В России производится мало техники для строительной отрасли. Если не брать некоторые товарные ниши типа автокранов, в отрасли доминируют иностранцы.

В последние годы с высоких трибун много говорится про импортозамещение. Мы этим импортозамещением пытаемся заниматься.

Новый тракторный завод, который строит компания Ростсельмаш, как мы уже говорили, будет не только тракторным. На нём будет производиться, помимо сельскохозяйственной, строительно-дорожная техника, а в перспективе — и техника для коммунального хозяйства.

Помимо мощностей для финального производства, создаём производство мостов, коробок передач, электроники, нарабатываем компетенции в быстром и достоверном проектировании, в управлении производством разнородных машин.

Всё это требует времени, материальных затрат, а главное — веры людей. Привлекаемые сотрудники, подрядчики, поставщики и разработчики должны быть уверены, что проект серьёзен, и их многолетний упорный труд не будет спущен в канализацию.

Уже возводится здание,появляются конкретные образы машин, заключены контракты на поставку оборудования.

324890_600.jpg

И тут выходит новость:

Минпромторг официально объявил конкурс на специнвестконтракт. Участник конкурса должен принести в страну новые технологии. Под технологиями в данном случае подразумеваются производство экскаваторов-погрузчиков, телескопических погрузчиков и двигателей для них. Несколько раз упоминается «мировой уровень» технологий.

Странно. Странно называть производство машин «технологией». В производстве машины и двигателя используется множество технологий.

Странно объявлять конкурс на СПИК на экскаваторы-погрузчики и телескопические погрузчики. СПИК предполагает сниженные требования по локализации и льготы по доступу на рынок и облегчённую процедуру получения господдержки. Зачем давать льготы какой-то компании, если машины уже производятся в России безо всяких льгот, и планирует производить эти машины Ростсельмаш?

Почему надо увязывать производство машин с двигателем российского производства? Минпромторг добивался балльной оценки локализации, чтобы инвестор сам мог определять, какими компонентами набирать баллы локализации, а тут упор конкретно на двигатель. Полноценного российского двигателя в заявленной мощности нет, и его создание — отдельная задача огромного масштаба.

Наводим справки, получаем ответ:

СПИК готовится под британскую фирму JCB. Фирма уже доминирует на российском рынке строительно-дорожной техники, и этот статус желает сохранить. План такой: у фирмы есть своё производство двигателей в Англии. Создаётся неглубокая локализация этих двигателей в России, под это дело фирма получает льготный доступ на рынок готовых строительно-дорожных машин. В Подмосковье, в технопарке Есипово, строится цех на 300 рабочих мест.

Интересы этой фирмы очень лоббирует подмосковный губернатор Воробьёв, они ходили к Мантурову, и СПИК «точно будет».

Не знаю, правда ли это всё.

Если правда, если такой СПИК появится, получится, что в России действует мировой монстр, пользующийся полной поддержкой западных политиков, финансистов, и полной финансовой и политической поддержкой российского правительства. Этот игрок будет освобождён от российских рисков и затрат. Если так, дёргаться с производством строительно-дорожной техники на Ростсельмаше и вообще в России бесполезно. Надо будет сокращать и перепроектировать тракторный завод.

Может, это всё игра и слухи, тогда проект активно продолжаем.

Надо понять. Приеду из отпуска, — к Мантурову надо будет сходить.

А ещё говорят: зачем барельеф с борьбой на фасаде завода изображать… Хлебушек мы тут мирно выращиваем…

Борьба и нервы постоянные!

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Кооперация это хорошо, но не любыми методами!