Вкладчики — за низкую доходность их вкладов. Заемщики — за дороговизну кредитов. Предприниматели — за намеренное создание помех при расчетах.

Но вот — мнение промышленника, производственника, успешного предпринимателя Михаила Абрамова. Он реализовал несколько проектов, два из них выросли в промышленные предприятия, в компании, которые работают до сих пор.

И он как-то задал себе вопрос: почему банкиры так отличаются от обычных предпринимателей?

Ведь они ничего не придумывают, не изобретают, не производят каких-то суперполезных изделий — типа машин, инструментов или одежды, обуви, не говоря уже о самых обычных продуктах на нашем столе.

А живут почему-то — лучше всех!

И вот что он думает по этому поводу. Дальше — рассуждает сам М. Абрамов.

«Банкир, в моем представлении, такой же предприниматель, как и все остальные. Единственное, что отличает его от других предпринимателей — это то, что всем другим предпринимателям приходится что-то делать — произвести товар, оказать услугу, и т. д. — чтобы получить деньги, а банкиру точно такие же деньги просто приносят просто «на дом».

Да, такова специфика его бизнеса, ему, можно сказать, повезло. Но что из этого следует? Что его следует освободить от всех других норм и правил, действующих для всех остальных предпринимателей? Отнюдь, совсем наоборот. Наоборот, мы тогда вправе ожидать, что для него эти правила и нормы должны быть более святы и более обязательны, чем для всех для нас — ведь ничего еще не сделав, он получает в свое распоряжение наши деньги!

А на деле почему-то получается обратное! И отсюда возникают законные вопросы. Например, такие.
Почему банкирам позволено принимать чужие деньги, но не отвечать за их сохранность, за их возвращение их собственникам? Ведь для всех остальных, и для бизнесменов, и для обычных граждан возврат долгов — святое дело. Верни деньги, а если не уверен в этом — то не бери у людей их деньги! Нет, для банкиров такого правила не существует.

Почему банки претендуют на какую-то особую монополию в своей деятельности? И почему государство их в этом монополизме всячески поддерживает? Почему деньги на хранение могут принимать только банкиры, только ограниченные в своей ответственности? К примеру, домашние вещи на хранение может принимать кто угодно, а деньги — только банкиры и их банки. Или — почему все расчеты в экономике должны вестись только через банки? А не напрямую, наличными деньгами, к примеру? Или — векселями? Или — безналичными взаиморасчетами, по клирингу

Почему банкам позволено принимать на хранение вещи одной ценности, а возвращать — уже иной меньшей ценности? Ведь если обычный предприниматель принял на хранение «Бентли», он не может заменить его при возврате, скажем, на «Хонду». Или — принял на хранение один металл, предположим, серебро, а вернул потом его собственнику алюминий. Нет, так в обычных рыночных отношениях поступать не позволено.

А вот частная банковская организация, ФРС, выпускала и принимала свои доллары под твердое обязательство их обмена на золото — по курсу 35 дол. за унцию чистого золота, а потом вдруг «передумала» и от этого обязательства отказалась. Более того, в этом их поддержал сам президент США! И теперь ФРС свои доллары на золото вообще не обменивает!

И как она это объясняет? Очень просто — раз золото есть в свободной продаже, то вы можете купить его и без нашей помощи! Да, можем! По цене до 2 тыс. долл. за унцию золота. И при этом мы должны забыть, что когда-то сдавали его той же ФРС по цене, меньше почти в 70 раз!

И, самое удивительное — когда мы все эти вопросы «почему» задаем банкирам, то они нам отвечают: А так установлено государством!

Но тогда почему государство не устанавливает такую же вольницу — монополизм, невозврат долгов, подмена больших ценностей меньшими, и т. д. — для всех нас? Нет, для нас такое непозволительно — иначе встанет, развалится, прекратится всякая экономическая деятельность.

А как же — банкиры? А им — можно! Да почему? Да потому!

И теперь — о том, что нам рассказывают о нынешней банковской системе: что в ней прошли большие реформы, что она якобы рыночная и что банкиры теперь действуют в свободной конкурентной среде. А как на деле?

На деле банковская системы сейчас РФ на 85% — 90% — государственная. Монопольное положение в ней занимают банки, созданные на государственные средства.

