Таков прогноз Международного энергетического агентства. Такое количество энергоносителей, как раньше, становится невостребованным. Активность людей замирает из-за пандемии. Мировые ёмкости хранения нефти переполнены, а останавливать нефтяные скважины — долгий и трудоёмкий процесс. Цены, естественно, становятся бросовыми. Хоть как, но лишь бы сбыть. Наземные хранилища, трубопроводы, танкеры — вся нефтяная логистика станет захлёбываться, если увеличится, пусть и кратковременный, рост запасов нефти, который ожидают в первом полугодии 2020 года.

Большие парни договариваются сократить добычу нефти. Поартачившись и вызвав ухмылку хозяев положения, согласилась урезать добычу и Россия. Её квота — 2,4 миллиона баррелей в сутки. Эти непонятные для простых жителей России словосочетания и цифры опустошат карманы и заставят забыть о сбережениях каждого из них.

Зачем нам знать процесс и затратность остановки и консервации нефтяных скважин? К тому же ещё неизвестно: потребуется ли когда-нибудь расконсервация, которая продолжается месяцами? Может быть, России придётся забыть о повторном вызове притока нефти в расконсервированных скважинах. Может быть, стране надо использовать нефть и газ именно как энергоносители, а не как товар, от колебания цен которого зависит жизнь каждого жителя страны?

Зачем нам обо всём этом знать, когда мы должны заниматься своей страной? Не ценами на сырье, от продажи которого зависит наша жизнь, а производством собственных товаров, собственной промышленностью, сельским хозяйством, землёй, в конце концов. А углеводородное сырьё использовать по назначению — в качестве энергоносителей для подъёма и развития экономики.

Почему мы должны быть обеспокоены повесткой и заботами тех, кто в эти дни теряет баснословные капиталы, втягивая в этот процесс всех нас, каждого из нас, ибо бюджет страны, то есть и бюджет каждого из нас, независимо от размеров, зависит от мировых цен на нефтегазовом рынке?

Да потому, что у нас, то есть в стране, разрушено и нет собственного производства, промышленности, сельского хозяйства, а то, что сохранилось или восстановлено новыми промышленниками и аграриями ещё недостаточно развито, а правящие круги страны игнорируют их развитие. Посмотрите на города и сёла многих и многих регионов. Разве такой должна быть жизнь современного горожанина или сельчанина, плутающего между торговыми центрами, магазинами, салонами красоты и парикмахерскими, ведь кроме их ничего (ничего!) нет. Но и весь товар в них — не наш.

Зачем нам знать о множестве технологических операций для снижения добычи нефти? Почему в сети, в периодике рассказывают о разных, дорогостоящих и долгих, процессах консервации скважин в Саудовской Аравии США, России, когда мы давным-давно должны были заниматься своим, настоящим, делом? Разве процессы консервации или расконсервации нефтяных скважин кому-нибудь из нас, кроме специалистов, интересны и жизненно важны?
Но дело в том, что страна зависима от этих, непонятных простым жителям, процессов, которыми на их беду занимаются зарубежные саудиты и российские троглодиты. Страна и её жители ни в чем не самостоятельны. Ни «всемогущий» президент-царь-батюшка, ни каждый из нас.

Зачем нам знать о преимуществах зарубежных конкурентов России в нефтегазовой отрасли и разнице производственных результатов на российских и зарубежных скважинах? Зачем?

Ведь о преимуществах зарубежных добытчиков перед Россией известно давно и всем. Значит, продажа сырья нужна не нам, а только тем, кто её продаёт и получает выгоду независимо от цен, то есть в любом случае. Неужели кто-то думает, что Сечин или Миллер, а также все, кто входит в эту компанию, обнищают? Однозначно лишь то, что большинство народа, то есть нас, они даже не вовлекли, а просто привязали к сырьевой экономике, которая зависит от мировых цен. Теперь нас ждёт — беда.
Как мы туда войдём и как будем выбираться? Вместе с теми, кто продаёт наше же сырье или поврозь? Вот о чём надо думать в эти дни.
Это неминуемые вопросы. И ответов на них тоже не миновать…

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Покорившие Сибирь-4