Осенью 2021 года в России должны пройти выборы в восьмой созыв Государственной Думы. Мелкие политические партии и их политтехнологи начали подготовку к выборам путём вброса в информационное пространство тем, которые массовым общественным сознанием ввиду кажущейся простоты могут быть одобрены. Впоследствии такие темы становятся приманками в партийных программах или предвыборных инициативах. Всё это повторяется из одного предвыборного цикла в другой, став своеобразной предвыборной приметой.

С начала февраля 2021 года некий Вадим Суровцев под разными названиями публикует материалы (http://realtribune.ru/news-world-5860, https://www.vpk-news.ru/articles/61071) содержанием которых является лозунг «Русским Курилам — русские имена». Призывая к переименованию ряда Курильских островов, он так поясняет свою позицию: «В случае с Курилами здесь даже оглядываться не на кого. Давших названия островам коренных жителей — айнов истребили японцы. Во время депортации японского населения в 1947 году айнов насчитывалось всего несколько десятков. С заданием дать предложения по переименованию названий островов и иных географических названий на территории Курильского района Сахалинской области вполне справится тамошняя администрация в кратчайшие сроки. Это должно стать окончательной точкой в решении Курильского вопроса».

Отличный ход по переводу путевых стрелок! Оказывается не федеральные власти, который год ведущие переговоры с Японией, а мэр Курильского района Сахалинской области может поставить точку в Курильском вопросе! Ведает ли автор предложения, что основания и порядок как наименования так и переименования островов установлен федеральным законом № 152-ФЗ от 18.12.1997 года «О наименовании географических объектов»?
К сожалению, В. Суровцев не оригинален и не одинок.


Что предлагается

В шутку, в которой есть доля правды, предлагалось переименовать остров Шумшу в Шумный, Онекотан в Некатань, Матуа в Мать, Уруп в Отруб, Итуруп в Отороп, Шикотан в Щекотань и прочее в том же духе.

В 2012 маргинальная партия-спойлер «За справедливость» уже предлагала переименовать Курильские острова. Кунашир предлагалось назвать «Казачий остров» или «остров Давыдова» (по имени русского моряка, освободившего остров в 1807 году от японских захватчиков); Итуруп — Лососевый остров или Рыбный (сейчас здесь находится крупный рыбоперерабатывающий комплекс) или остров Надежды, или остров Хвостова (по имени русского моряка, освободившего остров в 1807 году от японских захватчиков); Шикотан — в остров Красивый (перевод с айнского «лучшее место), или в Фигурный остров (назван экспедицией при первом описании) или в остров Шпанберга (по имени первооткрывателя)»; Хабомаи в «Плоские острова» (прямой перевод с японского) или в Советские или в Русские острова.

Не знают в партии «За справедливость», что Хабомаев на территории России вообще нет, а потому и переименовывать нечего. Название «Плоские» употребляется уже давно, с 1946 года.

В том же 2012 году общественное движение «Молодая Гвардия Единой России» выступило примерно с такими же предложениями. Только остров Кунашир предлагалось именовать вместо одного айнского слова двумя русскими — «Черный остров» или «остров Черный».

По мнению руководства движения путаницу создают «иностранные названия» географических объектов в Сахалинской области.

В целом, специалистами предложение было охарактеризовано, как популистское и бредовое. Чем айнские названия не потрафили младороссам — осталось неясным.

Логику всех предложений о переименовании (а выше приведена их малая толика) очень метко выразил один из блогеров в своем ЖЖ еще в 2010 году: «Пока многие из Курильских островов носят непонятные басурманские наименования, нас всегда будет смущать вопрос о чужих территориальных претензиях».
Но басурманские ли это названия? (К истории вопроса).

Первую опись Курильских островов оставил на своей карте, составленной по данным А. Ф. Шестакова, «якутский дворянин» Иван Львов. По указу Петра I он был послан в 1710 году в экспедицию с приказом обследовать острова, лежащие от Колымского устья до Камчатской земли «и той земле учинить особой чертеж». На карте, кроме понятных для нас названий островов — Шумушу, Пурумушир, Шимушир, Итурпу, Уруп, Кунашир, и другие, для некоторых из них была дана довольно подробная характеристика, например: «Итурпу, очень заселен, много большого леса, медведей, оленей, жители торгуют с Камчаткой». В 1711–15 годах свои почти ежегодные походы на северные Курилы совершали Данила Анциферов и Иван Козыревский. В 1725 году Козыревский передал «доезд» и описание «всему и тем островам чертеж даже до Матмайского острова Хаккодате, Иезо (т. е. Хоккайдо)», где приведены практически все привычные нам названия островов Большой Курильской гряды.

Этими названиями пользовались наши замечательные геодезисты Иван Евреинов и Федор Лужин, которым Петр I поручал в 1719 году отправиться на Тихий океан и разведать, есть ли пролив между Азией и Америкой и которые обследовали и нанесли на свою подробную карту Курилы до острова Симушир. Привычные нам названия использовал академик Герард Миллер, который в 1737 году на основании всех найденным им архивных материалов и расспросов составил свое, очень подробное описание Курил. Эти же названия мы можем увидеть у Георга Стеллера в «Гистории Камчатской» 1743 года, и у Степана Петровича Крашенинникова в его капитальном труде «Описание земли Камчатки» 1755 года.

