Более того, в части промышленного производства у нас не так много достижений мирового уровня. Из истории — «русский свет» (электрическое освещение лампами Лодыгина), «русский рез» («Russian Cut» — качественная обработка бриллиантов), ну еще несколько. Но вот что касается оружия, то мы в мире хорошо известны как оружейная держава. Конечно, зарубежные критики могут попутно отметить простоту или даже примитивность конструкций, но уж надежность и эффективность даже недоброжелатели не могут оспорить. Танки, самолеты, винтовки… — везде у нас есть шедевры, которые и сейчас можно встретить в разных уголках земного шара. Как говорят американцы — «Glorious Soviet Kalashnikov!»

Поэтому неудивительно, что противники (США в первую очередь) всегда рассматривали наши успехи в создании оружия как угрозу для себя. И боролись — в основном всякими запретами на покупку оружия у СССР и РФ. Запрещали своим союзникам, вообще всяким зависимым от них субъектам. И что немаловажно — самим американцам.

Так получилось, что американцы — самая вооруженная нация. Кольт — неизменный атрибут типичного американца, ну примерно как балалайка — типичного русского. Но в отличие от балалаек, статистика для США говорит об очень большом количестве оружия на руках.

Естественно, у них богатые традиции во всём, касающимся оружия. Вот, например, недавний несчастный случай, когда Алек Болдуин случайно застрелил оператора на съемках — специалисты по реквизиту каким-то образом оставили в оружии настоящий патрон (вообще там на съемках обычно используют не макеты, а настоящее оружие). У нас многие считают, что виноват оружейник. А вот у американцев мнение однозначно: «за оружие отвечает тот, кто взял его в руки». Актер взял пистолет — должен был его проверить и удостовериться, что патроны холостые. И «незнание оружия» не прокатит — он что, не американец? Как это — не знать оружия?

И среди таких традиций есть и такая — самому изготавливать патроны для своего оружия. Популярна там такая индейская пословица индейцев Омаха: «Настоящий воин сам делает свои стрелы». Не потому, что заводские патроны плохие — а кто-то хочет единообразия, кто-то высокой точности, а кто-то экономит. При снаряжении патронов (как говорят — релоадинге) используются в каждом калибре несколько типов пуль, порохов, гильз — все со своими особенностями и преимуществами.

У нас такой традиции нет, отчасти просто потому, что разрешено самостоятельное снаряжение патронов для карабинов всего года два, а до того это была статья УК, и не самая мягкая. А отчасти из-за вообще антиоружейной политики — нет стрельбищ, в некоторых областях вообще нет легальной возможности пострелять из легальной винтовки, даже пристрелять оружие перед охотой — и то невозможно. Но комплектующие для снаряжения патронов у нас выпускались и выпускаются, и достаточно высокого качества. А по соотношению цена/качество мы зачастую вообще вне конкуренции. Но, правда, не очень широк ассортимент по большинству категорий (пули, гильзы, пороха). Кроме одной: у нас отличные капсюли. Делает их в основном Муромский приборостроительный завод, но не только он. Выпускаются они для всех типов патронов — безотказные и недорогие. И, как оказалось, расчетливые и практичные американцы очень их любят. А по какому поводу это выяснилось-то? А вот по какому: американские власти запретили импорт капсюлей из РФ. Просто так, в наказание, наверное, за что-то. Или нет, не знаю в общем.

Как же отреагировали практичные американцы? А очень просто: «какая жалость! Но ничего; так русским и надо, а мы будем покупать украинские и сербские». Конечно, значительная часть этих «сербских и украинских» будет, естественно, из города Мурома (перекупщики же не дураки), но всё равно — эти санкции — сильнейший удар по нашим производителям. Политика эта в США старая: хотя пропагандистски Америка за свободу торговли, там систематически запрещали, сектор за сектором, всё российское, что имеет отношение к оружейному делу. После короткого «медового месяца» в начале 90-х пошли санкции: запрет на гражданские клоны снайперской винтовки Драгунова; потом вообще запрет на импорт российского оружия; потом запрет на импорт патронов (а ведь российские патроны даже в их армейских калибрах 30–06 и 308 — были очень популярны). И вот теперь запрет на комплектующие. Чем производитель заменит выпавший сектор рынка? Ничем, перспектив не видно.

