Сурова по своим условиям. Удивительно, но многие наши сограждане считают, что Россия чуть ли не теплее суровой Норвегии, например. Нет, у берегов Норвегии плещется море, которое никогда не замерзает.

Франция, по нашим понятиям, субтропики, и даже Германия куда теплее нашей средней полосы. Это вопрос не только комфорта. Сельское хозяйство западноевропейского типа у нас невозможно. Растению не объяснишь, что надо потерпеть. Основа античной цивилизации — озимая пшеница, виноград и оливки — у нас либо не растут вообще, или приносят урожай через раз. Этим и объясняется тот факт, что люди, постоянно воевавшие за землю, не заселили территорию России — ни древние китайцы, ни древние греки. А вот русский крестьянин научился выращивать рожь, а потом и картошку (греки ни того ни другого не знали), и продвинул зону земледелия, а значит и цивилизации, на Север и Восток Евразии. Ни много ни мало — до Тихого океана, и когда-то даже до Калифорнии.

Иностранцы, иногда искренне, иногда лицемерно, но частенько удивляются «зачем же здесь жить? Тут лето всего три месяца, да и на лето непохоже!». Но причин жить здесь — две. Во-первых, незанятой земли нигде нет, ни в Европе, ни в Азии. А мы не Гитлеры, чтобы кого-то сгонять и отбирать землю. А во-вторых: земля малопродуктивная (естественная урожайность в разы меньше европейской), но наша страна богата ресурсами. И минералы, и леса, и пушнина — всё есть. Больше, чем у других — это так нам платит природа за свою суровость.

Так вот чтобы наши бескрайние просторы не стали бесхозны, надо в них жить. И вот с этим проблемы. Восточная часть нашей страны куда больше и богаче западной, но населения там всего несколько миллионов. И что особенно неприятно — это население сокращается.

И в этой ситуации министр обороны (?) Шойгу озвучил неожиданный проект — строительство нескольких городов в Сибири. И проект и сам министр попали под огонь критики, иногда довольно грубой (многие до сих пор верят в анонимность Интернета). Серьёзных возражений два: чем будут жители этих городов заниматься и не лучше ли им уехать в подходящие для человека места. Проще ответить на второе возражение: а у нас всё равно нет благоприятных мест (в распространенном понимании). Даже наши самые лучшие области, например, Воронежская, Белгородская или Калининградская — суровей почти всей территории Германии. Те, которые жарче летом — там воды меньше, и зимы морозные. И самое главное издержки при любой деятельности — в растениеводстве, строительстве, животноводстве, промышленности — очень высоки, что и делает почти все виды деятельности неконкурентоспособными. Даже металлоообработку, если сравнивать, скажем, с индусами или китайцами.

Это мы плавно подошли к первому возражению, насчет «а чем им заниматься». Можно ответить вопросом: «а сейчас чем занимаются?». Как бы ни хвалили успехи нашей страны, а в экономике не всё хорошо (если говорить мягко). Огромное количество производств в последние тридцать лет исчезли. По чисто экономическим причинам: они были отпущены в «свободное плавание», и не выдержали иностранной конкуренции. Потому что местные издержки высоки, а цены на готовую продукцию везде примерно равные, в результате прибыли либо мизерные, либо вообще вместо прибылей убытки. Как с этим бороться и как спасать свою промышленность — известно давно, и писалось тысячи раз — протекционизм и крупносерийное производство, и переработка собственного сырья, повышение уровня передела. Всё это нужно не только проектируемым сибирским городам, без этого вся российская экономика не может выжить. Этим всё равно надо заниматься. Кстати, это влечет за собой необходимость плановых органов и совершенствование статистики, но это уже другая тема.

Но сможет ли сформироваться миллионное население там, где даже медведи и северные олени находятся на грани выживания, где текут реки без рыбы, потому что зимой они промерзают до дна? Ведь если мы посмотрим на карту нашей страны, где отмечены города и транспортные пути, то увидим: наша страна на Востоке населена только на краю, на южной границе, и население и дороги идут вдоль узкого коридора. И даже местами основные транспортные пути «ныряют» к соседям, как Транссибирская магистраль. Это получилось естественным путем, люди старались селиться там, где теплее. А ресурсы — севернее, вот парадокс!

Не секрет, что наши власти частенько получают упрек в незнании собственной страны. Это особенно применялось к реформаторам, и обоснованно — слишком много потерь мы понесли из-за банального непонимания ими особенностей нашей страны и ее экономического механизма (о других причинах — в другой раз). Так вот в «проекте Шойгу» (назовем его так) как раз, наоборот, проглядывает знание и понимание наших особенностей. Особенно это касается проблемы Норильска. Этот город построен в тяжелейшей для жизни зоне, за Полярным кругом, и там трудно жить и работать даже летом. Я помню как в июле полярный ветер заставлял ходить по стройке под наклоном и сдувал щебень с лопаты. А комары, а мошкА, разъедающая кожу! А что зимой, в полярную ночь… это трудно представить. Величественный город на мерзлоте, грандиозный советский проект, построен он на медно-никелевом месторождении, равном которому нет на Земле… но еще в советские времена его пытались сократить и уменьшить. Населения там только прибывало, из-за арктических зарплат; но содержание такого города дико, запредельно дорого. И вот названа цель: сделать работу там вахтовой, а работникам жить в Красноярске. Очевидно, что для этого придется строить транспортный коридор, наверное — скоростной. Но это решение проблемы, наверное, единственное.

Не секрет, что экономика наша сильно зависит от нефти и газа. Сколько бы их ни было — все равно это ресурс конечный. Что будет потом, через 50, или 150 лет? Вся надежда на уголь Восточной Сибири, запасы которого, ориентировочно — на сотни лет. Беда только в том, что добывать его там трудно. Восточная Сибирь по суровости уступает разве что Антарктиде. Там потребуются сотни тысяч работников — на добыче, обогащении угля, переработке его в жидкий или даже газообразный продукт. Но жить там нельзя на самом деле. Значит — нужны города в сотнях километрах южнее. Там, у границы, есть природные оазисы, например Минусинская котловина, которые вполне благоприятны для жизни — не населялись они главным образом потому, что делать там населению нечего. А в рамках этого проекта — там будет город.

Честно говоря, мне очень хотелось бы увидеть, после долгих десятилетий депрессии и отступлений, поворот к будущему, постановку и решение задач, достойных нашего народа. Надеюсь, это время настает. Вряд ли этот проект, как и некоторые другие, готов к реализации и не потребует подробной разработки или переделки. Не знаю пока еще, а кому повезет всё это разрабатывать и реализовывать. Я считаю, что это будут те, кто доказал свою способность придумывать и совершать на практике.


В блогах публикуются оценочные суждения, выражающие субъективное мнение и взгляды автора, которые могут не совпадать с позицией Всероссийской политической партии «ПАРТИЯ ДЕЛА»

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Как правильно делить деньги