Первая картина: вот прекрасные в своём времени образы, ставшие со временем живучей дремучестью, судорожно обнявшие современные технологии и вцепившиеся в компьютерные мыши, хотя эти образы прошлого и технологические процессы современности никак не сопоставимы друг с другом. Больная, не умирающая и нервно-скользящая вошь на лакированной поверхности. Они чужды друг другу, они поврозь и не соединимы, ибо это — разные времена, где одновременно испытывать различные чувства от свершившегося невозможны.

Вторая картина: задорная и стремительная юность, в руках которой мелькают гаджеты, джойстики, а клавиатура и мышь — как продолжение или сгусток нервных окончаний. Новейшие технологии и юность — единое целое, это одно время. Для этих юношей и девушек всё естественно! Они не срываются, не дёргаются, овладевают технологиями с рождения. Все соединения и выделения у них гармоничны и своевременны. Пока.

Третья картина: дремучесть, то есть прошлое время, обучает юность — будущее. Чему? Ведь оно только тормозит развитие других, ибо само не в состоянии развиваться. Понятно, что дремучесть ожесточено пытается зарабатывать деньги, цепляется за зарплату. Тут ничего оскорбительного нет: каждый хочет жить. Наличие денег лучше, чем их отсутствие. Вот только интересно бы знать — какой дремучесть выглядит в глазах современной молодёжи?

На заре появления разума люди сначала ели ртом, потом руками, дальше — ложкой, в наше время, очень скоро, может быть, ложку заменят какие-нибудь инъекции. Таково развитие любого процесса: чертили палкой, царапали костью, камнем, потом был уголь, карандаш, возникла ручка, пишущая машинка, изобрели компьютер, офисные программы. Каждый нормальный современный человек должен владеть последним достижением человечества. Это норма, отсюда — нормальный человек, отсюда сопоставимые скорости в сопоставимом времени, отсюда — взаимопонимание и сотрудничество. Нет общих норм, сотрудничество либо невозможно, либо превращается в мучение и неразрешимую загадку: «Иди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю чего…»
Специальные программы — отдельная тема, общие программы, в нашем случае — офисные, — норма для всех.
Но дремучесть всё ещё ест ртом и чертит палкой, при этом стремится получить и получает никому ненужные и никем не признанные звания, степени, удостоверения. И учит других! И чувствует себя хорошо только среди таких же, а такие в нашем рейхе — большинство. Другую среду дремучесть избегает, ибо сразу начинает комплексовать, а потому старается изжить чуждые ей особи. Это очевидно, не ново, не только в системе образования, но повсюду.

Благодаря неестественному объединению уживчивой дремучести и ничего не замечающей юности в образовательном (!) процессе, я застрял среди них на много дней и получил очень серьёзную возможность для наблюдений. Возникновение зримых ассоциаций тут неизбежно.

Таковы картинки из хорошей жизни нашего рейха, его системы образования. Специально подчёркиваю — хорошей жизни. О плохой и говорить не хочется… Кстати, ничего страшного и оскорбительного в слове «рейх» нет, это — государство, империя, объединение земель, федерация, на русском — держава, Крен этих понятий в сторону синонима «рейх», со всеми вытекающими особенностями, в последнее время всё очевиднее. Только в нашем случае без заметной эстетики, этики, идеологии, но идиотизм выражен очень ярко и повсеместно. Тут как в пословице, где заставляют дурака молиться, а он всегда расшибает лоб, но у нас к своему лбу прибавляют ещё и чужие. Надо полагать, таковы генетические свойства населения нашего рейха. А так всё либерально, на тормозах, через одно место, то есть — мягонько. Это тоже из категории генетических свойств. Есть, конечно, свойства и пострашнее, какие и должны быть в каждом рейхе. И всё же это, какой-то поросячий рейх, куда пришли по тропам, которые сами и проторили в истории.

Ничего, поживём и в этой данности.

Источник: Livejournal
Источник фото: сайт Вокруг света

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Продажа и скупка краденого. А где сельское хозяйство?