Но ведь и в советское время банки были государственными. Что же изменилось? В чем тогда смысл всего этого «рыночного» реформирования?

Попробуем сравнить. В СССР были три банка: система сберкасс (сбербанк), Стройбанк и Внешторгбанк. Каждый занимал обслуживал свой сектор банковской системы: сберкассы — работа с населением, Стройбанк — финансирование капитального строительства, Внешторгбанк — операции по внешней торговле. Плюс к этому был еще и Госбанк, который обеспечивал систему расчетов в народном хозяйстве и осуществлял эмиссию денежных знаков в соответствии с планами кредитно-денежного обращения, утверждаемыми Госпланом СССР.

Сейчас госбанков пять или шесть (Сбербанк, ВТБ, ВЭБ, Газпромбанк, и др.) и они занимаются «всем», то есть — конкурируют друг с другом. Зачем? Ответа на это нет.

Сейчас в этой системе есть Центробанк, который «надзирает» за банками. Но если они государственные, то зачем за ними «надзирать»? Ими надо управлять — в интересах общества, экономики и государства. И это очень просто сделать — назначить в руководители этих банков правильных людей. А негодных — замечать и удалять.

Но, оказывается, этого делать нельзя. Почему? Потому, что эти банки — акционерные, и их руководителей должен назначать и сменять совет акционеров.

Но тогда вопрос: а зачем их сделали акционерными? Чтобы государство не могло увольнять из их руководителей негодных людей? Но если и «сверху», и «снизу» — везде люди, получающие зарплату от государства, то зачем государственным людям защита от своего государства?

Но, оказывается, не все акционеры этих банков — госорганизации. Среди них есть частные лица, в том числе и иностранцы. А зачем они там нужны? Что государство не могло само оплатить весь капитал этих банков? Могло. Тогда в чем смысл добавления этих частных лиц и частных интересов в государственные, в основе своей, банки?

Ответа на этот вопрос тоже нет. На поверхности только самое очевидное: чтобы руководители этих банков были независимыми от государства и могли проводить политику этих банков в своих интересах. А какие их интересы? Зарабатывать больше прибылей для своих банков (для их акционеров) и назначать себе оклады по своему усмотрению.

А в чем это выражается конкретно? Вот только два примера. В сложной ситуации государство выделило финансовую помощь бизнесу — как выделение дополнительных средств банкам, чтобы кредитовали предприятия. А что сделал Сбербанк? Начал скупать доллары, занялся спекуляциями против рубля. Курс рубля, соответственно, обрушился, миллиарды рублей потеряли население и бизнесмены.

А что в этой ситуации сделало государство? Вынесло устное порицание руководителям Сбербанка! А почему их просто не уволили? Нельзя, этот вопрос — в ведении совета директоров (акционеров) банка. А почему члены совета директоров не уволили руководство банка? Да потому, что именно решением руководства банка им выплачивают щедрые гонорары. А за эти гонорары эти директора одобряют все решения об увеличение окладов руководителей банка!

Но ведь так — везде? Вовсе нет. В Великобритании, например, закон запрещает руководителям госкорпораций получать доходы (в общей сумме), превышающие оклад министра. А он в этой стране совсем не высок, поэтому некоторые министры отказываются от него и получают только зарплату, как члены парламента (в Великобритании все члены кабинета министров назначаются из членов парламента).

При этом во всех развитых странах действует прогрессивный подоходный налог, из-за которого и эти ограниченные доходы руководителей госкорпораций урезаются еще на 30% -40%.

Дальше: сейчас для контроля за государственными по сути банками есть еще две фискальные системы: обязательное резервирование — со стороны Центробанка, и обязательное страхование вкладов населения.

Эта дополнительная «фискальность» — зачем? Для контроля? Но есть налоговая служба и она вполне с этим справляется (если ей не мешать и если ее не ограничивать). Для защиты вкладов населения? От государственных банков? От жуликов и мошенников в этих банках? А не проще ли их туда просто не пускать?

Теперь — Центробанк. Он, вроде бы, государственный. Так пусть государство им и управляет! Нет, он должен быть автономным. Для чего? Для того, чтобы исполнять «рекомендации» (фактически — указания) МВФ и Мирового банка. И для того, чтобы самим определять зарплаты и оклады своим руководителям.

