В опросе ВЦИОМ указывает на то, что граждане больше, чем раньше, готовы к переговорам с Японией, даже несмотря на то, что большинство опрошенных против передачи островов. Если в 2009 году 34% готовы были «продолжать переговоры с Японией, пусть даже это займет долгое время, лишь бы прийти в результате к взаимоприемлемому», а 25% считали, что нужно «прекратить любые переговоры с японцами, игнорировать их требования и предложения», то уже в 2018 году эти показатели поменялись на 51% и 13% соответственно. То есть тенденция очевидна — якобы большинство одобряет переговоры с Японией, хоть и считает невозможной передачу островов.

Однако, следует критически смотреть на эти опросы, тем более, когда столько протестов проходит по России, считает член Генерального Совета ПАРТИИ ДЕЛА, президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов. Он напомнил, что острова могут быть лишь отвлекающим маневром от сдачи других территорий.

— Как вы считаете, эти опросы могут быть предвзяты, тенденциозны в вопросе Курильских островов?

- Манипулирование соцопросами — это довольно распространенное явление. Кто-то соцопрос заказывает, оплачивает, и тенденцию там всегда можно «насчитать». Поэтому к подобного рода исследованиям относиться нужно критически. Кроме того, важно ведь — как задать вопрос. Может быть, авторы спрашивают — вы за передачу Курил Японии или за ведение переговоров? Естественно, люди говорят, что за переговоры. Что тут еще скажешь?

— В целом как относитесь к такому «информационному буму» вокруг островов?

— Я считаю, что этот информационный бум вокруг Курил — это легендирование других более опасных процессов. Более страшно, что сегодня мы всю Сибирь и Дальний Восток отдаем более крупному соседу. А эти островные дела — да, это важная составляющая нашей безопасности, в какой-то мере экономики. Но это, конечно, несопоставимо с теми потерями, которые мы несем в Сибири.

Поэтому я не исключаю, что, чтобы где-то укрепить, удержать власть, опираясь на общественное мнение, Путин может принять решение — вести переговоры, затягивать, но не отдавать Курилы, например. Ну, и что это решает?

Да, Курилы не отдадим, два острова, а Сибирь — она-то уходит. И теперь, видя, что мы отдаем территории китайцам, американцы тоже бросились себе отхватить какой-то кусок через конфискацию металлургической отрасли, энергосистем. Нас уже делят, расхватывают, разбирают наши богатства. Вот в чем основная проблема.

А Калининградская область устоит? Немцы с помощью «мягкой силы» активно наступают, там то же самое. Ну, а дальше все вплоть до Финляндии нам предъявят территориальные претензии. Так что Россия идет и оптом, и в розницу, а на поверхности — лишь Курилы.

— Протесты не повлияют на решение властей?

— Они повлияют, безусловно, но и их могут использовать в своих целях. Я думаю, может быть, специально эти социологические опросы, митинги позволяют проводить, чтобы показать — да, мы прислушались к голосу народа, Курилы не отдаем. А по мирному договору будем вести переговоры — «Курилы не отдаем! Ура! Ура, мы победили!».

Но если заберут у нас Дальний Восток, Сибирь, то и Курильская гряда автоматически отпадет от России.

— К тому самому «более крупному соседу»?

— Именно. И что также важно — параллельно с этими процессами идет распродажа российских богатств, вывод их за рубеж — на тот же Запад. И властное окружение Путина ускоренно там приобретает вид на жительство, иностранное гражданство — то есть пока все разрушается, распродается, вымирание населения идет ускоренными темпами — тут же идет приобретение иностранного гражданства. Похоже на то, что отступать готовятся с «враждебной территории».

— Кажется, что МИД в этом вопросе «раздачи территорий» начал давать задний ход? Или он ничего не решает?

— Согласно Конституции, у нас внешней политикой управляет президент, а МИД как исполнительный орган. Поэтому, естественно, без согласия президента МИД ничего не скажет самостоятельно. Я полагаю, что здесь отступную дает Путин, и он эту дискуссию, мнение людей выслушивает, а потом может принять решение не отдавать.

Сибирь, Дальний Восток тихой сапой власти сдадут, а эти два острова не отдадут. А потом люди скажут — вот, Путин, прислушался к нашему мнению, поддержим его.

При этом надо понимать, что у внутривластной так называемой элиты тоже позиции неоднозначны — там идет битва за влияние на президента, на внешнюю политику, и мы сегодня не можем сказать, кто же у нас главный, какая группа определяет внешнюю и внутреннюю политику. Разве мы могли поверить, что эти осуждаемые, не пользующиеся популярностью в российском обществе либералы-экономисты — Кудрин, Силуанов, Голикова — вбросят в информационное пространство версию о необходимости повышения пенсионного возраста? Признаюсь, и я не верил. Они же непопулярны в обществе. И Путин заявлял, что пока он президент, не будет этого повышения. Но видим, что решение продавили. Так что сегодня наиболее влиятельные силы вокруг президента имеют антироссийский характер.

Источник: Накануне.RU

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Федеральные эксперты обсудили, как возродить экономику Владимирской области