Напомним, 26 марта Константин Бабкин приедет в Рязань, чтобы обсудить перспективы развития региона с предпринимательским сообществом.

— Сейчас в каждом регионе есть свой омбудсмен по защите предпринимателей. В настоящее время в Рязанской области идет обсуждение кандидата на эту должность. На ваш взгляд, что должно входить в полномочия этого человека? Может ли в принципе такое лицо каким-то образом зависеть от регионального правительства?

— Хороший вопрос! Мне кажется, такой специалист должен стоять вне вертикали власти и вне регионального правительства, но при этом ему нужна определенная поддержка со стороны президентской администрации. Если он будет выявлять случаи подавления экономической активности, случаи вопиющей несправедливости по отношению к предпринимателям, то должен сигнализировать об этом высшему руководству страны и общественности. Что касается профессиональных компетенций, то, думаю, это должен быть специалист с опытом реального производства, настроенный на развитие реального сектора экономики. Мне кажется, работа такого специалиста была бы очень востребована у предпринимателей.

— Проблемы в банковской сфере в последние годы видны все отчетливее. Банки один за другим сыплются, а их клиенты теряют деньги и страдают от упущенной прибыли. Как вы считаете, какова роль Центробанка в разрешении такого рода ситуаций?

— У нас есть несколько претензий к Центробанку. Первая - высокая ключевая ставка. Вторая — то, о чем вы говорите: политика банковского геноцида, постоянного ужесточения требований к банкам. Отзыв лицензий имеет случайный характер — никто не знает, кто будет следующий. Такая политика подавления банковской конкуренции сеет недоверие в обществе — по сути, она ведет к монополизму. В итоге останутся Сбербанк и ВТБ. Это абсолютно неправильно. Мы получим неповоротливую, неэффективную и очень дорогую систему. Я в данном случае выступаю за конкуренцию.

Банковская система должна быть похожа на транспортную, где большие фуры перевозят тяжелые грузы, газели — какую-нибудь мебель, а мотороллеры привозят пиццу в квартиры.

Отчасти банки находятся в таком плачевном состоянии еще и потому, что не работает реальный сектор экономики — им некого кредитовать ни в сельском хозяйстве, ни в промышленности.

— У Рязанской области большой госдолг. Во все времена нас относили к разряду дотационных. Что вы предлагаете?

— То, что федеральный центр должен поддерживать регионы — это, я считаю, правильно. У федерации есть доходы от всей внешней торговой деятельности, 80% всех собранных в регионах налогов поступает в Москву, на местах остается только 20%.

Чтобы регионам выбраться из долгов, нужно больше денег оставлять в субъектах. А для этого требуется выправлять общую финансовую политику всей страны. В последнее время она выглядит следующим образом: повысим налоги и ключевые ставки, выдоим из экономики больше денег и будем на них реализовывать масштабные проекты, например, строить Крымский мост, дамбу в Санкт-Петербурге, скоростную дорогу. Получается, выдаивать деньги мы научились, а возвращать их в экономику — нет. Тот же Крымский мост строили в основном иностранные подрядчики, крымчане не смогли заработать на реализации этого проекта.

Получила ли Рязанская область какие-то дивиденды от Олимпиады или чемпионата мира по футболу? Самый правильный способ поддержать дотационные регионы — снизить налоги и большую их часть оставлять в регионе. На местах властям виднее, на какие проекты эти деньги можно потратить, что в первую очередь волнует жителей.

— Распродажа за рубеж отечественных ресурсов — газа, нефти, леса — уже притча во языцех. Разбазаривание национального богатства никто не может остановить. Например, нам приходится покупать с огромными наценками за границей бумагу, которую делают из нашего же леса. Как быть?

— Сейчас у правительства такая политика, согласно которой сырьевые ресурсы на внутреннем рынке должны стоить дорого. В прошлом году подняли акцизы на бензин, в настоящее время растут цены на газ, на перевозки. В это же время снижаются цены на вывоз сырьевых ресурсов — экспорт нефти, леса. Понятие «равные условия конкуренции» подразумевает регулирование торговли, чтобы сырье в России стоило дешево, а наценку государство делало в виде экспортных пошлин. В этом случае сырье, к примеру, древесину, будет выгодно перерабатывать здесь, а экспортировать в Европу в готовую продукцию.

— Все чаще звучат тезисы — роль России в том, чтобы быть сырьевым придатком Запада. Уж очень это похоже на геноцид собственного народа. Как вы считаете?

— 99% населения России хотят видеть ее экономически развитой, независимой и сильной страной. И есть тоненькая прослоечка в полпроцента, которая считает, что Россия не должна ничего производить, ее предназначение в том, чтобы быть тем самым придатком Запада, встраиваться в мировые производственные цепочки хотя бы на вторых, а лучше на десятых ролях. Нам предлагают делать все, чтобы понравиться глобальным западным корпорациям: открывать свой рынок, держать высокие налоги и запредельную ключевую ставку, потому что так рекомендуют с запада. Если же в России появятся какие-то деньги, их надо вкладывать в стабилизационные фонды в других странах. И действительно, пользуется эта прослоечка подпиткой из-за рубежа — и финансовой, и психологической.

Но беда в том, что люди с такими взглядами — я соглашусь с определением геноцид — контролируют экономическую политику в нашей стране. В результате их действий миллионы россиян лишаются возможности зарабатывать, жить в достойных условиях, питаться качественными продуктами. Все это приводит к падению уровня образования, ухудшению здоровья нации, сокращению населения.

Лично я вижу, что ситуацию можно исправить. В правительстве есть разумные люди, которые понимают тяжесть проблемы и готовы способствовать ее решению. Значит, еще не все потеряно.

— Константин Анатольевич, в необходимости перемен в стране уверены многие россияне. Однако вся наша активность, как правило, ограничивается кухонными дискуссиями.

— Глухое недовольство среди населения имеется, но пока еще не все поверили, что рецепт оживления страны есть, и не все поняли, в чем он состоит. И поэтому наша работа в рамках ТПП и ПАРТИИ ДЕЛА — объяснить людям, что ситуация в России может в значительной степени улучшиться. Кроме того, серьезные претензии у нас к управлению внутренней политики администрации президента.

Владислав Сурков ввел понятие «суверенная демократия», чтобы подавить живую политическую активность и заменить ее фейками. По всей стране очень неохотно разрешают митинги, шествия, не допускают к выборам оппозиционные партии — мы на своей практике проверили.

Но подавлять политическую активность можно лишь до поры до времени — однажды это недовольство выплеснется на улицы, выльется в действия активного характера. Из нашей истории мы хорошо знаем: народ может долго терпеть, а потом это терпение дорого обходится и государству, и правящей партии. Наша задача — придать этому недовольству разумный характер и направить в конструктивное русло.

Сегодня есть хорошая перспектива для того, чтобы страна развивалась и могла выйти на высокий уровень в мировом финансовом и экономическом развитии. Мы должны строить собственную сильную и независимую экономику, развивать свою культуру и свой народ.

Присоединяйтесь!

Источник: «Комсомольская правда - Рязань»

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
«Левый Фронт», ПАРТИЯ ДЕЛА, «Другая Россия» призывают на митинг 17 марта