24 августа 1761 г. последовал указ Сената, разрешивший русским купцам вести промысел на Курильских островах. До этого посещать острова разрешалось только сборщикам ясака. С этого времени началось активное освоение всех Курильских островов, в том числе и южных.

30 апреля 1779 года был оглашен «Указ Екатерины II Сенату об освобождении от податей населения Курильских островов, принявшего российское подданство». Он гласил: «Ея И.В. повелевает приведенных в подданство на дальних островах мохнатых курильцев (айнов) оставить свободными и никакого сбору с них не требовать, да и впредь обитающих тамо народов к тому не принуждать, но стараться дружелюбным обхождением и ласковостию для чаемой пользы в промыслах и торговле продолжать заведенное уже с ними знакомство. А при том обо всех состоящих в подданстве народах, которые обитают на лежащих от Камчатки к востоку Курильских островах, в рассуждении ясачного с них сбора разсмотреть и по примеру вышеупомянутого постановленнаго ныне от ея И.В. о мохнатых курильцах правила сделать надлежащее определение, и что учинить, об оном уведомить его, генерал-прокурора, без продолжения».

Указом императрицы от 22 декабря 1786 года Коллегии иностранных дел Российской Империи надлежало официально объявить о принадлежности открытых на Тихом океане земель российской короне. Во исполнение указа была составлена на высочайшее имя записка об «объявлении чрез российских министров при дворах всех морских европейских держав, что сии открытыя земли Россией не могут иначе и признаваемы быть, как империи нашей принадлежащими».

В 1811 году выдающемуся русскому мореплавателю Василию Михайловичу Головнину было поручено описать Курильские и Шантарские острова и берег Татарского пролива. По поводу названий Курильских островов в своих «Замечаниях о Курильских островах» он писал: «Если все острова, находящиеся между Камчаткою и Япониею, разуметь под названием Курильских островов, то числом их будет 26, а именно: 1 — Алаид; 2 — Шумшу; 3 — Парамушир; 4 — Ширинки; 5 — Макан-Руши; 6 — Онекотан; 7 — Харимкотан; 8 — Шияшкотан; 9 — Экарма; 10 — Чиринкотан; 11 — Мусир; 12 — Райкоке; 13 — Матуа; 14 — Расшуа; 15 — Среднего остров; 16 — Ушисир; 17 — Кетой; 18 — Симусир; 19 — Требунго-Тчирпой; 20 — Янги-Тчирпой, 21 — Макинтор или Бротонова остров; 22 — Уруп; 23 — Итуруп; 24 — Чикотан; 25 — Кунашир; 26 — Матсмай (сейчас — Хоккайдо — авт.) Вот настоящий счет Курильских островов».

Эти названия использовал в своих записках и атласе наш замечательный мореплаватель Иван Федорович Крузенштерн, и их же, с незначительными изменениями, мы используем до сих пор.

После завершения Второй мировой войны (1939–1945) закономерно встал вопрос о русификации названий курильских островов. В этой связи в своем докладе на II Всесоюзном Географическом Съезде (1947) Юрий Константинович Ефремов, в то время офицер Генштаба и организатор военно-топографических работ на Сахалине и Курильских островах, отмечал: «В связи с освобождением Южного Сахалина и Курильских островов из-под власти японских империалистов, назрела необходимость, а также в связи с начавшейся репатриацией японских граждан и неуклонным ростом советского населения и стихийно начавшейся русификацией названий, назрела необходимость окончательно установить единую схему географических названий природных объектов на обе территории. До захвата островов Японией преобладающими названиями на обеих территориях были айнские и русские».

Идея возрождения айнских названий Курильских островов принадлежала академику Льву Семеновичу Бергу. Ю. К. Ефремов писал: «…именно Л. С. Бергу принадлежит мысль о том, чтобы оставить за всеми крупными островами Большой Курильской гряды их исконные айнские названия, в ряде случаев — с опорой на их первоначальную запись русскими казаками-землепроходцами».

Курильские острова в Уставе Сахалинской области

Остается добавить, что процесс имянаречения на Курилах не закончен. 23 декабря 2010 года Сахалинская областная Дума внесла в Устав Сахалинской области изменения, указав в пункте 1 его статьи 3, что «В состав Сахалинской области входят территории острова Сахалин с прилегающими к нему островами, Курильских островов, включающих острова Большой Курильской гряды и Малой Курильской гряды согласно описанию, предусмотренному приложением к настоящему Уставу».

В этом приложении, называемом «Описание состава территории Сахалинской области» указываются нынешние, давно уже ставшие русскими названия Курильских островов. Япония к их имянаречению не имеет отношения.

Губернатор области 24 декабря 2010 года подписал этот закон и с момента публикации 29 декабря он под № 126-ЗО вступил в силу. Впервые в российском законодательстве (в законе субъекта РФ, входящем в общеправовую базу страны), в нормативно-правовом порядке был определен минимальный состав Курильского архипелага. Эта работа продолжается.

