Некоторое время назад, еще в тучные годы, к руководству в Роскосмосе пришел печально известный кризисный менеджер по фамилии Комаров, а советником у данного эффективного менеджера был некто Буренков, который в эфире одного из ток-шоу заявил, что «удобные сортиры на Земле важнее всех космических проектов России».

С 2013 по 2018 год, деятельность Российской Федерации в космическом пространстве полностью была подчинена этому девизу эффективных управленцев.

Комаров достаточно интересная личность. Весь профессиональный путь его жизни шел на обломках тех компаний и организаций, в которых он работал или занимал руководящие посты. Банкротство Инкомбанка, скандалы в «Ростехе» и пропажа активов «Новикомбанка» на 50 млрд рублей, банкротство и последующая перепродажа «АвтоВаза» французской Рено – Нисан, ну и закономерный крах «Роскосмоса». Везде Игорь Комаров приложил свою руку.

На сегодняшний день благодаря мудрому и чуткому руководству Комарова в Госкорпорации «Роскосмос», Дмитрий Рогозин получил в наследство недостроенный и с миллиардными коррупционными долгами космодром «Восточный», в предбанкротном и в прединфарктном состоянии «Государственный космический научно-производственный центр имени М. В. Хруничева», бесцельно и безынициативно существующую королевскую «Энергию», Глушковский НПО Энергомаш — который доедает советское двигателестроение программы Энергия – Буран, и много других разных предприятий космической отрасли России, которые откровенно не понимают для чего они нужны и чем им вообще заниматься…

Тем не менее не все так плохо. Несмотря на все те проблемы, которые были связаны с коррупцией и долгами по заработной плате, строится космодром «Восточный». Идет развитие ракет семейства «Ангара», появились четкие и осмысленные планы по сверхтяжелой ракете «Енисей». В ближайшем будущем стоит ожидать испытания космического транспортно-энергетического модуля с ЯЭДУ. На заброшенной площадке Хруничева строится новое здание штаб-квартиры корпорации Роскосмос.

То есть, движение в лучшую сторону пошло.

Самое главное, с приходом Рогозина в Роскосмос изменился подход к космонавтике, как отрасли.

Я приведу простой пример. Когда у корпорации Роскосмос появился свой собственный интернет – сайт в начале 20 –хх годов, там был раздел, который был посвящен истории советского и российского космоса. Там были статьи, картинки и прочая информация, но по какой-то причине, там не было информации о самых главных вехах освоения космического пространства нашим государством.

Белка и Стрелка, запуск первого искусственного спутника земли, лунная ракета Р-7, Союз-Аполлон, Энергия – Буран, орбитальная боевая платформа «Скиф», все это, по каким-то неведомым причинам на сайте Роскосмоса отсутствовало.

Все мои многочисленные просьбы в адрес предыдущего руководств Роскосмоса о восстановлении исторической справедливости, просто оставались без ответа. Было такое впечатление, что письма по этому вопросу попадали сразу в вакуум.

Все изменилось с приходом Дмитрия Рогозина в Роскосмос. Я не писал официальные письма, но стоило мне сообщить о данной проблеме в его аккаунте социальной сети, так сразу произошли изменения на сайте корпорации Роскосмос.

И это, знаете ли, воодушевляет.

Конечно, проблемы еще есть. Двадцать лет безыдейного существования они дают о себе знать. Есть определенная негативная профессиональная дефомация кадров корпорации.

Частный случай. Например, холдинг АО «Российские космические системы», абсолютный и признанный лидер в области дистанционного зондирования земли и разработке программного обеспечения геоинформационных систем. И я тут не шучу.

Но если к этой организации зайти на сайт в раздел контакты, то там можно обнаружить картографические данные Google и спутниковые изображения CNES Airbus, Maxar Technologies.

Спрашивается, ну как, как такое может быть, чтобы Российская организация, владеющая последними технологиями в дистанционном зондировании земли и разработке программного обеспечения геоинформационных систем, продвигала свою деятельность в сети интернет использую технологии и продукты своих прямых конкурентов.

Ну это, знаете ли, как если бы Ferrari ставил на свои автомобили двигатели от Ford или если бы Boing ставил на свои самолеты авионику от Airbus SE. Этого не может быть в мире конкуренции. А космос, это тоже конкуренция и тут тоже нужно бороться за свой рынок продвигая и показывая свои продукты и технологии наступая на горло конкурентам.

