— Константин Анатольевич, кандидаты ПАРТИИ ДЕЛА планируют попасть в севастопольский парламент, я правильно понимаю?

— У нас примерно в 15 регионах по стране выборы в этом сентябре пройдут. Ещё нет четких планов, буквально сейчас мы определяемся, где будем участвовать — в Севастополе или Крыму.

— Готовы ли вы к тому, что можете погрязнуть в разборках между нынешними силами влияния в Севастополе?

— Честно говоря, меня больше интересует экономическая ситуация в стране, а не политические разборки. А состояние экономики Севастополя касается всех его жителей вне зависимости от того, каких политических взглядов они придерживаются.

— Как давно ваша партия существует в Крыму?

— С прошлого года.

— Какая политическая сила может являться вашим основным конкурентом в Севастополе?

— Вы знаете, что нам запретили провести торжественное собрание, не дали поздравить ветеранов. Это неприятно, но удивления не вызвало. Уже несколько лет подряд нас пытаются не допустить к выборам на региональном уровне. Нас снимали с выборов на Сахалине, в Костромской области, в Забайкалье. Так что наш главный оппонент в этом вопросе — те, кто с помощью административного ресурса пытается ограничить политическую конкуренцию. Если же говорить в идейном поле, то наш оппонент — либералы. Конечно, «Союз правых сил» или «Яблоко» электоральной силы не представляют, но их единомышленники в правительстве управляют налоговой, финансовой, денежно-кредитной политикой во всём государстве. Это люди «космополитического» образа мысли, а не патриотического.

— ЛДПР является для вас оппонентом?

— Нет. Мы с ними можем сотрудничать. Когда Россию втягивали в ВТО, мы вместе с ЛДПР против этого протестовали. Наши оппоненты — это те, кто говорит запрещать и «не пущать» на выборы.

— К кому обращено основное послание ПАРТИИ ДЕЛА? На какой электорат вы рассчитываете?

— Любая часть общества кроме оголтелых либералов, которые хотят видеть страну придатком Запада. Кроме этой небольшой прослойки нам интересны все. Молодые, старые, бедные, богатые, рабочие, интеллигенция — все.

Мы не левые и не правые. Каким-то партиям нужна только демократия, кому-то — справедливость; кто-то хочет возвращения к старой советской эпохе. А нам нужно всё: и справедливость, и демократия, и экономическое развитие, и сильная страна, и работоспособность. Если кратко сформулировать нашу идеологию, то мы видим решение всех проблем через развитие реального сектора экономики. Мы считаем, что пока в стране невыгодно производить, пока подавляется любая экономическая активность, проблемы общества невозможно решить, и постепенно Россия будет деградировать. А у нас есть рецепты вывода экономики из кризиса.

— Правильно ли я вижу электорат вашей партии, что это всё-таки люди дела, практического склада ума, нежели бюджетники или пенсионеры?

— Нет, вы неправы. Здесь, в Севастополе, мы проводим встречу с ветеранами. Это военные люди, не связанные с производством. Всё равно они нам интересны, а мы - им. Мы интересны и учителям, и интеллигенции, и писателям, и маркетологам. Дело в том, что мы видим развитие реального сектора как локомотив развития экономики и общества. Если экономика работает, если строятся корабли, шьётся одежда, то нужны будут все люди. Будут нужны учителя, и любой учитель после трёхминутного разговора согласится с нами, что нужно развивать производство. Если в стране невыгодно работать, то в принципе и образование не нужно, поскольку его получение не будет иметь смысла: молодёжь будет неустроена, не видя перспективы. Опять же, если работает экономика, то нужны создатели рекламы, писатели, люди, которые проектируют одежду — все нужны. Сегодня, в атомный век, физическая сила человека не представляет такой большой ценности, как раньше. Важен интеллект. И нужно его применять и на производстве, и до производства в плане проектирования, задумки, науки, и после производства — продажа, продвижение, реклама. Развитие производства — это и следствие технологического развития, и причина технологического развития, а затем и социального, и культурного. Реальный сектор — локомотив, который даст силы всему организму России.

