На волне безудержной фантазии - Партия Дела
Присоединиться

Работая над темой, интересуюсь не тем, что было сделано (сегодня никого не удивить электроэнергетикой), а как сие совершилось. Изучаю «кухню» того чуда, что удалось совершить в разорённой стране, казалось бы – приговорённой к смерти. Электрификация России в 1920 году – всё равно что превращение РФ в один из центров электронного и высокотехнологичного производства мирового значения. Нам, кому ещё, предстоит поднимать страну из болота сырьевой отсталости, тем более важно изучать опыт предков.

Центр тяжести – будущее

28 февраля 1920 года. С первого заседания комиссии по разработке ГОЭЛРО не прошло и двух недель. Очередное заседание. Глеб Кржижановский предлагает создать программу-минимум. С тремя главными пунктами:

1. Использование имеющихся электростанций для снабжения прилегающих районов.
2. Составление общего плана электрификации России по отдельным районам (сейчас бы сказали – макрорегионам) и пунктам.
3. План электрификации отраслей промышленности, железных дорог, водных путей и грунтовых дорог.

9 марта комиссии докладывает Василий Старков. Он говорит о комплектах оборудования для типовых ГРЭС – государственных районных электростанций. Постановили, что мощность их – до 40 тысяч киловатт, мощность каждого агрегата – 10 000 кВт.

Досье: 

Василий Старков (1869-1925 гг.). Один из основателей «Союза борьбы за освобождение рабочего класса», зародыша РСДРП. Выпускник Питерского Технологического института 1894 года. С 1903 года он – в компании с Классоном, Кржижановским и Красиным – работает на строительстве мощных паротурбинных электростанций в Баку (корпорация «Электрическая сила»). Приобретя огромный практический опыт, в 1906-1912 гг. трудится помощником директора на паротурбинной Московской трамвайной электростанции на Болотной набережной (ныне – закрытая Чубайсом ГРЭС-2). А в 1913-1917 годах он входит в руководящие органы «Электропередачи» и «Общества 1886 года». После разработки ГОЭЛРО перешёл на работу в Наркомат внешней торговли. Умер в Берлине от болезни в 1925 году.

13 марта 1920 года программа работ комиссии ГОЭЛРО утверждена. Ленин, как глава государства, знакомится с нею тем же вечером. Снова говорит, что нужно увлечь народ великим делом. «Такой зимы, как была эта, нам больше не выдержать», – замечает он.

Ленин просит написать понятную статью, которая показывает: восстановление страны на базе электрификации потребует меньше ресурсов, нежели с использованием паровых машин и конной тяги. Может, одна электрическая железная дорога сможет заменить десять «паровозных»? Ленин требует именно наглядности.

13.03.1920 г. Комиссия решает: центр тяжести её обзоров должен лежать в будущем. Главное – не то, что было, восстановить, а создать принципиально новое. 28 марта Кржижановский призывает сказать народу правду о том, что впереди – череда тягчайших лет. Потребуются неимоверные усилия для преодоления разрухи. Но вот – программа грядущего. «Мы сейчас имеем руины, но за всей разрухой проглядывает другое начало, начало планомерного творчества», – произносит Глеб Максимилианович.

3 апреля 1920 года профессор Иван Александров представляет комиссии ГОЭЛРО доклад «О программе экономического развития Юга России». В основу её он кладёт использование водной энергии Днепра, а вернее – его порогов. По сути, Александров выдвигает проект строительства Днепрогэс мощностью в полмиллиона киловатт, который не только обеспечит энергией Юг, но и обеспечит расцвет речного судоходства – вплоть до возможности устройства морского порта в Александровске (ныне – Запорожье).

«Обширные днепровские степи, получив воду для орошения, могут стать основным хлопковым районом европейской части Союза. И этот вопрос увязывается с общей транспортной схемой. В результате предварительный проект Александрова вышел далеко за границы порожистого участка у селения Кичкас, где предполагалось возвести плотину длиною более 750 метров. В документе появились разделы, посвящённые различным производствам, которые должны развиваться на базе гидроэнергии. Специально была изучена перспектива строительства нового города Большое Запорожье, переустройства Херсонского порта и многие другие вопросы. Характеризуя свою работу, Иван Александров писал: «Проект вышел из гидротехнических рамок, захватив в свою орбиту железные дороги, металлургию и прочее, и если здесь были сделаны некоторые ошибки, то разве только в том, что курс на комплексное проектирование был взят недостаточно полно…»

Досье: 

Один из демиургов будущей мощи СССР, Иван Гаврилович Александров (1875-1936 гг.) был выпускником Московского училища инженеров путей сообщения в 1901 году. Принимал участие в проектировании дороги «Оренбург-Ташкент» и ряда мостов через Неву, Москва-реку и Волгу. С 1912 года разрабатывает проект системы оросительных каналов в Туркестане, которые осуществятся уже в СССР. 

В 1920 году он предложил вместо системы плотин на Днепровских порогах одну огромную ГЭС. В рамках ГОЭЛРО разрабатывал вопросы промышленного развития Поднепровья, равно как и экономическое районирование страны. С 1921 года – член президиума Госплана, в 1931-1932 годах возглавлял сектор энергетики в Госплане. 

Курируя все проекты строительства ГЭС и создания при них ТПК (территориально-производственных комплексов, на нынешнем языке – индустриальных кластеров), академик АН СССР (с 1932 года) Александров одним из первых предложил задействовать огромный потенциал Ангары и Енисея. Тем самым заглянув в 1950-1970-е годы. Он же был в числе первых проектантов Байкало-Амурской (довоенной) магистрали. Стоял во главе транспортной секции Академии наук Союза. Умер от болезни в 1936 году в Москве… 

Как видите, профессор Александров умел использовать огромную мощь инженерно-промышленного воображения. Вне всякого сомнения, идея мощного гидроэнергетического узла на Днепре «пробивала скорлупу» ещё в Российской империи. «Над проектами использования энергии Днепра и создания судоходного пути через знаменитые Днепровские пороги работали инженеры Н. С. Лелявский (1893 г.), В. Е. Тимонов (1894 г.), С. П. Максимов и Г. О. Графтио (1905 г.), А. М. Рундо и Д. И. Юскевич (1910 г.), проф. Б. А. Бахметев (1913 г.), инженеры Ф. П. Моргуненков (1913 г.), И. А. Розов (1914—1915 гг.)…»

Справка: 

«В 1914 году в Государственной Думе рассматривалась возможность выделения средств на сооружение судоходных шлюзов и гидроэлектростанции в районе Днепровских порогов по проектам А. П. Розова и Б. А. Бахметьева, но в итоге запрашиваемые суммы были урезаны в несколько раз, что не дало возможности приступить к строительству. В 1916 году проект Розова был утверждён, но он не мог быть реализован в условиях продолжавшейся войны. В 1919 году свой проект гидроэнергетического использования Днепра в районе порогов предложил профессор В. Л. Николаи. Все эти проекты предусматривали многоступенчатые схемы с сооружением от двух до четырёх плотин, при этом максимальная мощность гидроэлектростанций не превышала 270 тысяч л. с. (около 200 МВт), регулирование стока либо не предусматривалось вовсе, либо ограничивалось суточным регулированием. Первый проект Днепровского гидроузла с одной плотиной был предложен инженером Ф. П. Моргуненковым в 1913 году».

Однако именно красные поставили создание оного титанического сооружения в качестве государственной задачи. А в 1932 году (забежим вперёд) её выполнили, привлекая к делу даже американское проектное бюро Купера. Каковое волей-неволей помогло нам подготовить кадры отечественных инженеров.