Апостолы ГОЭЛРО - Партия Дела
Присоединиться

Как родилось то семя, из коего вырос могучий Советский Союз? По сути, СССР пророс из одного семени – Генплана электрификации России, ГОЭЛРО. Представленного командой Кржижановского в декабре 1920-го. Да и сама Сталинская модель развития берёт начало в том же плане.

Но как его удалось создать в фактически обречённой стране? И почему в нынешней РФ, несмотря на потоки из триллионов нефтедолларов с 2000 года, ничего подобного не получилось? И возможно ли применить тот опыт в условиях не тотально государственной, а смешанной экономики?

Начнём наше исследование.

«Первотолчок»

Энергичный «первотолчок» разработке плана ГОЭЛРО даёт именно глава Советской России – Владимир Ленин. При всём моём сложном к нему отношении по части нацполитики и разделения русского народа, здесь он выказал высшую степень мудрости и дальновидности. Давно известно, что к концу 1919 года страна дошла буквально до дна. Сожгли последнюю цистерну нефти. Гражданская война ещё не кончилась: впереди – и схватки с Польшей (с поражением на подступах в Варшаве), и борьба с Врангелем. На Дальнем Востоке война закончится вообще лишь осенью 1922 года. Российская Федерация той поры – голод и холод. Помните, как на представлении плана ГОЭЛРО в декабре 1920 года пришлось – дабы зажечь лампочки на большой карте – обесточить практически всю Москву? Оставив в Кремле всего несколько работающих шестнадцатисвечовок? Да, такова была неприглядная реальность. Но Ленин отлично понимал: позарез необходим «План-Мечта», великий Образ Будущего, к коему нужно двигаться упорно и энергично. Такой мечтой становится электрификация страны, и создание такого плана нам стоит вспомнить сегодня. В преддверии послевоенной депрессии в РФ.

После бесед с Лениным пламенный энтузиаст электрификации, инженер Глеб Кржижановский (1872-1959 гг.), сам – практик-электроэнергетик, зажигает яркий маяк: издаёт в газете «Правда» в январе 1920-го статью «Задачи электрификации промышленности». Рисуя перспективы новой страны, он в сей работе пишет даже о грядущем овладении энергией атома. (Это в голодной и тифозной стране, ещё воюющей, уже потерявшей 87% промпроизводства!) Ленин принимает работу горячо и предлагает Г. Кржижановскому создать серию статей, которые затем превратятся в популярную брошюру. В некий государственный план, в «задание пролетариату». Дескать, давайте покажем народу, что за пять-десять лет можно соорудить 20-30, а то и полсотни силовых станций. Каждая становится центром новой жизни, передовой индустрии – с радиусом передачи тока на четыреста, а если не получается — то хотя бы на 200 вёрст.

«Примерно перебрать Россию всю, с грубым приближением», — пишет Ленин. Так, чтобы через 10-20 лет сделать страну электрической. По мнению вождя революции, требуется примерная карта с центрами выработки энергии и кругами её передачи.

Апостолы энергетической революции

Сам Глеб Максимилианович к тому времени – признанный практик и яркий визионер электроэнергетики. С 1912 года он, вместе со своим другом (и одним из будущих на тот момент творцов ГОЭЛРО) Робертом Классоном приступают к осуществлению проекта «Электропередача». Строительства мощной по тем временам торфяной теплоэлектростанции в Богородском уезде Московской губернии. Ныне это – Электрогорск. С весьма революционным на тот момент замыслом. Использовать для электрификации древней столицы доступное и дешёвое топливо – и при этом «закольцевать», связать в одну энергосистему и новую станцию, и работающую в Москве ТЭС на Раушской набережной.

В 1910 году Г. Кржижановский, благодаря другу, тому самому Классону, переходит на работу в частное энергетическое «Общество 1886 года». Да-да, именно это знаменитое, что основали немцы – братья Сименс, создатели одноимённой компании (тогда «Сименс-Гальске»), живущей и поныне. Они настолько нравились властям Российской империи, что получили концессии на освещение Петербурга до 1937 года и Москвы – аж до 1945-го. При том что «Сименс», электрифицировав нефтепромыслы в Баку, посадил энергетику России на иглу азербайджанского мазута. Отчего тарифы на электричество у нас тогда выходили вдвое, втрое более высокими, нежели в Англии или Германии. По сути, немцы «доили» нас. Они блокировали строительство гидроэлектростанций на Свири и Волхове, чтобы дешёвый ток не тёк в Петербург и не мешал их тепловым станциям собирать «тарифную дань» со столицы Российской империи. Через дочернюю структуру «Сименса» иностранцы добились монопольного положения на выгодных рынках – и душили развитие русской промышленности, тормозили её электрификацию. Ах, ну да: русские тогдашние власти, отдав в концессию немцам обе столицы с их промышленными узлами, сэкономили на собственных инвестициях.

Именно в Сименсово «Общество 1886 года» в 1910 году и устроился Глеб Кржижановский. Его сделали заведующим кабельным электрическим хозяйством Москвы. Не знаю как, но Классону и ему удалось убедить немецких хозяев компании в том, что нужно осуществить проект строительства тепловой силовой станции на подмосковных торфах.

Возможно, им удалось доказать германским хозяевам: будущее – не только за электрическим освещением, но и за электроснабжением фабрично-заводских машин. А они не только ночью, а кругосуточно, в три смены станут потреблять энергию. Причём в куда больших объёмах, нежели освещение. А значит, прибыли они принесут больше. Но тариф для промышленности надо сделать ниже. Тогда многие заводчики закроют свои заводские, мелкие электростанции – и побегут за киловатт/часами к «Обществу 1886 года» (читай – к Сименсам).

Такая аргументация подействовала на германских акул. Они согласились на строительство ТЭС в нынешнем Солнечногорске, где топливом становились местные залежи торфа. Но для осуществления проекта создали отдельную компанию «Электропередача» – дочернюю для «Общества…» и внучатую для «Сименс». В 1911 году проект стартовал.

Пишу эти строки и горько улыбаюсь. Сегодня, когда раздроблённая и приватизированная Чубайсом «Единая энергосистема» так взвинтила тарифы, главы заводов и фабрик принялись строить свои малые энергостанции. Ибо так дешевле. То есть, время и прогресс пустили вспять.

 

Конец первой части.