В статье на канале «Новый век» задались вопросом «Кто мы и куда идем?». Тема цивилизационной идентичности России уже давно вдохновляет людей на дискуссии.

Я тоже ставил эту проблему. Нельзя не согласиться с основным выводом статьи: «Особый путь — не привилегия или беда России. Особый путь — „судьба“ любого национального или федеративного (имперского) образования».

Можно сделать лишь уточнение: «особый путь» есть и у любого малого народа. Перед всеми стоит одна «первозадача»: строить свою народную жизнь на основе требований собственных самобытных народных начал, сохраняя многообразие народов и противостоя тем самым опасности унификации всех культур в одну глобалистскую, победа которой и будет означать фактически конец истории.

Но вот с утверждением автора статьи Виктора Семенихина о том, что «особый путь «православной духовности» завёл Россию в революцию и гражданскую войну», нельзя согласиться. Никакой «православной духовности» в дореволюционной России не было.

В результате «петровской культурной революции» в России более 200 лет шёл процесс расцерковления элиты, а после реформ 1860–70 гг. он добрался и до простого народа. Причина революций 1917 г. — в культурном предательстве высших сословий и интеллигенции, которые выбрали европейскую идентичность. В результате февраль 1917 совершили сами высшие сословия, а октябрь — разночинцы, воспитанные в той же европейской культуре.

«Особый путь «построения социализма в отдельно взятой стране» завершился деградацией плановой экономики и распадом СССР». В целом верно, но с одним существенным уточнением.

На самом деле с «социализмом в отдельно взятой стране» покончил Хрущёв, а Брежнев продолжил его путь. Во внутренней политике общественно-экономический строй был организован на коммунистических принципах, максимально исключающих свободный рынок товаров и услуг, другие виды собственности, кроме государственной, деньги как средство платежа и меры цен (учётная функция денег) и т. д.

Основа этих принципов в неверной «аксиоме», что все люди равны, в игнорировании неравенства природного, неравенства в результате семейного воспитания и личного волевого неравенства.

Во внешней политике СССР стал насаждать свою общественно-экономическую формацию на полмира и, конечно же, не мог не надорваться.

С оценкой пути «вульгарного либерализма» 90-х годов и «суверенных методологов» сегодня я согласен. Но не могу согласиться с негативной оценкой «славянофилов». Виктор Семенихин, вероятно, имеет ввиду первых славянофилов.

Их учение об «особом пути России» полное завершение обрело в трудах позднего славянофила Данилевского, которого из-за новизны его историософии Н. Н. Страхов даже не относит к славянофилам, а называет его учение «Данилевщиной».

«Особенность пути» России — в редкостном, несвойственном другим народам уродстве «чужебесия» её высших сословий (т. е. отказа от своей «особенности»!), или «европейничанья», которое Н. Я. Данилевский определил как «болезнь русской жизни». Лишь начиная с Пушкина некоторые представители образованного сословия, которое всё воспитывалось, как французы, с первым (родным) французским языком, начали осознавать себя русскими.

Славянофилы продолжили путь на «русскость», но сделали ошибку, полагая, что «особый путь России» состоит в новом просвещении Европы сохранённым нами Православием. Данилевский доказал: такой задачи нет и быть и не может. А есть задача исторического развития на основе своих народных начал, задача полного отказа от «европейничанья» в быту, культуре, политическом и общественно-экономическом устройстве, задача выхода из политической системы европейских государств. Только на этом пути Россию ждёт благоденствие.

Если подводить краткие итоги, то общее в «особенных путях» развития всех народов — в достижении ими благоденствия, а «особенное» — в самобытном пути его достижения.

Источник: канал «Россия не Европа»
Источник фото: канал Goodfon.ru

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Борьба за экономику – это не всегда борьба за власть