Нет человека, не знающего совсем ничего про Троянскую войну. Хотя бы по фильму «Троя» с Бредом Питтом в роли Ахилла. Великая война, великие воины, раз человечество помнит их имена через три тысячи лет, подумать только! И тем не менее эта блестящая цивилизация вскоре после Троянской войны пала под напором диких пришельцев с севера, мы даже не знаем имен их вождей, что уж говорить о простых воинах.

А всё было просто: дикие дорийцы умели делать железное оружие. Оно было не таким красивым и престижным, как мечи и доспехи Агамемнона и Аякса, но в деле оно было не хуже, к тому же гораздо дешевле, потому что железо в природе куда более распространено, чем медь и олово (не верите — спросите в ближайшем пункте приема металлолома). Надо только уметь его добывать. Ведь простой воин троянской войны мог не иметь металла вообще — по свидетельству, правда, более поздних византийских писателей, у него были праща с запасом камней, деревянное копьё, обожженное на огне для прочности, а то и просто дубинка с прикрепленной лошадиной челюстью. Бронзовые мечи были только у вождей.

Против армии, в которой плохие, но железные мечи были у всех — шансов у армии бронзового века не было. И дикие дорийцы по каким-то причинам умели добывать железо, а развитые, культурные, просвещенные микенцы — нет.

Так на Земле бронзовый век и кончился, и начался железный. Не все попали в это «счастливое будущее».

Сейчас мы смотрим шокирующие видео карабахского конфликта. Еще недавно грозные танки и гаубицы оказались беззащитны перед ударами с неба, от бомб с беспилотных дронов-убийц. Невидимые и неслышимые летающие роботы истребляют армянскую пехоту, охотятся уже и на одиночек, и никто — ни рядовой солдат, ни министр обороны — от них не защищен.

К чему дело идет, стало понятно уже в 2016-м году. Тогда в ходе короткого вооруженного конфликта возможности нового вида вооружений были хорошо продемонстрированы — армянские танки горели в своих капонирах из-за ударов в крышу. Азербайджан — богатое нефтяное государство, уроки поражения в 90-х там были хорошо усвоены, и часть своих прибылей была потрачена с пользой — не на закупки традиционных вооружений, а на перспективные средства войны, израильские и турецкие беспилотники.

Тогда же и в других странах и конфликтах происходило то же самое: инициативные, «продвинутые» люди, оказавшиеся командирами тех или иных армий и вооруженных групп, оснащали свои силы иногда просто самоделками, из игрушечных авиамоделей и ручных гранат. И добивались пусть локальных, но успехов. Йеменские хуситы (не самая богатая страна мира — Йемен, это говоря мягко; на самом деле — одна из самых бедных) — разгромили главный нефтеперегонный комплекс Саудовской Аравии самодельными БПЛА и крылатыми ракетами, которые по сути тоже БПЛА, просто на реактивной тяге.

Средний современный беспилотник — оружие не очень мощное, но точное, и, главное, почти неуязвимое. Оказалось, что те зенитные ракеты, которые могут с ними бороться, стоят в десятки, а то и в сотни раз больше. То есть пробить даже совершенную ПВО оказывается возможно — если просто использовать дешевые дроны массами; запас дорогих ракет исчерпается раньше, чем запас дешевых дронов.

Авиация — тоже недешевая игрушка, и надежно сбивать дроны истребители ПВО могут только в условиях полного господства в воздухе, когда им никто не мешает. Главная же проблема в том, что новая техника — маленькая, дроны мало излучают и имеют малую и сверхмалую отражающую поверхность, и радары их или не видят, или не могут отличить, скажем, от крупных птиц.

Что с этим делом у нас — не знаю. Что-то есть — разведывательные БПЛА, корректирующие огонь ракет и артиллерии. Вроде бы приняты на вооружение и ударные БПЛА «Орион» — но они немаленькие, больше похожи на беспилотные самолеты, чем авиамодели. И они несомненно недешевы.

Тем временем основные игроки на этом поле, далеко продвинувшиеся — США, Китай, Иран — смотрят на проблему шире. Там делают ставку не только на высокотехнологичные, с большой автономностью, мощные, с большим радиусом действия аппараты — там проектируются и уже демонстрируются мелкие БПЛА, производимые в больших количествах, способных действовать массами, причем скоординированно. Китайцы возят по выставкам (значит, он давно у них есть) унифицированный дрон, который может действовать стаей, а может запускаться из миномета, и, по сути, быть индивидуальным оружием солдата.

Защититься от этого трудно, и необходимо противопоставить свое аналогичное оружие. И вот тут возникает проблема — нужно будет делать (или иметь возможность делать) его не десятками единиц, как Арматы или Су-57, а тысячами, десятками, а может быть, и сотнями тысяч — как артиллерийские снаряды. А для этого нужно что? Электронную промышленность; массовое производство оптических устройств (а советские оптические производства успешно угроблены); современные аккумуляторы, микроминиатюрные электромеханические устройства; маленькие авиационные двигатели. Производство программной продукции. Мы не можем, как радикальные повстанцы, собирать в подвалах из купленных на коммерческом рынке комплектующих, а то окажемся, как азербайджанцы, в затруднении (Канада отказалась поставлять для их беспилотников авиационные мини-двигатели «Бомбардье»).

Могу сказать, что на самом деле бороться с беспилотниками можно. Но для этого нужно, чтобы защитные средства были недорогими, иначе не удастся производить их в достаточных количествах, хотя и не менее технологичными, чем их противник. А для этого нужно массовое производство и налаженная многоотраслевая индустрия. И чтобы не вылететь в мирное время в трубу — эта индустрия должна уметь что-то производить кроме антидронового оружия.

Я уже и сам замечаю, что про что ни говори, а в резюме оказывается необходимость новой индустриализации. Видимо, это не случайность, а отражение некоей реальности.

В блогах публикуются оценочные суждения, выражающие субъективное мнение и взгляды автора, которые могут не совпадать с позицией Всероссийской политической партии «ПАРТИЯ ДЕЛА»
Источник фото: портал «Российские беспилотники»

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
У России и США одни и те же экономические проблемы