Но разве это так критически важно? С точки зрения интересов государства? Нет ответа. Вернее, вместо ответа — ссылка, что так, якобы, везде.

Но нет! В США вообще нет государственного центрального банка. ФРС — это самоуправляемая организация примерно пятисот частных банков и государство ей никаких денег не выделяет. Оклады руководителей ФРС определяют члены этой организации — частные банки, а они в этом отношении весьма прижимисты.

В Еврозоне тоже нет национальных центробанков, есть только Европейский центральный банк, и оклады его руководителям устанавливаются Комиссией ЕС, которая имеет свой бюджет, и в зарплатах тоже весьма прижимиста.

А в Японии и Китае государство прямо контролирует работу своих центральных банков — включая действия и оклады их руководителей.

В итоге всего этого руководители российского Центробанка и крупнейших банков (государственных!) стали мировыми рекордсменами по своим окладам (но — не по результатам своей деятельности).

Добавим к этому, что во всех развитых странах высокие доходы банкиров урезаются на 30–40% прогрессивными налогами, тогда как в РФ ставка НДФЛ — всего 13%.

Итак, если сравнить нынешнюю банковскую систему РФ с периодом СССР, то мы видим, что она опять стала государственной, финансируется из бюджета, но государством уже не контролируется и действует в своих частных интересах.

Стала ли она больше финансировать развитие? Нет. Обеспечивает ли она прежние, как в СССР, гарантии для населения? Нет. Стала ли она более дружественной для частного бизнеса? С СССР в этом отношении ее сравнить нельзя, поэтому / сравним с другими странами. И опять ответ — нет.

В чем же тогда смысл всех этих тридцати лет ее реформирования? В обеспечении несменяемости руководителей банков и системы в целом? В повышении доходов руководителей банков и их персонала? В передаче контроля за банковской деятельностью в РФ международным организациям — в лице МВФ, БМР (Базель) и МБРР (Вашингтон)?

Да, в СССР в банковской система в основном работали женщины — поскольку оклады в ней были очень малы. И все прибыли этих банков сразу уходили государству — поэтому у банков и не было интереса в повышении тарифов за их услуги.

А это — плохо? Нам сейчас сообщают, что вклад банковского сектора в ВВП больше, чем доля в нем сельского хозяйства. И мы должны этому радоваться? Но ведь любой грамотный экономист понимает, что и прибыли банков, и зарплаты их работников складываются из оплаты услуг банков их клиентами. И если денег становится больше у банков, то всегда — только за счет их клиентов — населения, бизнеса и самого государства и его организаций.

Итак, если подвести итоги в целом, то оказывается, что все «рыночные преобразования» в банковской сфере проведены только в интересах самих банкиров. Ни государство, ни частный бизнес, ни население ничего от них не выиграло. Все они — только потеряли!

И, самое главное, даже и обоснования всех этих преобразований оказываются полностью ложными. Во-первых, они — не рыночные! Они фактически направлены на расширение монополизма в банковской сфере, они создают для банков особую нишу, не подчиняющуюся законам рыночной конкуренции, и они способствуют перетеканию доходов и капиталов из производительного сектора экономики в непроизводительную, спекулятивную деятельность.

И, во-вторых, нельзя их оправдать и с точки зрения копирования западного опыта. Оказывается, что и сам этот опыт весьма неоднороден, оказывается, что на Западе уже есть понимание необходимости перестройки действующей банковской системы в части приведения ее к общим, нормальным законам рыночных отношений, и оказывается, что мы в РФ копируем именно те элементы и свойства банковских систем Запада, которые они сами признают ненужными и вредными.

О последнем в данном учебнике будет сказано особо; здесь мы отметим только тот факт, что на Западе уже всеми признается, что именно монополизм и преобладание в системе особо крупных банков стали причинами последних финансовых кризисов. А у нас в РФ регуляторы принимают курс как раз в обратном направлении: формирование особо крупных банков и вытеснение из системы мелких и средних банков.

Итак, если вернуться к нынешней ситуации, то — чего мы на самом деле ждем от банков и банкиров?

