Итак, самые скандальные президентские выборы в США завершились победой кандидата от Демократической партии Дж. Байдена. Но результаты этой победы, полагаю, будут иметь далеко идущие последствия. Потому что схлестнулись не просто две партии, две политические силы, но две Америки. Причем схлестнулись почти в смертельной схватке, что и подтверждают послевыборные события: не только существует реальная угроза Д. Трампу быть если не отправленным в тюремное заключение, то, по крайней мере, быть политически репрессированным, но присутствует реальная вероятность смены всей политической системы США и ликвидации биполярной избирательной конструкции. Т. е. ослабления или самороспуска Республиканской партии США.

Так какие же две Америки столкнулись в ходе двух этапов президентских выборов, и в чем причина поражения республиканцев? Да, Трамп допустил ряд ошибок уже в ходе первой кампании, в частности, не объективно оценил сущность, роль и возможности американских СМИ, не осознав, что информационный продукт превратился во влиятельный компонент международных отношений, а управление информационными потоками — в ключевой элемент борьбы за власть в самой Америке. Ход мировой и внутренней политики стал зависеть в числе прочего от способа интерпретации тех или иных событий. Можно добавить к этому и личные наблюдения автора о том, что впервые в ходе президентских выборов в США были использованы ранее запрещенные (внутри США) технологии воздействия на психику людей (избирателей), открытые еще во времена Николы Тесла.

Сложившаяся в США медиа-центрированная система определила существенную зависимость правительства и политики от средств массовой информации. Новостные масс-медиа Соединенных Штатов можно считать отдельным самостоятельным политическим институтом и важным игроком в политическом процессе. Игроком, который является частью правительства и всей двухпартийной системы США. Но над которым ранее стоял скрытый регулятор, отслеживающий соблюдение установленных межпартийных и внутриполитических правил. И он действовал всегда в рамках «общенациональных» интересов США. Сегодня, похоже, этот регулятор действовал на стороне демократов. Подтверждением тому является отказ надзорных органов рассматривать очевидные нарушения со стороны сторонников Дж. Байдена, в то время, когда в битве Д. Трампа с Х. Клинтон тема вмешательства России в президентскую гонку получила широкий общественный, правовой и даже международный резонанс и разбирательство.

Команда Трампа не сумела до конца разобраться, что же из себя представляет эта двухпартийная система и как СМИ, будучи тесно с ней связанными, не только выражают позиции обеих сторон, но и сами формируют информационно-политическое пространство, оказывают влияние на аудиторию. И по сути во многом определяют результаты выборов, при этом ведущие СМИ явно пренебрегают правилами и традициями американской журналистики, отказываются от беспристрастности и превращаются в инструменты политического влияния упомянутой двухпартийной системы и ее представителей.

Медиа-раскол: два лагеря СМИ

Практически на протяжении всей истории США продолжается противостояние двух партий — республиканской и демократической, каждую поддерживают определенные средства массовой информации. С этим тезисом трудно поспорить, но я все же постараюсь объяснить почему и как это происходит.

Для начала сделаю оговорку, сославшись на американский авторитет.

Томас Паттерсон, знаток политических систем, отмечал, что, «хотя во всех западных демократических странах в периоды предвыборных кампаний на общенациональном уровне СМИ становятся ведущей силой в том смысле, что судьба всех кандидатов зависит в первую очередь от того, смогут ли средства массовой коммуникации дойти до каждого избирателя, ни в одной из этих стран нет политической системы, аналогичной американской. Только в США пресса играет роль, которую в других странах традиционно исполняют политические партии».

Отчасти это связано с тем, что в США законы, предусматривающие судебное преследование журналистов за публикацию «клеветнических измышлений» или информации, носящей «оскорбительный характер», намного либеральнее, чем в других странах. Благодаря этим особенностям политической культуры американские СМИ имеют гораздо большую свободу, нежели СМИ в остальном демократическом мире. Россия — это особый разговор. Нигде в мире пресса не играет столь важную роль в политике, как в США. Это объясняется в первую очередь тем, что Америка является крайне децентрализованным государством со слабыми политическими партиями и либеральным пониманием принципов свободы прессы.