Имянаречение безымянных географических объектов

По инициативе Сахалинского отделения Русского географического общества при реализации Программы имянаречения безымянных географических объектов Сахалинской области в 2017–2020 годах ряд ранее безымянных мелких островов и других географических объектов распоряжениями Правительства Российской Федерации получил имена. На карте области появились острова Деревянко, Гнечко, Громыко, Фархутдинова, Щетининой, маршала Василевского, урупские мысы — маршала Крылова, адмирала Юмашева, Пуркаева, Воронова, Радужанова. На Симушире — проход Игнатовича в бухту Броутона. На острове Шумшу — мыс Гурьева — на месте гибели командира десантного судна при высадке десанта в 1945 году.

Кстати, остров на Малой Курильской гряде, названный в 2017 году именем генерал-лейтенанта Кузьмы Деревянко, подписавшего от Советского Союза Акт о капитуляции Японии, находится восточнее японского острова Хоккайдо. И солнце каждый день всходит на «страну восходящего солнца» со стороны острова Деревянко, с природным постоянством напоминая о весьма значимых событиях в российско-японских отношениях.

Сохранение исторических названий островов и имянаречение пока безымянных объектов на них это дань уважения их коренному населению, самобытному народу айнов, дань уважения нашим русским первопроходцам и мореплавателям, дань уважения героям — освободителям островов в 1945 году.

Итак, названия большинства курильских островов — это айнские названия, которые уже более трех веков русские. И останутся русскими. Те, кто ратует за переименование, думают просто и прямолинейно: переименуем и все проблемы сразу разрешаться, как по мановению волшебной палочки, и в этом вопросе будет поставлена окончательная точка.

Что необходимо?

Окончательная точка в решении вопроса о территориальной целостности страны — это не переименование островов, а четкая и твердая позиция Президента и министерства иностранных дел России, экономическое развитие Курильских островов и других пограничных территорий, укрепление их обороноспособности, а также исполнение статей 4 и 67 нашей Конституции: «Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории» и «Российская Федерация обеспечивает защиту своего суверенитета и территориальной целостности. Действия (за исключением делимитации, демаркации, редемаркации государственной границы Российской Федерации с сопредельными государствами), направленные на отчуждение части территории Российской Федерации, а также призывы к таким действиям не допускаются».

Все призывы к переименованию давно уже русских названий на еще более русские — это пример легковесного подхода к серьёзным вопросам. Подход к ним требуют не столько горячности, сколько знания законодательства, истории региона и его топонимики и научного подхода.
Меры к укреплению территориальной целостности России, как в целом, так и на курильском направлении, в частности, давно предлагаются российской общественностью, экспертным сообществом и властями Сахалинской области.

Перечислим их.

Во — первых, необходимо противодействие картографической агрессии Японии, которую она ведет в рамках информационно-психологической войны против России по территориально-историческим вопросам. Для этого требуется законодательное введение административной ответственности за грубое, публичное, прежде всего в СМИ, искажение изображения государственных границ Российской Федерации. Грубым является изображение территории России без тех территорий, на которые имеются территориальные претензии иностранных государств. Это Курильские острова, Крым, Калининград и т. п.

Во — вторых, должно продолжаться в полном объёме федеральное финансирование Курильской программы, которое, увы, сокращается.

В-третьих, должна быть прекращена обработка общественного мнения уверениями о якобы необходимости заключения т.н. «мирного договора» с Японией. Мир с Японией достигнут фактически актом о ее безоговорочной капитуляции перед СССР, США, Великобританией и др. от 2 сентября 1945 года, а юридически — пунктом 1 Советско-японской (Московской) декларации от 19 октября 1956 года, зафиксировавшей прекращение состояния войны и установление дипломатических отношений. Японской стороне об этом должно быть сообщено.

Лучшей формой такого сообщения была бы кодификация в федеральном законе № 32-ФЗ «О днях воинской славы и памятных датах России» от 13 марта 1995 года Указа Президиума Верховного Совета СССР от 2 сентября 1945 года об объявлении 3 сентября днём всенародного торжества — Днём Победы над Японией.

Этот день — символическая точка невозврата к ельцинско-козыревским идеям акватерриториальных уступок. В Государственной Думе Федерального Собрания находится на рассмотрении очередная инициатива по такой кодификации. И ключ к ее принятию находится во фракции «Единой России», которая долгие годы, пользуясь большинством, препятствовала принятию аналогичных законопроектов, а, по сути, сдерживала укрепление территориальной целостности России на Дальнем Востоке. Жаль.

Но может быть время осознания уже пришло?

Если уж что-то и нуждается в переименовании, так это безликий День окончания Второй мировой войны, которому следует вернуть его исконное первородное название — День Победы над Японией.

В блогах публикуются оценочные суждения, выражающие субъективное мнение и взгляды автора, которые могут не совпадать с позицией Всероссийской политической партии «ПАРТИЯ ДЕЛА»

Источник фото: портал «Русская семерка»

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Что нового в программе ПАРТИИ ДЕЛА?