Мы ждем от них всего три вещи: чтобы они хранили и сохраняли наши деньги в их изначальной ценности; чтобы они полученными от нас финансовыми ресурсами поддерживали экономически полезную деятельность; чтобы они своими действиями способствовали накоплению капиталов.

Но вот что мы видим — вместо всего этого: банки и банковская система в целом уничтожают наши деньги — и таким образом дестимулируют сбережения; банки из приоритетов своей деятельности выбирают валютные и фондовые спекуляции; банки активно и инициативно участвуют в выкачивании сбережений и капиталов из нашей страны.

И, что самое печальное, в этой своей негативной деятельности они встречают полную поддержку со стороны государства. Именно государственный центральный банк своей денежной политикой инициирует и подхлестывает инфляцию. Именно государство требует от банков с государственным капиталом (а они преобладают в нашей банковской системе) получать повышенные доходы, которые в нашей действительности приносят только краткосрочные спекулятивные операции. Именно государство само выбирает хранение своих денежных резервов в иностранной валюте и за рубежом. А банки и банкиры лишь следуют этому примеру.

Но у самой ныне действующей банковской системы есть свои собственные «встроенные» дефекты, с которыми государство не только не борется, но, напротив, их оберегает и поощряет. В этом — главное отличие отношений государства с банками, создающее для них особый, нерыночный сектор в экономике.

Среди эти встроенных дефектов необходимо выделить монополизм, возможность неисполнения долговых обязательств и ограничения на свободу договоров (контрактов).

Монополизм в банковской системе процветает, он защищается и поддерживается государством. Сами банки являются монополистами при осуществлении денежных расчетов, а крупные банки — для международных расчетов и при размещении государственных займов.
Но такого монополизма нет ни в одной другой отрасли экономики. Возьмем отрасли, в которых создается реальное богатство для страны и народа. Отрасли, без которых мы не можем существовать. Это — промышленность, сельское хозяйство, строительство.

Начнем с первой. К примеру, промышленность изготавливает и поставляет мебель в магазины. Но никто не запрещает любому лицу самостоятельно закупить себе доски, инструменты и самому изготовить себе мебель. Какая может быть тому причина? Да любая. Например, ему не нравятся стандартные образцы, он хочет иметь в доме что-то свое.

Сельское хозяйство поставляет овощи и фрукты в магазины. Но любой может купить, арендовать участок земли и выращивать на нем овощи. Или — посадить сад. Возможная причина? Ему не нравятся продукты, выращенные на химикатах.

Строительная отрасль строит дома. Но всякий может сам построить себе дом. Зачем? Да по массе причин! Может быть, ему хочется дом по своему проекту особому проекту, из каких-то особых материалов, в целях для экономии средств. И — так далее.

Можно приводить примеры и из других отраслей. Во всех из них конкуренция считается полезным делом. Но почему-то только банки предоставляют свои услуги на монопольной основе. Вы не можете осуществлять расчеты помимо банков. Даже налоги государству вы должны платить только через банки! У вас нет выбора, где хранить свои денежные накопления. И у вас нет выбора, нет права искать источники кредитования среди иных кредиторов, кроме банков!

Так было не всегда, но так есть сейчас. И государство этот монополизм банков всячески поддерживает!

Возможность неисполнения долговых обязательств — это особая тема. Все знают, что обязательства по долгам надо исполнять. Взяли в долг сто тысяч — надо и вернуть сто тысяч. Взяли трактор в пользование — надо и вернуть этот трактор в целости и сохранности.

Но у банков — все не так. Вы положили деньги в банк, а он вдруг объявляет себя банкротов. Вы дает поручение банку произвести платеж с вашего счета (из ваших денег!), а банк отказывается это делать! Вам объясняют: нет денег на коррсчете банка, ваш счет заморожен, с вашего счета списали деньги в бесспорном порядке, банк счел вашу транзакцию «сомнительной». И — так далее.

Для сравнения: давайте представим, что так же вела бы себя и почта. Не отправили ваше письмо или посылку, поскольку: служащий заболел, не пришла почтовая машина, некто забрал себе вашу посылку, ваше письмо мы уничтожили, поскольку оно показалось нам «сомнительным». Мы бы, наверное, этого не потерпели бы. А банкам — позволено! И государство — на их стороне.