— Севастополь и Крым находятся под санкциями. ПАРТИЯ ДЕЛА знает механизмы обхода санкций, как минимум для привлечения инвестиций? Ведь отсутствие последних мешает развитию обоих регионов.

— Это проблема не санкций, которые наложены извне. Это проблема, связанная с экономическим видением прозападных либералов во власти. В России они руководят банковским сектором и, в целом, во многом экономикой России. Если бы «Сбербанк» хотел бы здесь открыть отделение, он бы это сделал. Но это самосанкции, которым следуют из-за желания видеть Россию придатком других стран, исполнять распоряжения с другой стороны земного шара.

С другой стороны, есть наш «Ростсельмаш», у которого производство в Канаде. Мы продаём технику в 40 стран мира, мы интегрированная в мировом плане компания. И нам тоже угрожают санкции. Но это не мешает нам поставлять технику в Крым — сотни комбайнов в год на миллиард рублей. Это позволило увеличить вдвое производство за последние четыре-пять лет в Крыму. Также надо действовать и в банковском секторе: не обращать внимания на санкции, а делать то, что выгодно России, развивать экономику. Если мы будем заботиться о своих интересах, будем сильны экономически, то никакие санкции, эмбарго никак не будут нас волновать. Вот такой у меня рецепт. Делать дело и развивать реальный сектор.

— Скажите, правда ли, что роботы заменят людей, будет огромное количество безработных?

— Это проблема действительно острая, но не для России, а в общечеловеческом масштабе. Есть целые страны, народы, которые сталкиваются с тем, что не созидают, не производят продукт. Можно посмотреть на Украину, которая прошла по пути индустриализации, затем спилила свою промышленность на металлолом, в результате чего десятки миллионов людей оказались без работы. Можно посмотреть на арабские и африканские страны, где миллионы людей не востребованы. Если целый город не производит продукт, нет рабочих мест, если люди оказываются в такой ситуации, что невозможно работать и созидать, то сразу возникают самые ужасные проблемы: наркомания, алкоголизм, преступность, локальные конфликты.

В России люди тоже не востребованы, есть безработица, отсутствуют перспективы. Но если у нас будет правильная экономическая политика, если мы снизим налоги, если мы напитаем экономику дешёвыми кредитами, если будем поддерживать наших производителей, то сможем всем нашим людям дать работу. У многих стран есть объективные ограничения: где-то перенаселённость, где-то климат не позволяет. У нас нет ни одного объективного препятствия для развития, кроме отсутствия нормальной экономической политики, позволяющей людям созидать. Замена людей роботами России не страшна, потому что у нас в принципе мало рабочих рук. Так что нам роботы лишь помогут производить более качественный, более дешёвый продукт.

— Раз коснулись общефедеральной повестки, расскажите, как оцениваете послание Путина Федеральному собранию?

— Меня порадовали заявления о необходимости построения более справедливого общества. И борьбе с бедностью президент уделил внимание. В повестке международной сказал, что будем безопасность обеспечивать — это тоже правильно и необходимо. Порадовали особенно слова о том, что надо своего производителя поддерживать, ему отдавать преимущество, создавать условия для производителей. Правильно совершенно отмечено, что мы накопили большую финансовую подушку, которая превышает размеры долгов не только государственных, но и долгов частного сектора.

Но что бы я хотел после этого услышать, так это то, что раз подушка большая, давайте снижать налоги, давайте Центробанку поручим снизить ключевую ставку и сделать кредиты более дешёвыми. Кстати, говоря про ипотеку, он отметил, что часто людей выселяют из единственного жилища, поэтому, мол, давайте введём для таких людей льготы. Более логично было бы сказать: «Давайте снизим ключевую ставку, чтобы кредиты были дешевле и для потребителей, которые будут меньше платить за ипотеку, и для производителей». Производители, имея более дешёвые кредиты, могли бы быстрее обновляться, больше вкладывать в развитие. Но этого я не услышал.

Меня порадовало, что элементы протекционизма президент поддерживает, но про снижение налогов и смягчение денежно-кредитной политики сказано не было.

Источник: ИА SevastopolMedia

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Где в России жить хорошо?