На страницах Парламентской газеты вышла программная статья Советника Министра обороны, что наше государство исчерпало время и социальные ресурсы инерционного развития. Наступает время Больших Решений и Больших Проектов.

Эта статья получила достаточно большой резонанс в СМИ. Экспертное сообщество также отметило те предложения, которые были высказаны в этой статье. Тем не менее, давайте пойдем по порядку и попробуем разобраться в том, что же на самом деле предложено Андреем Михайловичем Ильницким.

В начале своей статьи, Андрей Ильницкий пишет, что существующий миропорядок меняется и весь так называемый «Цивилизованный мир» стоит перед выбором, либо погрузится в хаос, либо создать новые правила и новый миропорядок. А что самое главное, Россия тут не исключение. Наступающий системный кризис дает России шанс на возрождение, как одного из лидеров 21 века.

Действительно, системный кризис пред лицом которого стоит весь так называемый «Цивилизованный мир» имеет место быть и каждый из нас на себе чувствует отголоски этого катаклизма.

Не секрет, что после десятилетий относительной стабильности, нарастающая волна мирового хаоса способна ввергнуть человечество в омут хаоса и социально-политических потрясений.
И тут абсолютно прав Андрей Ильницкий, что состояние нашей армии и ВПК, резко выросший уровень продовольственной безопасности, тысячелетний исторический опыт, а главное — образованность, мудрость, пассионарность и навыки мобилизации, присущие русскому народу, дают России исторический шанс.

Но чтоб этим шансом воспользоваться нужны политические решения на развитие промышленности. То есть, новая индустриализация. Что требует изменения внешнеторговой, налоговой и финансово-кредитной политики — с конкретизацией по каждому направлению.

То есть, альтернатива нынешнему курсу есть. Ясная и однозначная. И не кудринско-грефовская. И не «столыпинская». А выработанная лучшими специалистами-практиками реального (все еще живого, вопреки всем усилиям властей его окончательно добить) сектора нашей экономики, поддержанная Торгово-промышленной палатой, научным, политическим и экспертным сообществом.

Большая идея — в чем она? Андрей Ильницкий дает свое видение:

Она — в наших просторах необъятных, позволяющих жить, не толкаясь локтями.

Она — в нашей цивилизационной православной миссии, в справедливой соборности, вмещающей все народы и религии. Все мы разные здесь внутри, и все мы русские там — вовне, особенно когда приходит беда.

Она — в нашем миролюбии. Россия — страна-миротворец. Страна, пережившая десятки войн, терявшая миллионы, но восстававшая из пепла и побеждавшая, ценит мир, как никто и нигде.

Она — в нашем воинстве. Русский солдат любит жизнь и не ищет смерти, но готов жизнь отдать за землю нашу — таков воинский долг, и так было всегда. Нам чужого не надо, но что наше — то наше.

Она в нашей семейственности, в красоте наших женщин и детей, в прекрасной природе, где есть всё для души.

Она — в нашей тысячелетней истории, где были и революции, и бунты, и предательство элит, и героизм народа, и великие свершения, и трагические поражения, и громкие победы.

Она — в наших культуре и науке, которыми гордится всё человечество.

Она — в нашем суверенитете. Суть идеи России — в самом её тысячелетнем существовании!

Тут трудно не согласится с Советником Министра обороны. Наша страна имеет многовековую историю. И течение этих веков было всякое. Некоторые эпизоды, в этой многовековой эпопеи, не вполне благовидные. Но в ней нет ни одной страницы, за которую нам, потомкам, могло было быть стыдно. Отчетливо, в течение всей истории страны, прослеживается неутолимая жажда народов, составляющих Россию, самостоятельно решать свою судьбу. Именно для этого они объединились. Именно единство Российской Империи, а теперь России, именно сила и влияние России есть гарантия, что нами не будут помыкать пришлые «благодетели».

И конечно, цена Воли не имеет для России величины. Она доказала это в своей истории не раз и не два. У России всегда находились силы и нетривиальные решения для военной победы над противником, каким бы сильным последний не был и каким бы слабым не казалась Россия.

По мнению Андрея Ильницкого, все постсоветские годы — Россия двигалась в парадигме догоняющего развития, пытаясь примерить на себя западную демократию. Сегодня эта модель «трещит по швам». Сегодня Россия стоит на распутье, пытаясь определиться с моделью будущего. Причём для нас речь может идти только лишь о своём — присущем и суверенном — решении. Причем в случае реализации худшего, «инерционно-догоняющего», сценария страна потеряет целостность, а население России может сократиться на несколько десятков миллионов — останутся лишь работающие «за еду» «служебные люди», необходимые для обеспечения работы «трубы», через которую на Запад и в Китай будут перекачиваться природные ресурсы.

И это действительно так. Политическая импотентность и неспособность государственной элиты отказаться от модели экономики в качестве сырьевого придатка Запада, все это привело к тому, что Россия-де-факто вымирает. Чтоб в этом убедится, не надо ехать в Сибирь или за Урал. Достаточно отъехать от Москвы на 200 километров. Тверская область опустела. Опустели стони деревень. За 30 лет либеральных реформ численность населения этого региона сократилось практический на миллион человек. Убыль населения за этот период составила 26 процентов. И это только один из примеров, а их множество.

Позволю по этому поводу процитировать лидера ПАРТИИ ДЕЛА Константина Бабкина из его книги — Разумная промышленная политика или как нам выйти из кризиса.