И вот давайте возьмем любой другой бизнес. Сколько можно привлечь чужих денег на его развития? Ну, два-три размера собственного капитала. Максимум — 5–6, при наличии особых условий и гарантий. А банкиры могут занимать себе до тридцати и более от своего капитала!

И вот — такая ситуация. Банкир имеет в банке миллион акционерного (собственного) капитала. И он занимает — еще тридцать миллионов.

Потом он «выводит» (ворует) из банка эти тридцать миллионов, сам из банка увольняется, а банк объявляет банкротом. Приходят вкладчики, кредиторы, а банкир — уже уехал. Далеко-далеко.

Но своего миллиона ему не жалко? Нет, он перед своим отъездом продал и все свои акции банка. Всё — он забрал все деньги, и всё это — в рамках закона. Недовольные могут подать на него в суд. Если они вообще смогут его найти.

Ни в одной отрасли ни одному бизнесу так поступать нельзя! А в банковской — пожалуйста!
И, наконец — контракты. Вся рыночная экономика основывается на свободе договоров. Договор заключается, когда стороны договариваются по всем основным положениям этого договора.

А как в банке? Вы открываете счет — вам предлагают подписать «типовой договор». Вы вносите деньги на депозит — опять «типовой договор». Вы договариваетесь с банком о ссуде — и опять от вас требуют подписать «типовой договор». Причем в этих «типовых договорах» целые страницы заняты мелким текстом, который вам даже не дают внимательно прочитать.

Не так? Попробуйте зайти в банк и попросить у них этот «типовой договор». Домой — просто почитать.

Или — попробуйте почеркать что-то в этом типовом договоре» — при заключении договора ссуды, открытия счета, внесения депозита. Попытайтесь потребовать что-то из этого договора удалить. Просто сами возьмите и вычеркните из этого договора то, что вам не нравится, или то, что вы не понимаете. И — обратите внимание на реакцию банковского служащего.

Обратили? А теперь объясните ему, что по общему праву все стороны договора — равны, и что каждая имеет право изменять и править договор так, как ей нравится. И опять обратите внимание на реакцию вашего собеседника.

А ведь это все — азбучные, элементарные нормы и правила любого бизнеса. Но они, оказывается — не для банков.

И вот, теперь — о центробанке. Что он делает в банковском бизнеса? А он, оказывает, регулятор, надзиратель, он следит за порядком — поскольку банковское дело — это «особая статья». И как он следит?

Вот вы приходите взять свою машину со стоянки. Документы у вас все в порядке, услуга вами оплачена полностью. А вам вашу машину не отдают! Что вы сделаете? Если крутой, то просто наваляете этому сторожу, если не хотите связываться — вызовете полицию.

Или вы заложили свое колечко в ломбарде. Потом нашли деньги и идете его выкупать. А вам его не отдают! Вы, наверное, тоже сделаете что-нибудь в силовом роде.

Но вот вы приходите в банк, а ваши деньги этот банк вам не отдает. Вы что, достаете биту, вызываете полицию? Нет, поскольку вам сразу объясняют, что — бесполезно! Пишите жалобу верховному регулятору — центробанку. Он ваше заявление примет, зарегистрирует, направит запрос в банк, получит ответ. Напишет еще запрос, опять получит ответ. Потом направит предупреждение — первое, второе… Потом пошлет инспектора.

А в банке тем временем всё — подчистят, всё — «выведут», всё лишнее — сожгут, а потом соберут вещички и исчезнут в неизвестном направлении. Всё понятно? Вот для этого и существует центробанк! Прежде, когда центробанков еще не было, неисправного банкира просто бросали в долговую яму, к крысам, и ждали, пока у него проснется совесть. И сейчас — не так, сейчас — цивилизация.

Но не слишком мы здесь утрируем? Нет. Вот есть родственные банкам отрасли — страхование, торговля ценными бумагами. Но у страховиков нет своего центростраха. Если страховая компания не выполняет свои обязательства — можно сразу обращаться в полицию, в прокуратуру, в суд. И те — немедленно реагируют: задерживают директора компании, налагают аресты на ее имущество, замораживают ее счета, и т. д.

