Это проблема, кстати, общемировая, но есть и еще опасность, которая у нас пока не очень обсуждается, хотя, скажем, в США она не менее на слуху. Это дефицит продуктов питания в мире. В развитом, заметьте. Опустели склады благотворительных организаций. Пустые полки в продуктовых магазинах — да, и такое там, в США, случается. И это касается или коснется и нас, рынки-то сообщающиеся!

Не успели мы порадоваться, что у нас рост цен на некоторые товары меньше, чем в США (там за год на пиломатериалы рост в 4 раза!), как тут же пошли сообщения о том, что и наши пиломатериалы хорошо пошли на экспорт. Значит, накроет и нас. Вот тут «порадовали», что американцы стали активно закупать у нас солярку: надо бы порадоваться за её производителей, да что-то не радостно. Понятно ведь, чем это обернется для нас.

У нас еще не начались «поиски виновных и награждения непричастных», кто там виноват в росте цен, а то и, не дай бог, в товарном дефиците, но могут начаться, потому что в США они уже начались, причем частенько ругают фермеров, за жадность и завышение отпускных цен. И вот, упреждая упреки и попреки в адрес наших сельхозпроизводителей, процитирую я некоего американского фермера по имени Рэнди, не мелкого, по нашим понятиям он директор среднего сельхозпредприятия. Перевод мой.

«Как фермер, я не верю, что существует нехватка товаров. То, что они (Министерство сельского хозяйства США) называют дефицитом, — это когда мировые запасы опускаются ниже определенного уровня. Этого уровня обычно достаточно, чтобы прокормить мир в течение 2 1/2 — 3 лет…. опять же, по их словам. Это то, что удерживает цены на сырьевые товары в определенных рамках. Теперь этот уровень снизился примерно до года после двух лет более низкой урожайности по разным причинам. Я думаю, что [наша] проблема больше всего связана с логистикой. Мне неважно, сколько чего-то там есть, если это не может добраться до меня, это большая проблема.

Прогнозируемые издержки на сельскохозяйственный сезон 2022 года резко растут. Помимо топлива, цены на удобрения увеличились от 75 до 200%… пока что.

На данный момент ни один поставщик не будет заключать контракты на предстоящий сезон, так как никто не знает, на каком уровне „устаканятся“ цены. Но цена на удобрения — это половина проблемы, … другая половина — доступность. Цена не будет иметь значения, если я вообще не смогу их получить. Вот ТОГДА вы увидите продовольственный дефицит.

И это не только топливо и удобрения, это все, что нам нужно. Оборудование для большинства вещей выходит из строя в течение года, а для оборудования, которым мы управляем, не хватает запчастей. Производители, с которыми я разговаривал, считают, что пройдет 2–3 года, прежде чем это улучшится… если вся эта чушь прекратится сейчас.

Так что да, цены на сырьевые товары растут. Для производителя цены на некоторые культуры, наконец, достигли точки, когда есть некоторая отдача. Однако наши цены диктуются нам. Резкий рост, который вы видите в магазинах, происходит не потому, что фермеры покупают яхты и частные острова, а потому, что посредник платит (и получает с покупателя) больше — за упаковку, дистрибуцию и доставку.

Например, что касается верхней ценовой планки, то, если я отвечу всем требованиям для высшего сорта, я могу получить 10 долларов за 100 фунтов картофеля. Итак, 10 центов/фунт. Мешок картофеля весом 5 фунтов в магазине стоит примерно от 2 до 3 долларов, или от 40 до 60 центов за фунт.

Вы увидите сейчас, что эти цены будут продолжать расти по мере роста цен на мешки, поддоны, надбавки за топливо, доставку и т. д. Я все равно буду получать 10 центов/фунт… пока у меня достаточно запасов, чтобы выполнить все мои нынешние контракты.

Ферма является последней остановкой для этого увеличения… нам не на кого перекладывать расходы, так как мы не устанавливаем цены. Именно по этой причине небольшая семейная ферма почти вымерла, они просто больше не могут конкурировать, так как больше не могут просто унаследовать свободную от долгов землю, на которой прадед так усердно трудился.

Это мои 10 центов.»

Вот так видит нынешнюю ситуацию американский фермер из штата Висконсин. В общем, всё идет «по науке» — производство снизилось, денежная масса выросла, значит выросли и еще вырастут и цены. Но кое-что получается не совсем по схеме. При росте цен владельцы товаров начинают осторожничать, боясь продать по низкой цене — а вдруг вскоре этот товар вырастет ещё? Поэтому возникают ситуации, когда предложения просто нет. А ожидания высокой цены сами по себе служат фактором, влияющим на рост цен. Потом цена стабилизируется, или даже немного упадет, как это уже произошло с американскими пиломатериалами после летнего бума. Но когда это будет — неизвестно.

США давно не попадали в такую ситуацию, а у нас нечто похожее было в начале реформ — новая российская власть в конце 91 года пообещала переход к свободным ценам, и хозяева товаров, естественно, стали их придерживать (я видел такое сам) — в результате, начиная с 92 года, цены стали «галопировать», причем стабилизация произошла очень нескоро.

Мы можем оказаться в крайне неприятной ситуации, если цены на продовольствие превысят некоторый порог, определяемый платежеспособным спросом. Тогда продовольствие из России пойдет на экспорт. А это возможно, поскольку ограничений на экспорт немного, а владельцы сельхозпродукции не обязывались кормить именно российских потребителей. В царской России был такой принцип — «не доедим, но вывезем!».

 Хотелось бы этого избежать, а в этом плане нынешние рекорды по вывозу пшеницы не радуют. Должен быть механизм реагирования, причем быстрого реагирования, на ситуацию, когда вывоз продуктов вдруг поставит под угрозу продовольственную безопасность. И не только продовольствия это касается, а и всех факторов сельхозпроизводства — солярки, минеральных удобрений, даже, возможно, запчастей сельхозтехники. Всё это дорожает на Западе, и экспорт становится особенно выгодным. Но по-хорошему власть должна бы отслеживать подготовку агрокомплекса к сезону 2022 года, чтобы ничего не оказалось в дефиците. И запрещать экспорт тех позиций, которые могут оказаться в дефиците у нас.

Но вот только беда — даже простое обложение экспорта повышенными пошлинами (даже не запрет) прямо противоречит правилам ВТО, куда мы с такой помпой некоторое время назад вступили. Зачем-то.


В блогах публикуются оценочные суждения, выражающие субъективное мнение и взгляды автора, которые могут не совпадать с позицией Всероссийской политической партии «ПАРТИЯ ДЕЛА»

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Почему Россия не Китай