Придя в Белый дом, Дональд Трамп оказался заложником средств массовой информации, которые ополчились против него. Беспрецедентен уровень обструкции, устроенной президенту со стороны его внутриполитических противников, посредством СМИ. Впрочем, Трамп и сам внес немалый вклад в формирование к нему резко негативного отношения части американских медиа-игроков. Ведущий новостной канал CNN Трамп назвал «фейковыми новостями», критиковал газеты «Washington Post» и «New York Times», которые в Америке и во всем мире считают образцом для подражания. Когда в прессе начали распространять слухи о связях Трампа с российской верхушкой, он заклеймил СМИ термином «враги народа» и потерял шанс на примирение. CNN, ABC, CBS, NBC — все эти медиа экс-президент США назвал «ужасной пропагандистской машиной» демократической партии. Это одна из серьезных ошибок команды Трампа: нельзя настраивать ведущие американские (и мировые) масс-медиа против себя, тем самым подталкивая их к «союзу» со своим главным оппонентом. Проявлений этой вражды более чем достаточно.

Не секрет, что «New York Times» на своих страницах публиковала ложные сведения и вводила читателей в заблуждение. После победы Трампа на предыдущих выборах издатель публично признался, что газета «не разглядела, не увидела» большой прослойки избирателей, проголосовавших за Трампа. Далее, журналистка газеты Джули Дэвис признала, что в пять раз занизила число пришедших на митинг Дональда Трампа в мае 2018. И это были шаги к примирению, но Трамп не использовал этот шанс. Возможно, совсем не так, как ранее «демократическая» пресса подавала совершенно ложную или извращенную информацию, не опасаясь последствий.

Стоит вспомнить и скандальную статью, не изобилующую фактами в той же газете, где Россию обвиняют в том, что она вознаграждала талибов за убийство американских военных, а Трампа в бездействии. Впоследствии Белый дом и МИД официально опровергли подобные слухи. Но наказания не последовало. Издание «The Huffington Post» представило Трампа, как человека ответственного за нападение на редакцию «Capital Gazette» в июне того же года, несмотря на то, что преступник был мотивирован исключительно личной неприязнью, а не политикой и отношением Трампа к прессе.

Газета «The Boston Globe» в 2018 году открыто призвала американские печатные и сетевые издания выступить единым фронтов против Дональда Трампа, который по их мнению убивает «свободную прессу.

Несомненно, инициатива «The Boston Globe» связана не с борьбой за конституционные права журналистов. Она имеет корни гораздо глубже и связана в первую очередь с политической повесткой тех лиц, которые владеют упомянутыми газетами и телеканалами. Трамп не случайно сделал ставку на такие нетрадиционные инструменты массовой коммуникации как Twitter, но в ходе 59-х выборов экс-президента лишили и его — страничка Дональда Трампа была заблокирована.

Можно сделать предварительный вывод, что не обида ведущих американских СМИ на Д. Трампа стала причиной его поражения на выборах.

Многие американские и других стран аналитики считают ложными утверждения о том, что подавляющее большинство СМИ является рупором «синих» и врагами Трампа. Этот миф касается прежде всего телевидения. Помимо крупных общенациональных ТВ-компаний в Америке существует бесчисленное множество региональных телеканалов, которые безоговорочно поддерживают республиканцев и лично Трампа.

В 2016 году исследовательская организация PEW Research Center опубликовала исследование — «State of the News Media 2016». Именно оно показало, что аудитория региональных телеканалов в сумме примерно в 10 раз превышает количество зрителей общенациональных каналов и пролило свет на реальную ситуацию в медиасфере.

Не исключено, что именно благодаря SBG Трампу удалось выиграть выборы в «колеблющихся штатах», где количество зрителей региональных каналов принадлежащих SBG в разы превышало количество зрителей общенационального CNN и других телеканалов.

Две Америки — идеи и противоречия

Но, наверное, неправильно будет обвинять СМИ в том, что многие из них открыто пошли на союз с демпартией, или ее руководством, по причине нелюбви к Трампу или к республиканцам вообще. Дело здесь в другом: транснациональный финансовый капитал является крупнейшим субъектом геополитики и именно он для реализации своих целей создал транснациональную «медиа-империю», к представителям которой относятся крупнейшие американские и мировые СМИ о которых ранее шла речь.