И с брокерами то же самое. У них ведь нет центроброкера — поэтому можно сразу обращаться и в органы биржи, и в его профессиональную организацию, и в полицию, и в суд. И все эти органы немедленно принимают по вашему заявлению так называемые «обеспечительные меры».

А чем эти отрасли отличаются от банковской? Да по сути — ничем! Но с банками и банкирами так сурово обращаться нельзя. Пишите на них жалобы в центробанк, а они там — посмотрят. Посмотрят — не спеша, ведь не об их деньгах идет речью

Вот — такая у нас сегодня ситуация с банками. Но, разве это — правильно? Но что же можно с этим сделать? А вот что.

Надо вернуть банкиров в рынок. Надо подчинить их общим правилам рыночных отношений. Надо повернуть их лицом к обществу. Надо отучить их от привычки прежде смотреть в свой карман, и только потом — в лицо своим клиентов. На деньги которых, между прочим, они живут и благоденствуют.

Если поставить вопрос таким образом, то актуальными задачами возвращения банковской отрасли к общим нормам рыночной экономики являются: а) возвращение товарных денег; б) устранение монополий в банковском секторе; в) национализация системы денежных расчетов.

Основным условием успешного функционирования рыночной экономики является исключения влияния на товарные цены любых внеэкономических сил и факторов. Среди них — и частные монополии, и вмешательство государственных органов, и любые формы внешнего давления и принуждения. Коротко этот тезис может быть выражен следующими словами: товарные цены должны быть в основе стабильными, постоянными — пка не происходит существенных изменений в размере и составе издержек производства этих товаров. А если предположить, что по причине постоянного научно-технического прогресса издержки производства большинства товаров снижаются, то показателем правильной рыночной экономики является постоянное снижение общего индекса рыночных цен.

Решение сформулированной выше задачи может быть достигнуто двумя способами. Первый, сложный способ — такое управление денежной политикой, чтобы объем используемой денежной массы изменялся в соответствии с динамикой прироста товарооборота. Сложности этого способа заключаются в том, что при расчете соотношения между денежной массой и товарооборотом необходимо учитывать не только физические значения прироста товарного производства, но и условия внешней торговли (к примеру, для хозяйствования, основанного на полном цикле производства, от сырья до готового продукта, нужно одно количество денег, а для экономики, ориентированной на обмен собственного сырья на готовые продукты других стран, денег нужно существенно меньше), а также прогресс в развитии расчетов в безналичном порядке, с использованием современных информационных технологий. Милтон Фридмен предполагал, что прирост денежной массы должен превышать прирост товарного производства не более, чем на 1,5–2 процентных пункта. Но он делал такой расчет до начала массового вытеснения налично-денежного оборота электронными безналичными расчетами.

Второй способ позволяет достичь той же цели в автоматическом режиме системы. Он предполагает сохранение в экономике рыночных, товарных денег — при условии, что в качестве денежного эталона используется товар или материал, издержки производства (добычи) которого остаются неизменными на протяжении длительного исторического периода.

В последнем историческом периоде на роль такого универсального денежного эталона вышло золото, которое и выступало в роли мировых денег на протяжении более ста лет: со середины Х1Х века до 1970 года.

Тот факт, что в обеих мировых войнах страны-участницы были вынуждены временно отказываться от строгого соблюдения золотого стандарта, только доказывает эту истину. Не случайно на Бреттон-Вудской конференции все участвующие в ней страны подтвердили свое намерение вернуть золото-денежный стандарт и придерживаться его в будущем.

Но, поскольку к этому моменту большинство стран не располагало необходимыми резервами золота, то было решено поручить США ввести твердое золотое содержание доллара — с тем, чтобы остальные страны могли привязывать обменные курсы своих валют именно к доллару США (как это раньше было с британским фунтом стерлингов).

И такой порядок сохранялся до 1971 года — когда США своим односторонним решением нарушили свои международные обязательства и отказались поддерживать твердое золотое содержание своего доллара. И этот период, по совпадению, был и самым успешным периодом роста и развития мировой экономики за все годы.

