Японский премьер 5 января заявил, что диалог с Россией относительно подписания мирного договора завершен, и пообещал, что он лично вместе с президентом России Владимиром Путиным «положит этому конец», а 7 января поклялся «могилой своего отца», который в середине 1980-х занимал пост министра иностранных дел Японии, что поставит точку в переговорах с РФ о заключении мирного договора. После этого в МИД РФ вызвали посла Японии в России Тоёхиса Кодзуки.

Между тем российская общественность крайне негативно воспринимает новости об этих переговорах. Так, в конце декабря 2018 года в Южно-Сахалинске состоялся митинг в защиту территориальной целостности России. А акции протеста приняло участие более 400 сахалинцев.

«Вероятно, японская сторона восприняла предложение российского МИДа «помолчать» слишком буквально: министр иностранных дел Японии Таро Коно отказался от брифинга. Определенное тактическое понимание между сторонами переговоров, думаю, достигнуто, - говорит Сергей Пономарев. - Дело в неверном пути, который избран российской стороной: мы ведем переговоры по вопросу, по которому не должны вести переговоры. Потому что мирный договор с Японией достигнут, и нам больше не о чем разговаривать.

Российская сторона утверждает, что выдвинула японской стороне два условия. Первое — признание итогов Второй мировой войны. Странное условие. Япония неоднократно это делала:

в Акте о безоговорочной капитуляции 2 сентября 1945 года;
в Сан-Францисском мирном договоре 1951 года в ст.2, отказавшись от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и на ту часть острова Сахалин и прилегающих к нему островов, суверенитет над которыми Япония приобрела по Портсмутскому мирному договору от 5 сентября 1905 года;

в Совместной советско-японской декларации 1956 года в п.6, отказавшись от всех претензий к СССР;

подписав Устав Организации Объединенных наций, ст.107 которого говорит о том, что действия, предпринятые или санкционированные в результате Второй Мировой войны несущими ответственность за такие действия правительствами, в отношении любого государства, которое в течение второй мировой войны было врагом любого из государств, подписавших настоящий Устав, действительны.

Что еще нужно российской стороне, непонятно. Чтобы Японии поменяли внутреннюю пропаганду? Это внутреннее дело Японии.

Второе условие. Российское правительство ожидает от Японии признания российского суверенитета над островами, в отношении которых Япония предъявляет территориальные претензии? А разве обращение Японии к России не является признанием российского суверенитета — к тому, кто владеет, к тому и обращаются? Своими действиями Япония подтверждает российский суверенитет над островами?

Условия странные, слабые. В случае их исполнения мы остаемся у разбитого корыта. Вообще ведение переговоров, содержанием которых является выполнение обязательства по передаче после заключения мирного договора Японии Малой Курильской гряды (Шикотана и Хабомаи), данного СССР Японии в 1956 году, антиконституционно. Конституция того времени и нынешняя в плане дачи обязательств такого рода нарушены в части требования сохранения территориальной целостности страны. Мы предлагаем считать это обязательство (которое Россия не ратифицировала) Декларации не вступившим в юридическую силу. Утверждение же Токио, что Курилы являются «оккупированными японскими территориями» не подкреплено никакими достаточными основаниями.

Защищаемое властями право на ведение таких переговоров неправомерно. Кроме как беспокойства и создания волнений у сахалинцев эти переговоры ни к чему не ведут».

Напомним, в Москве 20 января 2019 года в 13:00 на Суворовской площади состоится митинг против возможной передачи Японии Курильских островов.

Источник: «Регионы России»

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
ПАРТИЯ ДЕЛА стала соорганизатором проведения митинга в Москве против передачи Курил Японии