Наши налоги – это диверсия против демографической и экономической политики - Партия Дела
Присоединиться

В России разрабатываются всякие перспективные программы, предлагаются национальные проекты, планируются всякие «прорывы», но всё рушат налоги.

Возьмём хотя бы демографию. Есть у нас уже хорошие программы помощи материнству, детям, неполным семьям. Но забыты мужчины, а без них нет ни семей (не только многодетных), ни детей. Потому что мужчина у нас в принципе не может содержать свою семью. И это «забито» во всей философии нашего государства.

МРОТ у нас – это минимум содержания одного человека. Ни жены, ни детей в этом МРОТе нет. И потому он у нас – примерно полтора доллара в час. И с любого заработка, даже и меньшего, чем МРОТ, у нас надо платить налоги. Порядка 70%. А в других странах доходы до одной тысячи долларов в месяц вообще никакими налогами не облагаются. Плюс к этому есть ещё и существенные вычеты (скидки) на детей. Больше детей – больше скидки. А локомотивом всякой рыночной экономики является частный бизнес. Он всегда начинает как малый бизнес и в конкурентной борьбе потом вырастает в крупные предприятия и международные концерны.

У нас этот путь для частного бизнеса закрыт налогами. Давайте сравним. Бизнес в РФ платит четыре налога: налог на прибыль, налог на имущество, НДС и социальные сборы. А в США НДС вообще нет, налога на имущество организаций нет ни в одной стране мира. И по налогу на прибыль в США такие льготы, что до 70 % компаний этого налога вообще не платят. И соцвзносы у нас 30 %, а в США – 13 %.

С этим НДС у нас ещё интереснее. Банки и вообще финансовый сектор от этого налога освобождены. У них нет «добавленной стоимости»? Но они как-то умудряются зарабатывать миллиардные прибыли. А наши экспортёры сырья (другого экспорта у нас почти нет) ещё и получают от этого НДС премии – из сумм НДС, уплаченных другими секторами нашей экономики.

Поэтому в США весь успешный бизнес носит имена своих хозяев-основателей. А у нас? Назовите хоть одно имя.

Ну, и вообще наши налоги поощряют паразитизм, иждивенчество. Вот, к примеру, у нас есть налог на жильё. Он для всех одинаков. Хотя кто-то получает квартиру от государства бесплатно, а кто-то покупает её за свои деньги.

А налоги как-то это учитывают? Никак. Наш законодатель не видит, что: а) бесплатное жильё – это доход, «экономическая выгода» (так даже записано в нашем Налоговом кодексе), но налога для такого дохода нет; б) когда люди покупают себе квартиры, они делают это из доходов, с которых уже уплачены все налоги; в) налог на имущество для последних – это двойное налогообложение, которое нашим Налоговым кодексом прямо запрещено.

Но вот ещё интересный факт: налоговые интересы наших врагов мы по-прежнему очень уважаем и очень соблюдаем. Да, решение по прекращению налоговых соглашений с недружественными странами уже принято. Но мы по-прежнему перечисляем в эти страны многие миллионы (если не миллиарды) долларов платежей за авторские и патентные права, платежи за торговые марки, лизинговые платежи и т.д. Перечисляем либо вообще без взимания с них налогов, либо с удержанием из них минимальных налогов.

А ведь это доходы, полученные на нашей территории, из наших источников. И мы имеем полные законные права облагать их любыми налогами. И почему мы тогда не установим для этих платежей налог в 30 %? В 40%, в 59 %? Ведь есть страны, которые облагают аналогичные доходы налогов в 70%! Но ведь тогда и нам могут ответить тем же. Ну и что? Вы думаете, что мы много продаём этим странам своих патентов, авторских прав и прочего?

Вот, вы смотрите по нашему телевидению программу «Голос» и за неё телевизионщики щедро платят нашим врагам. А они смотрят наши «голоса», платят нам за использование прав на эти «голоса»? Я об этом ничего не слыхал. А вот они от нас эти деньги получают постоянно и регулярно. И потом из этих денег оказывают военную помощь Украине. А нам это – надо? Давайте просто урежем эти платежи на 50 %-70 %. И пусть наши украинские соседи потом жалуются. Хоть в ООН, хоть в МУС. И ко всему этому можно добавить ещё многое и многое.

Но общий вывод и так уже понятен. Наши налоги – это диверсия против демографической политики, против частного бизнеса, против сбережений и инвестиций и против любого легального труда.

Поэтому у нас до 20-30 млн человек (по разным оценкам государственных органов) «занимаются неизвестно чем», поэтому у нас так популярна категория «самозанятых».

Кстати, для сравнения: в других странах для самозанятости вообще не нужна никакая регистрация, предусмотрено только некоторое изменение налогового режима.

И именно налоги объясняют тот факт, что Китай экономически непрерывно растёт и развивается, а мы так же непрерывно от него всё больше отстаем и отстаем. А Китай начал как раз с того, что отменил все налоги в своих свободных экономических зонах. Отменил налоги как раз для малого частного производительного бизнеса.

А у нас всё обсуждаются льготы для малого бизнеса, которого из-за налогов у нас просто нет. Есть предприятия торговли, всяких мелких услуг, общественного питания, автомастерские, парикмахерские и т.д., которые дают нулевой вклад в наше развитие, но лишь обслуживают иностранный импорт в нашу страну. И им за это давать льготы?

Опять же, для сравнения: в таких странах, как Италия, Швейцария, Япония, Южная Корея, малый бизнес – это станкостроение, приборостроение, инновации в новые технологии, создание основной массы новых рабочих мест.

Мы поставили себе задачу создать 25 млн высокотехнологичных рабочих мест. Но для этого надо создавать миллионы новых высокотехнологичных малых бизнесов. А мы расставили компьютеры в госучреждениях и госбанках и отчитываемся об очередном «прорыве».

Но, вот, на предприятиях ВПК, говорят, что-то сдвинулось в этом направлении. Может, дойдёт дело и до гражданского сектора. Однако в военном космосе мы уже отстали. Возможно, навсегда.

Зато мы были впереди всех в глубоководных аппаратах. Когда Джеймса Кэмерона спросили, почему он для съёмок «Титаника» выбрал «Миры», он ответил: «Я всегда выбираю самое лучшее!» Но сейчас те «Миры» кончились. Будут ли новые? Их надо сначала спроектировать. Но той команды проектировщиков уже нет: половина умерла, остальные просто без дела – нет финансирования. И строили те «Миры» в Финляндии. По нашему проекту, по нашим чертежам, под нашим надзором. А где сейчас та Финляндия? А ведь это абсолютно военная разработка, абсолютно военные технологии. Но у нас и на такие военные проекты нет денег.

И не надо удивляться, если тех финских техников и рабочих, с их навыками и кальками, вдруг перекупят китайцы. Если их прежде не закроют США – ведь Финляндия теперь – страна НАТО. Но лозунг на высокотехнологическое развитие у нас остаётся.  Но – только лозунг…

Опять – надежда на сырьевой поворот с Запада на Восток? И потому – ждём-с, ждём-с… И, похоже, ждём напрасно. Один новый вице-премьер уже высказался так, что новые технологии у нас уже есть. И газ мы уже сами сжижаем, и на нефтеразработках – полно компьютеров. Ну, если так, то из роли нефтяного придатка других стран нам никогда не выбраться…