Историческая память народов Сибири и Дальнего Востока хранит немало случаев людоедства, когда колонизаторы от голода и нужды вынуждены были поедать трупы аборигенов. Эти факты мало описываются и замалчиваются историками, более склонными насаждать патриотизм и героизм. Тем самым они порабощают неокрепшие умы, навеки приковывая их сознание к невольничьей любви к стране, которая нисколько не заботится о самих невольниках.

Великие открытия человечества — не череда блестящих героических свершений, а тяжелейший труд и нечеловеческие лишения, вынуждавшие к таким поступкам, которые надолго остаются в памяти победителей и побеждённых. Нет сомнения, что ужасы людоедства, возможно, были в каждом походе, но зафиксированы они именно в походах Василия Пояркова и Ерофея Хабарова. «Пищей» служили даур-монголы, коренные жители Даурии, обитавшие на территориях современного Забайкальского края и Амурской области. Именно там и проходили пути казаков отряда Василия Пояркова.

О Василии Даниловиче Пояркове биографы пишут, что он родился в 1610 году, и происходил из городка Кашина, старейшего городка в Тверской области. Ныне там проживает около 15 тысяч человек. Скорее всего, во времена Пояркова проживало не больше людей. Его ещё называют «письменным головой». Отсюда вывод: был грамотным и толковым для того времени чиновником.

О стране дауров якутский воевода узнал после похода Еналея Бехтеярова, который был там в 1640 году. Во многих сведениях упоминается князь на Шилке — Лавкой, от которого слышали о серебре. Бехтеяров привез шамана Лавагу, который рассказал о Лавкое и его серебре. Путь туда был указан по Нерче. Но Бехтеяров каким-то образом не смог доказать своё радение. Возможно, был уличён в воровстве.

Поярков набрал отряд численностью в 133 казака. Оснащены они были хорошо — пищали, пушка и 100 ядер. Вышли из Якутска в середине 1643 года.

Лена — река большая. За двое суток на шести дощаниках отряд вышел к устью Алдана. Далее пришлось двигаться медленно: против сильного течения. До устья Учура шли месяц, по Учуру — ещё десять дней, повернули на реку Гонам. Через двести километров по течению этой реки появляются пороги. По Гонаму люди Пояркова шли пять дней, сорок раз перетаскивали на себе дощаники.

Но с холодами двигаться стало невозможно. Осенью Поярков оставил часть отряда около судов на Гонаме и, взяв 90 казаков, отправился на нартах по зимней дороге дальше. Миновав Сутам, Нуям, Становой хребет всего через пятнадцать дней он появился в бассейне Амура. Далее эти люди открыли Мульмугу, а ещё через две недели вышли к Зее. То есть к стране даур они вышли с северо-востока.

Но именно это открытие и стало ужасом в жизни тех, кто пришёл сюда вместе с Поярковым. В середине декабря 1643 года отряд Пояркова встретился с даурами князя Даптыула.

До Амура оставалось 80 километров. Сделав остановку на реке Умлекан и поставив зимовье, пришельцы потребовали от местных дауров, которые были земледельцами, платить дань московскому царю. И, по принятым тогда уловкам, взяли в заложники несколько именитых дауров. Но кто же отдаст без боя своих людей?

В январе 1644 года дауры осадили зимовье пришельцев, и попытались взять его штурмом. Но отступили под огнём пищалей. Тогда они взяли поярковцев в блокаду, время от времени пытаясь перебить врагов. Сражённые пулями, они умирали в снегах неподалёку от зимовья. Среди казаков начался мор, они стали забирать трупы дауров и поедать их. Теперь дауры не считали их людьми, а по тайге и берегам рек поплыл слух об ужасных людоедах.

И это же мнение, угасая год за годом, бытует в памяти народов Сибири и Дальнего Востока до сего дня…

Блокада закончилась весной. Поярков разбил отряд на две части: одна пошла к зимовавшим казакам, а вторая — к Амуру, но, встреченные даурами, казаки этой группы отступили назад к зимовью. В конце мая вернулись казаки первой группы вместе с зимовщиками.

Собравшись вместе, они построили новые дощаники и начали сплав к Амуру. Когда вы видите или слышите о современных катамаранах и спортсменах, сплавляющихся по рекам Сибири и Дальнего Востока, то вспоминайте иногда, что казаки Пояркова, дошедшие до того, что поедали людей, преодолевали 40 километров в день на построенных ими в глухой тайге дощаниках.

История Василия Пояркова, как и история других первопроходцев, известна. Остаётся добавить, что Поярков с казаками спустился по Зее к Амуру (принял за Шилку), отбивался от местных племён, которые убили десятки казаков отряда. Добровольно платить ясак согласились только гиляцкие князья.

Зимой 1644–1645 казаки снова голодали, поедали падаль, коренья и кору. Тогда они напали на мирных гиляков, которые добровольно платили дань, взяли заложников, забрали соболей. Половина казаков была убита в сражении.

В Амурский лиман казаки Пояркова вышли только в конце мая 1645 года. Открытия и исследования отряда зафиксированы в исторических источниках вместе со случаями каннибализма.

В 1648 году Поярков возвратился в Москву. Ему дали московское дворянство.Имя его довольно известно на Амуре, в Сибири и России. Оно присвоено разным судам, на Амуре есть село Поярково, основанная в 1858 году как станица.


О случаях каннибализма в других отрядах первопроходцев я пока не читал. Вполне вероятно, что такие случаи были. Наверное, со временем мы узнаем и о них. Люди должны быть свободными от догм и невольничьей привязанности к чему бы то ни было. У каждого человека должна быть свобода для выбора привязанности.

С этой целью я и напомнил об ужасах открытий.

В блогах публикуются оценочные суждения, выражающие субъективное мнение и взгляды автора, которые могут не совпадать с позицией Всероссийской политической партии «ПАРТИЯ ДЕЛА».

Источник: Проза.ру
Источник фото: M.fotostrana.

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Открывшие Сибирь. Даниэль Готлиб Мессершмидт