Если говорить еще о проблемах, которые сегодня стоят перед Роскосмосом, то, пожалуй, можно выделить следующее.

Во-первых, крайне низкая узнаваемость бренда Роскосмоса вне пределов России.

Во-вторых, технологическая опора на концепции создания ракетно-космической техники периода 70-80-х годов прошлого века.

В-третьих, избыточно консервативная политика в области популяризации лидерства России в освоении космического пространства.

В-четвертых, крайне низкая кооперация с теми государствами, корпорациями и структурами, которые хотели бы заниматься освоением космического пространства вместе с Российской Федерацией.

В-пятых, крайне низкая степень использования результатов освоения космического пространства в потребительской среде и отвратительный маркетинг.

В-шестых, отсутствие внутренний конкурентной среды (недостаточная конкурентная среда), в рамках которой под эгидой Роскосмоса осуществлялось бы проектирование, создание и эксплуатация космической техники.

В-седьмых, кризис старых идей пилотируемого космоса.

И в-восьмых, отсутствие значимых научных, имиджевых, лабораторных и производственных проектов, реализация которых была бы целесообразна в космическом околоземном пространстве.

Например, в NASA существует программа по взаимодействию с детскими образовательными учреждениями по всему миру, которая действует под эгидой Гарвардского университета.

В рамках этой программы, детским образовательным учреждениям предоставляются различные материалы астрофизических исследований и наблюдений, которые потом дети исследуют и изучают.

Почему я об этом говорю, потому, что в рамках этой программы, посещая дополнительные школьные курсы по астрономии, моя дочь получила сертификат NASA за открытие малого небесного тела.

Ничего подобного в Роскосмосе или ведущих Российских астрофизических институтов нет. Они не работают по таким моделям с детскими учреждениями, они не предоставляют свои материалы детским образовательным учреждениям.

На мой взгляд, Роскосмосу необходимо разработать специальную программу и интернет портал, где бы ведущие российские астрофизические институты и организации могли бы размещать свои материалы, к которым детские образовательные учреждения России и остального мира могли бы получить доступ для последующей работы с ними. При этом, должна быть создана какая-то система поощрений и мотивации для тех учреждений и детей, которые будут активно работать по этой программе. Это могут быть сертификаты, грамоты, поездки, преимущества при поступлении в ВУЗ, и.т.д.

На примере печально известного модуля «Наука», можно привести пример нерационального и несовременного подхода к концепции Роскосмоса по созданию орбитальных обитаемых космических станций и аппаратов.

Если сравнивать модуль «Наука» с аналогичными модулями иностранного производства, то до 40% полезного объема Российского модуля занято оборудованием и системами, которые могли бы быть доставлены к МКС в виде отдельных необитаемых модулей или конструкций. Например, топливные баки, двигательная установка коррекции орбиты, система жизнеобеспечения, энергообеспечения и прочее.

Нужно понимать, что в отличии от всех остальных участников космической гонки, Россия и США в области околоземного пространства достигли всех пределов. Международная космическая станция, спутники дистанционного зондирования земли, космическая связь, наука. Да, у NASA больше денег, креатива, и лучше коммерческий подход, но точно так же, как в России, нет идей.

Космические базы на Луне, переселение человечества Илоном Маском на Марс, добыча полезных ископаемых на астеройдах – это все идеи, которые еще очень долго не найдут поддержки для своей практической реализации. Слишком дорого, нет понятного результата коммерциализации, да и радиацию в дальнем космосе пока никто не отменял. Единственный вариант, если это будет нужно военным, тогда конечно деньги будут. Дальний космос, пока это удел большой науки и военных, а не практического коммерческого использования…


На сегодняшний день у Роскосмоса, как и у всей Российской космической программы, есть уникальный шанс. Китаю нужно 10 - 15 лет, чтоб достичь в космосе тех результатов и технологий, которые сегодня есть у NASA и Роскосмоса. И это их ближайший план. Они его реализуют и в этом даже не нужно сомневаться. У NASA много денег, но так же, как у Роскосмоса, нет идей куда двигаться дальше Луны. И именно в этом состоит наш шанс.