Крупнейшие медиаконцерны, такие как «Time Warner», «Forbes Inc.», «Times mirror company» открыто поддерживают ФРС и банковскую систему, это не может не наводить на мысль об общности интересов и политической составляющей их взаимоотношений. На протяжении истории США финансисты — Морганы, Меллоны, и другие оказывали влияние на СМИ, а вместе с тем и на будущее Америки. Но подобной нынешней ситуации ранее не складывалось. На выборах 59 президента США, как я полагаю, сформировался прочный союз банкиров и СМИ, а главная схватка за Америку происходила между финансовым капиталом, оформившимся совместно с медиа-империей в глобальную корпорацию (ГК). Им, в лице Д. Трампа и его сторонников, противостояли промышленники, включая ВПК, которые мечтают видеть Америку высокотехнологичной, а значит и высокоинтеллектуальной, индустриальной державой, экономика которой базируется на технологиях шестого экономического уклада. И в ходе первого срока президентства Трампу в этой сфере удалось многое. Но желают ли видеть такой Америку международные финансисты? Им ведь безразлично в какой стране и на чем «зарабатывать» свои прибыли, Америка как территория для них вторична. Напомним, что этому же противился и Дж. Кеннеди, погибший от пули в Далласе.

В 2018 году Трамп, раскритиковал ФРС, заявив, что процентная ставка слишком быстро повышается агентством. До этого он уже выражал недовольство в связи с тем, что несмотря на колоссальные усилия его администрации, ФРС эти успехи сводит на нет и буквально душит развивающуюся экономику. Вполне закономерно, председатель ФРС Джером Пауэлл проигнорировал заявления Трампа и заявил о продолжении курса на ужесточение, показав, что судьба Америки ему полностью безразлична.

В ходе выборов мы стали свидетелями существующих уже давно противоречий внутри «двух Америк» — финансовой и промышленной. Первой Трамп объявил войну, отказавшись от курса на глобализацию и продолжив поддерживать реальный сектор в ущерб интересам банкиров.

23 июня 2020 г. правительство Трампа нанесло еще один удар по финансовому сектору, окончательно закрепив начавшуюся ранее торговую войну с Китаем, но торговая война не выгодна лагерю финансистов, заинтересованному в производстве товаров в Китае и торговле с ним.

Отсюда главное различие промышленников и финансистов — первые намерены спасать Америку за счет доллара, вторые же нацелены спасать доллар за счет Америки.

Бывший президент Трамп, республиканец и представитель промышленного сектора оказался заложником финансовой Америки: банков, инвестиционных фондов и IT-корпораций.

Что ждет Америку?

Поэтому, несмотря на вступление Дж. Байдена в должность президента, схватка между двумя Америками не завершена. Демократы, естественно, сделают всё, чтобы «добить» не только Д. Трампа, но и республиканцев. Но встает вопрос о «регуляторе» — тайной силе, которая принимает окончательные решения — кому быть президентом. И это проявлялось уже не раз в истории США. Эта сила, пожалуй, понимает, что продолжение внутренней войны приведет к ослаблению и государства по имени США, и американского доллара. А ослабление и того и другого усилит желание не только Китая и России, но даже Европы, освободиться от американских «дружественных» объятий и потребовать США расплатиться с долгами и не платить дань. Такая вот дилемма.

И все же обе Америки сегодня находятся в критической зависимости друг от друга. Не умрет ли рынок сланцевой нефти и газа на следующий день после того как ее отрежут от рынка акций и кредитов? Промышленникам нужен постоянный приток инвестиций, «колониальных налогов» из глобализированного мира, который могут обеспечить финансисты. В любом случае, стоит признать, что первична здесь не идеология, а деньги. Борьба идет за то, кто в первую очередь будет пользоваться активами, свеженапечатанным долларом и прочими благами цивилизации. Америка в этом противостоянии точно не выйдет победителем. Поэтому, скорее всего, будет поиск компромисса между двумя Америками. Хотя это не факт. Америка, изнутри раздираемая противоречиями, обречена на утрату ее былого величия. А что касается поведения СМИ в выборной президентской гонке — это плевок в лицо качественной и беспристрастной журналистике. И это касается и России не в последнюю очередь. Один из отцов — основателей Соединенных Штатов Томас Джефферсон, горячо поддерживавший свободу слова, тем не менее утверждал: «Ничему сейчас нельзя верить из того, что видишь в газете. Даже сама правда становится подозрительной, когда ее помещают в этот зараженный ложью формат».

В блогах публикуются оценочные суждения, выражающие субъективное мнение и взгляды автора, которые могут не совпадать с позицией Всероссийской политической партии «ПАРТИЯ ДЕЛА»
Источник фото: портал ИА «Интерфакс»

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Пандемия Давоса