Недавно мне довелось прослушать лекцию Виктора Аксючица на круглом столе в рамках подготовки к 200-летию Н.Я. Данилевского. Я не буду касаться всего содержания лекции, это отдельная тема, но одно положение особенно «зацепило». По мнению докладчика, наша страна 70 лет прожила под гнетом «идеомании», жила, так сказать, под игом идеологии, а сейчас вернулась к нормальному состоянию, продолжив развитие по своему естественному историческому пути, как бы без идеологии. Сам Виктор Аксючиц — православный философ и публицист. Так вот, если подумать — а христианство разве не идея? Не идеология? Если — предположим — наша страна станет по преимуществу православной (или, предположим, мусульманской) страной — разве не будет это точно таким же приматом идеологии? Мне кажется, тут дело больше в том, что не всем нравится марксистская, коммунистическая идеология, а не идеология как таковая. Наверное, идеология всегда есть, даже утверждение, что «никаких идеологий у нас нет» — само по себе часть определенной идеологии.

Я не собираюсь здесь разбираться в вопросах богословских, как человек невоцерковленный. Но, если уж так произойдёт, что мы, как страна и государство, вернемся к религии (в конце концов, мы сотни лет так жили) — что изменится для нас всех вместе и для каждого человека в отдельности? Практически?

Религия подразумевает и свод правил поведения, и этическую систему: религия определяет, что такое хорошо и что такое плохо. Так вот что в нынешнем устройстве жизни и общества плохо и что может измениться?

Промышленность, сельское хозяйство — да нет, ничего особенно не поменяется. Есть же кое-где определенные религиозные запреты на пищу (в Израиле, например, мясные и молочные продукты стараются не совмещать, и даже бифштекс со сливочным маслом найти затруднительно).

Но тем не менее, есть одна сторона современной жизни, которая должна будет измениться очень сильно. Речь о банковской системе. Чем живут банки? В основном — кредитом. Они дают деньги в долг и взимают за это проценты. По-старому это называлось давать в рост, а проценты по-славянски назывались «лихва», а по-арабски «риба». И эта обычная практика, которой сотни лет, прямо противоречит установлениям всех основных религий. Наиболее определенно об этом говорится в Исламе:

Хадис 3333

عَنْ عَبْدِ اللهِ بْنِ مَسْعُودٍ قَالَ: لَعَنَ رَسُولُ اللهِ صَلَّى اللهُ عَلَيْهِ وَسَلَّم آكِلَ الرِّبَا وَمُوكِلَهُ وَشَاهِدَهُ وَكَاتِبَهُ.

‘Абдуллах ибн Мас‘уд, да будет доволен им Аллах, передаёт, что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, проклял того, кто пожирает лихву (риба) и даёт её, а также свидетеля и писца, участвующих в этом.

То есть проклят не только тот, кто взимает проценты, но и все, причастные к такому кредитному договору: и должник, который платит эти проценты, и даже те, кто оформляет кредит и свидетельствует при оформлении. Звучит непривычно, чем же тогда занимаются банки в мусульманском обществе? Да тем же самым, но с определенными условиями. Разрешены такие способы получения прибыли, как торговля и производство, а это значит, что давать в долг можно, но только платой за кредит выступает доля от прибыли. Банк выступает в качестве соинвестора. Это, кстати, и разумно, если рассматривать вопрос, имея в виду интерес общества. Но это означает, что такого явления, как «потребительский кредит», нет в принципе (в действительности ситуация сложнее). Нельзя давать в долг под проценты, не интересуясь, где должник эти проценты найдёт; и уж тем более нельзя закабалять людей через кредит, заведомо зная, что у него нет возможностей платить лихву.

Но речь-то не только об обществе исламском; ведь и христианство не одобряет ростовщичество; запрет на это унаследован еще из древнего иудаизма, из Ветхого Завета.

«Если брат твой обеднеет и придет в упадок у тебя, то поддержи его, пришелец ли он, или поселенец, чтоб он жил с тобою. Не бери от него роста и прибыли и бойся Бога твоего; чтоб жил брат твой с тобою. Серебра твоего не отдавай ему в рост и хлеба твоего не отдавай ему для получения прибыли» (Лев. 25:35–37).»

Иногда приходится слышать, что, дескать, это только в отношениях между собой иудеи соблюдали запрет на ростовщичество; но нет, он относился и к «пришельцам и поселенцам», главное, чтобы они были свои. Другое дело — жители других стран.

«Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что можно отдавать в рост; иноземцу отдавай в рост, чтобы Господь Бог твой благословил тебя во всем, что делается руками твоими, на земле, в которую ты идешь, чтобы овладеть ею» (Втор. 23:19–20).

Запреты эти вовсе не подверглись отмене Новым Заветом и вполне приняты христианством. Церковь изгоняла из своих рядов священников и монахов, согрешивших ростовщичеством, таких примеров можно найти много. При этом законные способы получения прибыли, употребления капитала в дело, не осуждались, а даже наоборот. В известной притче о зарытом таланте Иисус Христос говорит об этом прямо, обращаясь к некоему рабу, которому хозяин дал на сохранение талант серебра: «надлежало тебе отдать серебро моё торгующим, и я, придя, получил бы моё с прибылью» (Мф. 25:14–30). Сама притча, конечно, не о серебре и не о торговле, а об употреблении в добро всего, дарованного тебе свыше, но и об экономике здесь тоже говорится.

Вообще многие правила, принятые людьми в глубокой древности, имеют смысл и в наше время, хотя подтверждаются и другими основаниями, не только религиозными. То, что потребительское кредитование вредно для экономики и является причиной кризисов, известно, по крайней мере, с 19-го века; потребительский кредит стимулирует потребление в данный момент, но отнимает будущий спрос, и, главное, сам по себе не создает прибыли.

Это касается потребительского кредита, но не производственного. Кредит жизненно необходим производству и торговле, но как отделить одно от другого, вот в чем вопрос. В идеале, любой кредит должен иметь обоснованием бизнес-план, но только как добиться, чтобы он был не фиктивным?

Тем не менее, алчность ростовщиков… извините, уставные требования об извлечении прибыли из банковских операций, приводят к тому, что заветы прошлого, увы, не соблюдаются. Даже там, в некоторых обществах, где проценты запрещены, они существуют, просто потребительский кредит оформляется по фиктивным договорам, когда залог проходит как продажа с требованием последующего выкупа с наценкой. Кого при этом пытаются обмануть? Людей и законы обмануть можно, а Бога — вряд ли.

Но как будет касаться обычного гражданина тот факт, что он живет в обществе, принявшем религиозную идею? Самое главное, это понять — действительно ли общество стало христианским, православным, или восприняло лишь внешнюю, обрядовую сторону? Иисус Христос и об этом говорил:

Мф.23:27. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты;

Так что же делать простому человеку, если оказался он под началом фарисеев?

Мф.23:1. Тогда Иисус начал говорить народу и ученикам Своим

Мф.23:2. и сказал: на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи;

Мф.23:3. итак, всё, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят и не делают:

По-моему, всё понятно.


В блогах публикуются оценочные суждения, выражающие субъективное мнение и взгляды автора, которые могут не совпадать с позицией Всероссийской политической партии «ПАРТИЯ ДЕЛА»


Источник фото: Габриэль Метсю, «Ростовщик и плачущая женщина»

Назад к списку
Поделиться