Планы по Луне и другие попытки Роскосмоса сделать то, что уже реализовано в NASA, SpaseX и ESA — это все бег за тенью. Конечно, надо двигаться по Луне, по науке и дальнему космосу, по Марсу, принимать участие в совместных международных проектах и программах, это все нужно делать, но это не будет определяющим фактором космической деятельности государств в 21 веке.

В 21 веке определять будущее космонавтики будет не то государство, которое запустит очередной луноход на Луну или выведет несколько модулей на орбиты, а то государство, которое начнет промышленное освоение околоземного пространства. Не спутниками, не космическим интернетом, а промышленным освоением и созданием под собой межгосударственных коопераций. А именно, созданием в околоземном пространстве разных производств и научных станций, которые будут создавать тот продукт, который по понятным причинам невозможно произвести на Земле. Какой это должен быть продукт, я не знаю. На этот вопрос ответ должны дать Академия наук и бизнес. И конечно имиджевые программы. Без этого в глобальном мире никак нельзя.

На мой взгляд и я тут не претендую на окончательную истину, существует пять основных видов деятельности, которую Российская Федерация ведет в космическом пространстве:

- деятельность в области реализации имиджевых программ;

- научная деятельность;

- деятельность в интересах обороны государства;

- пилотируемая космонавтика;

- коммерческая деятельность и промышленное освоение космического пространства.

Так или иначе, все эти виды деятельности нашего государства в космическом пространстве тесно взаимосвязаны с друг другом.
Минобороны России и силовые структуры нашего государства –традиционный и основной заказчик услуг Роскосмоса. Так происходит не только в нашем государстве.


Практический во всех странах, где существуют национальные космические агентства, эти структуры в большей степени призваны обслуживать интересы ВПК и армии.

Даже разрекламированный SpaceX Илона Маска с его проектом бесплатного интернета StarLink, по факту, высокотехнологичный придаток Пентагона.

Тем не менее, космос — это не только оборона и ВПК, что безусловно важно.

Космос — это наука, это получение новых знаний, навыков и технологий. Космос — это пилотируемая космонавтика. Космос — это престиж и положение государства в табеле о рангах мировой геополитики. И что немаловажно, космос — это перспективный сегмент рынка и коммерческой деятельности.

России нужна новая космическая программа, которая должна отвечать не только интересам государства в области обороны и науки, но и которая должна существенным образом определить лидерство нашего государства в космическом пространстве.

Не касаясь глубоких, сугубо научных аспектов деятельности Российской федерации в космическом пространстве и того, что касается отдельных аспектов военного космоса, я бы Роскосмосу предложил обратить свое внимание на такие идеи, которые могли бы найти свою практическую реализацию в новой космической программе Российской Федерации.

1. Необходима широкая популяризация деятельности России в космическом пространстве. Тот формат работы студии Роскосмоса, который был создан в 2008 году, давно устарел. Как минимум, необходимо два полноценных телевизионных канала, которые вещали бы в онлайн, как на русском, так и на английском языке. Желательно, чтобы русскоязычный канал Роскосмоса вошел в российский цифровой мультиплекс. Без этого сейчас никак нельзя.

2. Как я уже писал ранее, необходима работа астрофизических институтов и обсерваторий Роскосмоса или партнеров Роскосмоса в этих областях науки с детскими образовательными учреждениями на основе тех лекал, по которым NASA и другие организации США ведут популяризацию свой научной деятельности в космическом пространстве. Нужно перенимать позитивный опыт и просеивать через сито потенциального кадрового интереса не только российских школьников, но и детей по всему миру.

3. Подсматривать не грех, а жизненная необходимость конкуренции. Конечно, хорошо, что Роскосмос оказывает услуги по выводу спутников OneWeb в космическое пространство. Но это не должно быть самоцелью. России необходима собственная спутниковая группировка, которая будет обеспечивать высокоскоростную передачу данных по всему миру, причем не только специализированным потребителям услуг, что является вполне обычной практикой для наших предприятий ВПК, но и широкому кругу частных потребителей. Но не только. В том виде, в котором задуман проект «Сфера», он не только не может конкурировать с британским OneWeb, но и совершенно проигрывает проекту Пентагона и Илона Маска StarLink. Спутник «Гонец-Д1М» со скоростью передачи информации 64 кбит/с, это не просто прошлый век, это полное ничто по сравнению 610 мегабит в секунду, которые выдает спутник StarLink во время передачи данных к самолету Beechcraft C-12 Huron в полете. В связи с этим необходимо полностью изменить проект «Сфера», как концептуально, так и технологический.

