руководители страны не вправе ни раздавать, ни обещать передавать кому бы то ни было то, что собрано не ими, принадлежит не им, а всем россиянам, в том числе нашим детям и внукам — всем будущим поколениям».

В Заявлении от 29 июня 2001 года указано, что «Сахалинская областная Дума, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, заявляет, что Курильские острова являются неотъемлемой частью Российской Федерации и ее субъекта — Сахалинской области. Попытки ведения закулисных переговоров с целью передачи российских территорий иностранному государству в ущерб стратегическим, оборонным, экономическим интересам Российской Федерации являются уголовно наказуемыми деяниями, и лица, виновные в их совершении, должны преследоваться по законам Российской Федерации» (Постановление Сахалинской областной Думы № 2/11/297−3).

Проведенные в Южно-Сахалинске в сентябре 2001 года, а затем 18 марта 2002 года в Москве парламентские слушания пришли к выводу, что часть 2 пункта 9 советско-японской Декларации 1956 года (об уступке Малой Курильской гряды после заключения мирного договора) следует признать утратившей силу по совокупности следующих факторов:

  • нарушение Японией в одностороннем порядке первоначальных условий, из которых исходили стороны при заключении декларации, — расширение военного союза между Японией и США на основе направленного против СССР нового японо-американского договора о безопасности 1960 года, выдвижение дополнительных территориальных претензий, проведение других недружественных действий по отношению к нашей стране; 
  • невозможность передачи Южных Курил ввиду коренного изменения ситуации в районе островов Малой Курильской гряды (включая введение режимов экономической зоны и континентального шельфа).

Возможность отказа от исполнения международного договора ввиду возникновения обстоятельств, коренным образом изменяющих условия, из которых исходили стороны при заключении договора, предусмотрена статьями 44 (пункты 2, 3а) 60 и 62 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года.

Два комитета Государственной Думы Федерального собрания (по безопасности, по международным делам) и комиссия по геополитике 18 марта 2002 года, исходя из положений статей 4 и 5 Конституции РФ, в рамках принципиальной линии на укрепление национальной безопасности и территориальной целостности Российского государства, рекомендовали Президенту России рассмотреть возможность пересмотра сформировавшегося в 90-е годы подхода к вопросу о принадлежности Южных Курил, который признает наличие территориальной проблемы в отношениях с Японией.

Президент Российской Федерации к рекомендациям не прислушался, а нынешний состав Государственной Думы не контролирует ранее принятые в ее стенах решения. Манипулирование общественным мнением в условиях т. н. «управляемой демократии» (что применительно к Курильским островам мы видим из некорректных опросов антироссийских «левада-центров»), отсутствие реального парламентского контроля за действиями исполнительной власти вредят интересам российского общества, создают угрозу суверенитету и территориальной целостности России.

В этой связи участники митинга от имени населения Сахалинской области Российской Федерации ТРЕБУЮТ:

1. От Президента Российской Федерации и Министерства иностранных дел Российской Федерации — исключения из повестки российско-японских переговоров тематики т.н. «мирного договора» как способа в нарушение Конституции России (статья 4) узаконить территориальные уступки. Прекратить пропаганду такого договора как якобы необходимого.

2. От Президента, Правительства Российской Федерации и Федерального Собрания Российской Федерации —

2.1. завершения процесса денонсации части 2 статьи 9 Совместной советско-японской Декларации 1956 года, начатого Памятными записками Правительства СССР Правительству Японии от 27 января, 24 февраля и 24 апреля 1960 года;

2.2. законодательного перехода в отношениях со странами, не желающими заключать договоры о территориальном разграничении, от концепции договорных границ к концепции исторически сложившихся границ;

2.3. в случае подготовки изменений Конституции Российской Федерации предусмотреть воспроизведение в ней конституционной нормы, содержащейся в пункте 8 Декларации о государственном суверенитете России от 12 июня 1990 г. и гласящей, что «территория России не может быть изменена без волеизъявления народа, выраженного путем референдума».

От Президента и Правительства Российской Федерации — возрождения празднования Дня Победы над Японией, учрежденного Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 сентября 1945 года.

От Правительства Российской Федерации — принятия Правил публичного изображения территории Российской Федерации в целях противодействия картографической агрессии Японии, поддерживаемой отдельными российскими средствами массовой информации, а от Федерального собрания Российской Федерации — введения административной ответственности за публичное (в СМИ или иным способом) искаженное изображение территории Российской Федерации, в частности, без территорий, на которые официально претендуют другие государства.

От Государственной Думы и Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации — дать политико-правовую оценку действиям исполнительной власти, игнорирующей волю общества и мнение органов народного представительства.

От Генеральной прокуратуры и Федеральной службы безопасности Российской Федерации — дать уголовно-правовую оценку применительно к статьям Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающим ответственность за государственную измену (статья 275 УК РФ), публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации (статья 280.1 УК РФ), злоупотребление или превышение должностных полномочий (статьи 285 и 286 УК РФ) действиям российских должностных лиц, ведущих переговоры, угрожающие территориальной целостности Российской Федерации.

От исполняющего обязанности губернатора Сахалинской области и мэра города Южно-Сахалинска
7.1. прекратить противодействие акциям населения, направленным на защиту территориальной целостности Российской Федерации;
7.2. прекратить волокиту в установке в г. Южно-Сахалинске памятника-мемориала защитникам южного Сахалина от японской агрессии в 1904–1905 годах.

От всех упомянутых в адресации должностных лиц и органов — ответа организаторам митинга на поставленные в настоящей резолюции-обращении требования в соответствии с Федеральным законом № 59-ФЗ от 2 мая 2006 г. «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» для его доведения до сведения населения Сахалинской области.
Принято в г. Южно-Сахалинске на митинге 22 декабря 2018 г.

Источник: ИА REGNUM

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Константин Бабкин принял участие в церемонии вручения премии «Человек года-2018»