Второй задачей является преодоление явлений монополизма в банковской деятельности. Среди этих явлений следующие: монополия банков на расчетные операции, монополия крупных банков на роль «непотопляемых броненосцев» среди остальных субъектов рыночных отношений; монополия банкиров на особые отношения с государственными органами и на использование для своих целей прикрытия в виде государственного центрального банка.

О первом будет сказано ниже, а в отношении двух других явлений можно сказать, что именно особые отношения крупных банков и их руководителей с государственными денежными регуляторами в виде центральных банков и финансовых органов были причинами всех последних банковских кризисов, которые далее закономерно перерастали в кризисы обще/финансовые и обще/мировые.

Третьей задачей является устранение монополии банков на денежных расчеты и закрепление этой важнейшей общеэкономической, общехозяйственной и общегосударственной функции непосредственно за государством. Сейчас банки по умолчанию, с получением банковской лицензии, получают и исключительное право на проведение всех расчетов на национальной территории. А государство — должно только следить, надзирать за такой деятельностью банков. Но такой порядок не позволяет достаточно надежно защищать интересы клиентов банков, поощряет банковские злоупотребления в этой сфере и наносит ущерб деятельности самого государства — на долю которого сейчас приходится до половины и более всего платежно-расчетного оборота страны.

Единственным решением, позволяющим устранить все эти недостатки, является закрепление этой функции непосредственно за государством. Для этого должна быть создана государственная платежно-расчетная система, которая позволит исключить из этой сферы любые частные своекорыстные интересы. Все технические средства для такого преобразования давно уже созданы, все технологии и средства обработки соответствующих объемов информации давно рынком опробованы и испытаны, дело только за принятием необходимого государственного закона.

Государство должно также покончить с монополией крупных банков и создать специализированные банки для работы с накоплениями населения. Последнее — дело особого национального интереса, а у нас Сбербанк является лидером по игре с деньгами народа на валютном рынке. К тому же в его капитале доля иностранцев составляет более 40% и он фактически позволяет иностранному капиталу наживаться на деньгах простого народа.

И, если говорить шире, то банковская система должны быть лишена права играть в спекулятивные игры с национальной валютой. Если у нас не получается поставить во главе ее национально ориентированных руководителей — как это было и имеет место в Германии, Японии и Китае, то надо просто вернуться к товарным деньгам (на основе золота), которые полностью исключат риск таких антинациональных действий.

Итак — вот все, чего мы просим. Давайте вернем банки в рынок! Давайте вернем деньгам их товарную ценность! Давайте лишим банкиров исключительного и неоправданного протекционизма со стороны государства! Давайте не будем позволять себя больше обманывать! Давайте остановим процесс перерастания капитализма производительного, инновационного, удешевляющего для всех стоимость производимых вещей и благ в капитализм финансовый, спекулятивный, заставляющий нас платить всё больше за всё меньшее!

Давайте снимем с общества, с экономики и с самого государства дань, взимаемую со всех нас банковским сектором, устанавливающим для себя и для нас «правила игры», выгодные только для самих банкиров.

А кто такие это — «мы»?

Мы — это человеческое общество в целом. Мы — это все пользователи услуг банков и банкиров. Мы — это сами люди, коммерческие и некоммерческие организации, а также — государство и его структуры.

И мы хотим, чтобы банки и банкиры, оказывая нам услуги, поддерживали определенный высокий уровень обслуживания и, самое главное, отвечали бы в полной мере за свои действия. Ведь мы доверяем им свои деньги, а это — наши накопления, наши резервы на возможные будущие кризисные ситуации, когда нам вдруг может оказаться невозможным зарабатывать деньги и получать доходы в тех размерах, которые необходимы нам для обеспечения привычного уровня жизни.

Но это также — и те денежные ресурсы, которые мы хотим передать своим детям, внукам, любым своим потомкам, которые они могли бы использовать для получения образования, создания своей семьи, начала своего дела — как наша благодарность им, что продолжают наш род, что они сохраняют наш народ!»


В блогах публикуются оценочные суждения, выражающие субъективное мнение и взгляды автора, которые могут не совпадать с позицией Всероссийской политической партии «ПАРТИЯ ДЕЛА»

Источник: канал «Do-ko-le?»
Источник фото: «Do-ko-le?»

Назад к списку
Поделиться