«Я специально прилетел на митинг в Южно-Сахалинск из Москвы. ПАРТИЯ ДЕЛА, которую я представляю, не могла остаться равнодушной к тому, что происходит. Разные мы иногда по политическим взглядам, но вот Курилы нас всех объединили. Торговать своей землей нельзя, какими бы там соображениями это ни было продиктовано.

Конечно, всегда можно сделать и достичь большего. Но считаю, что в условиях полной информационной блокады на Сахалине со стороны местных и региональных СМИ, в отличие от многотысячного митинга 2004 года, когда проведение протестной акции информационно поддерживали и губернатор, и мэрия Южно-Сахалинска, это можно считать успехом. В этих условиях людей собралось больше, чем 15 декабря.

ПАРТИЯ ДЕЛА считает, что, безусловно, вопрос о передаче Курильских островов должен быть навсегда исключен из повестки дня. Позиция нашей партии проста: никто не может келейно, произвольно и волюнтаристски пересматривать итоги Второй мировой войны, торговать территориями, решать судьбы регионов и людей.

Власть же не говорит напрямую, что никакой передачи Курильских островов не будет. Такого заявления сделано не было — первые лица молчат. Считаем, что первые лица государства должны сделать четкие, твердые и недвусмысленные заявления, что острова никогда не будут переданы Японии, что разрывается Совместная декларация 1956 года окончательно.

Ситуация 2018 года кардинальным образом отличается от 1956 года.

В 1956 году был совсем другой мир. Тогда был великий и могучий Советский Союз, а сейчас мы, извините, бледная тень СССР. Сейчас ситуация гораздо более сложная и опасная.

Поэтому Япония должна начать переговоры о заключении мирного договора с чистого листа.

И второй момент. Сейчас курильский кризис приобретает еще большую остроту на фоне разговоров о возможном объединении Сахалинской области и Приморского края. Людей эта тема возмущает и вызывает резкое неприятие.

В объятой социально-экономическим кризисом стране, где уже не хватает кормушек для высшей элиты, начался передел не просто отраслей или предприятий, а начались слияния и поглощения целых регионов.

Напомним, недавно Олег Кожемяко, победивший на выборах главы Приморья, выступил с идеей объединения Приморского края и Сахалинской области. Вопрос он предлагает решить на референдуме.

Это что, получается, недоумевают люди, Кожемяко может остаться на Сахалине? Создается некое княжество — Сахаморье или Примарлин, не знаю, как лучше назвать. За Кожемяко же будут стоять некоторые крупные столичные интересы. Другими словами, создается некий новый регион, который получит статус периферийной сырьевой провинции для Японии, станет источником подрядов, заказов и контрактов для московских королей госзаказа. При этом образование такого княжества опять могут насильно продавить на «правильном» референдуме.

Если это случится, возможно повторение приморского протестного голосования, электорального бунта. В сочетании с другими кризисами в стране это очень опасно.

Я уже вижу выступления в центральной прессе, что Курильские острова — это не стратегический регион, а богом забытые кусочки земли, которые Российская Федерация не может освоить. При этом никто не замечает, что Хоккайдо, северная провинция Японии, также малоосвоенная территория.

Мне очевидно, что слияние территорий — это еще один хитрый способ продавить передачу Курил. Сахалинцы не хотят лишаться своих надбавок, льгот. Все-таки сложная территория и климатически, и экономически.

У меня в последние годы сложилось четкое дежа вю, что я наблюдаю, с поправками на новые реалии, что-то вроде позднего Советского Союза. Наши власти творят что-то сумасшедшее, а ты не можешь никак на это повлиять.

Создаются все новые и новые кризисы: в Ингушетии, Приморье. Теперь вот объединение Сахалинской области и Приморья.

К чему все это может привести? На этот риторический вопрос уже ответили классики отечественной литературы».

Источник: «Регионы России»

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Сахалинцы и курильчане в защиту целостности России. Резолюция митинга