Возможны ли в будущем какие-то послабления, разрядка какая-нибудь, простите за выражение? Нет, маловероятно. Американцы нас не любят. Было одно время модно рассказывать, что мы — такие же как они. Нет, ничего подобного, мы довольно сильно отличаемся, и какие-нибудь итальянцы и даже немцы нам ближе и понятней. И нас не любят не потому, что коммунисты или славяне. Там не очень любят китайских коммунистов, но эта нелюбовь никак не переходит в практическую плоскость, и импорт китайского оружия там и близко так не ограничивается, как импорт российского. И славян, некоторых — там вполне привечают. А нас не любят, даже и русских антикоммунистов. Но это, извините, офтопик, в сухом остатке же то, что ограничения на русское оружие сохранятся.

Можно ли найти другой рынок сбыта для российского гражданского оружия и боеприпасов? Увы, американский рынок самый большой. Суммарно Западная Европа, Азия и Австралия даже не сравнятся с одним северо-американским рынком.

Можем ли мы хотя бы частично компенсировать своим внутренним рынком? Да не просто можем, а и должны. Мы должны быть великой оружейной нацией, и не потому, что у нас работали Калашников, Макаров и Стечкин, а по-хорошему — каждый совершеннолетний гражданин РФ должен уметь стрелять, и стрелять хорошо. Говорят, винтовка и автомат в современной войне — это каменный век, всё решает современная техника. Так вот не так это. Наоборот, парадокс — современная техника в значительной степени обесценила многие виды «традиционной» техники. «Интеллектуальные дроны», нынешние и перспективные, сильно девальвировали роль и значение и артиллерии, и танков и вообще всякой бронетехники; да и авиация уже не может летать над полем боя так же, как во Вторую мировую. Чем взяла в недавней карабахской войне азербайджанская армия? Двумя вещами: да, беспилотниками. Но и во-вторых — подготовленным горным спецназом, который, кроме прочего, научился и точно и далеко стрелять (судя по мелькавшим в хронике образцам оружия азербайджанских бойцов). Таково, во всяком случае, мнение армянского руководства. Так что роль индивидуального стрелка в будущих войнах, возможно, наоборот вырастет.

Мы вот почему выиграли Великую Отечественную? Много было составляющих у победы, но немаловажно и то, что просто умели стрелять. Первая тысяча наших женщин-снайперов убила больше немцев, чем вся польская армия в 1939 году, и это факт. А ведь были и мужчины-снайперы. Десятки, если не сотни тысяч. С лозунгом «что ни патрон, то немец». Но что важно: наш снайпер Василий Зайцев, о котором американцы фильм сняли — он что, в армии так научился стрелять? Нет, на гражданке. Охотником был, промысловиком.

Иногда говорят: «в армии научат». Служба в армии важна; но это сильное средство и на самом деле недешевое. Содержать в мирное время большую армию — очень накладно на самом деле. Если бы значительную часть военной квалификации (вождение, индивидуальная связь, стрельба) будущие резервисты получали на гражданке, а в армии только зачеты сдавали — это было бы существенным подспорьем для экономики. От армии только что надо? Чтобы стрельбища функционировали, общедоступные и занедорого. И чтобы патроны были доступны — это главное. Чтобы каждый допризывник мог позаниматься в удобное для него время, и чтобы каждый резервист всегда мог свои навыки освежить.

В общем, защита Отечества — это то, что не устареет никогда. А вот как именно — это в каждом веке может быть по-своему. Нельзя строить армию и военную промышленность в том же виде и теми же способами, что и 70 лет назад.


В блогах публикуются оценочные суждения, выражающие субъективное мнение и взгляды автора, которые могут не совпадать с позицией Всероссийской политической партии «ПАРТИЯ ДЕЛА»

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Управляя погодой