4. Имиджевые проекты, это важная часть деятельности России в области освоения космического пространства. Поле деятельности тут достаточно большое. Лично мне понравился бы такой проект Роскосмоса, в результате которого можно было бы получить на выходе некий аналог портала Google Earth, но при этом, изображение там было бы собрано не из статичных снимков результатов дистанционного зондирования Земли, а получалось непосредственно онлайн с фото и видеокамер, например, размещённых на спутниковых аппаратах системы «Сфера». И как мне кажется, такой проект, в связке с геоинформационными системами, понравился бы не только мне, но и нашел под сбой вполне осмысленную коммерциализацию.

5. Не совсем ясна ситуация с транспортно-энергетическим модулем с ЯЭДУ. Если этот проект под собой имеет реальную почву и как было обещано Роскосмосом, в 2022 году начнутся его испытания, то уже сегодня нужно начинать маркетинг этого проекта, объявив публично, что отныне дальний космос — это та сфера деятельности человека, где Россия имеет самые передовые технологии доставки, как научных, так и других грузов к планетам Солнечной системы. Почему это нужно делать уже сейчас? Потому, что потенциальным заказчикам услуг ТЭМ с ЯЭДУ нужно осмыслить эту информацию, а потом начать формировать свои проекты, которые могли бы быть реализованы с использованием Российского ТЭМ с ЯЭДУ. А на все это нужно время.

6. Если говорить о пилотируемой космонавтике, то тут нужно расширять кооперацию тех стран, государств, международных и коммерческих организаций, которые хотели бы вместе и под эгидой России заниматься освоением космического пространства. И на первый план тут встает вопрос, либо о расширении Российского сегмента МКС, либо о глубокой модернизации национальной российской космической станции после 2024 года, в том случае, если проект Международной космической станции будет закрыт.

7. Необходимо на околоземной орбите создать такую инфраструктуру, которую Роскосмос мог бы предоставлять тем своим партнерам, которые под эгидой Российской Федерации приняли участие в освоении космического пространства. Собственно, речь идет, как о разворачивании на орбите полноценных жилых, научных и лабораторных модулей, где партнеры Роскосмоса могли бы размещать экипажи своих космический миссий, так и о наземной подготовке этих экипажей к полету в космос по нашим Российским стандартам. По большому счету, нужна такая космическая станция, где могло бы одновременно работать от 20 до 30 космонавтов с определенной степенью ротации. Конечно, это не должно быть формой благотворительности и определенные накладные расходы должны ложиться на плечи этих партнеров Роскосмоса.

8. Если мы говорим об увеличении численности постоянных экипажей орбитальных космических станций, очевидно, что встает вопрос о создании новых средств доставки этих экипажей к месту их работы, а также их возврату и эвакуации в случае возникновения аварийных или нештатных ситуаций. Вероятно, стоит рассмотреть концепции создания одноступенчатых ракетопланов на основе проекта Ту-2000 и им подобных, но с учетом новых технологических и технических реалий нашего времени.

9. Космический туризм тоже может рассматриваться как один из видов деятельности Роскосмоса в космическом пространстве. Корпорации совсем не обязательно брать на себя функции туристического оператора, но создать в космосе соответствующую инфраструктуру Роскосмосу более чем по силам. Если за полет в космос люди готовы платить деньги, то в конце концов, почему бы и нет…?

Самое главное, что все это не фантастика. Это все, как технически, так и технологически может быть реализовано в условиях современной России. У нас для этого все есть. Вопрос состоит только в том, как и чем мы будем конкурировать с другими странами в космическом пространстве.

Источник: livejournal

Источник фото: livejournal

В блогах публикуются оценочные суждения, выражающие субъективное мнение и взгляды автора, которые могут не совпадать с позицией Всероссийской политической партии «ПАРТИЯ ДЕЛА»


Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Страна на карантикулах