Мы вымираем со скоростью полмиллиона человек в год, а это целый регион, несколько городов. Если нас не будет, то все остальное вообще теряет смысл. Даже в 30-е годы, период репрессий, население страны росло. Если вдуматься, неизвестно, какое время более трагичное для России — время Сталина или современность. Пусть меня упрекнут в излишнем материализме, но мне очевидно, что экономика и мораль — вещи взаимосвязанные. Как только люди почувствуют, что могут делать что-то стоящее, что могут зарабатывать, тогда и другим людям будут в глаза смотреть с достоинством, и самооценка повысится. Люди начнут себя уважать. Это пробудит в них жадность к жизни, желание жить и рожать детей. Как следствие — повышение привлекательности жизни в России и рост численности населения.

Развивая эту мысль, Советник Министра Обороны Андрей Михайлович Ильницкий в своей статье выдвигает тезис о том, что для преодоления этой деградации необходимо формирование встроенной в систему государственного управления антикризисной социально-экономической модели мобилизационного типа, не только дублирующей/страхующей на случай возникновения разного рода гибридных кризисов типа коронавируса или техногенных сбоев в будущем, но — и это главное — формирующей платформу стабильного развития на всём пространстве нашей громадной страны на десятилетия вперёд.

По мнению Андрея Ильницкого, такая модель «России будущего», это может быть народная империя, основанная на принципе «самодержавия» — не в смысле восстановления монархии, а в смысле истинного народовластия, где мы — россияне — во главе с сильным государственным лидером (государем) сами себя держим через сильное местное самоуправление, каким, к примеру, было земство в конце XIX века.

Для реализации этой «рамочной модели» необходима политическая воля, новая стратегия геосоциального и геоэкономического устройства страны, базирующаяся на трёх составляющих — безопасности, сбережении народа и территориально-экономической связанности.

Сформировавшаяся ныне стратегия концентрации ресурсов в мегаполисах, навязанная России извне, противоречит её цивилизационному коду и закладывает инфраструктурную и геополитическую бомбу под наше будущее.

И тут Андрей Ильницкий снова прав. Мегаполисы действительно «производят одиночество», отчуждают людей друг от друга. Это снижает доверие и солидарность в обществе, что критически значимо для России

Одинокий человек быть полноценныадача. Человек может реализовать свой потенциал лишь в рамках большой общности. Для нас эта общность — Россия.

В России за многие сотни лет сложаких самостоятельных, самодостаточных цивилизаций, обладавших мощным потенциалом развития, в мире немного, и наша задача — сберечь её и реализовать её потенциал.

Однако наша страна подошла к нынешнему историческому рубежу глобальной трансформации крайне ослабленной.

Вместо того, чтобы подобно Китаю и многим странам Юго-Восточной Азии осуществлять программу развития, Россия стала жертвой противоестественных губительных социально-экономических эксперимнтов неолиберального толка, которые привели к деградации экономики, социальному расслоению и разобщению, потере нравственных ориентиров. В конечном счёте мы оказались у черты, за которой нас ждёт полная утрата геополитической и исторической субъектности. В качестве же объекта, а не субъекта геополитики и геоэкономики нас ждёт незавидная судьба.

Именно поэтому, как пишет Андрей Ильницкий в своей статье «Время больших решений», пришло время перейти от укрупнения и концентрации к разумному рассредоточению, к формированию единого стандарта управления и качества жизни по всей территории России.

Скажу вам так. Я внимательно изучал политические программы партий, которые в этом политическом сезоне прошли в Государственную Думу Российской Федерации. Я смотрел дебаты кандидатов на разных информационных телевизионных каналов. И знаете, что самое печальное, ни одна партия, даже та партия, которая считается партией власти, они не смогли не то, что сформулировать тезис о вопросах безопасности, сбережении народа и территориально-экономической связанности нашего государства. Все эти партии даже не смогли ответить на очень простой вопрос — какой образ будущего они видят для народа России. И это очень сильно удручает…

Каким же должен быть тот самый большой проект, отперевшись на который Россия сможет вытащить себя из болота неолиберальной деградации?

Сибирь является ключевым связующим регионом между Арктикой, Дальним Востоком, Центральной Азией и европейской частью России.

По мнению Андрея Ильницкого таким Большим Проектом России могут стать города и территории развития Сибири и Дальнего Востока.

Во многом, это предложении базируется на тезисе Министра Обороны Российской Федерации Сергея Кожугетовича Шойгу, которое он высказал в Новосибирске перед научным сообществом, говоря о назревшей необходимости строительства в Сибири трёх-пяти научно-промышленных центров с населением от 300 тыс. до 1 млн человек.

Речь идёт не просто о строительстве новых населённых пунктов, а именно о развитии Сибирского макрорегиона и страны в целом.
Вторым тезисом Сергея Шойгу о геопространственном развитии России был тезис об необходимости создания современного транспортно-логистического коридора между Европой и Юго-восточной Азией, включая Китай.

Как подчёркивал Сергей Шойгу: «Нужно построить современный Кедровый тракт — безопасный и эффективный маршрут между Европой и Китаем…» Необходимость такого транспортного коридора, причём прежде всего безопасного, уже очень чётко обозначилась, стоит только вспомнить последние события с блокировкой Суэцкого канала, нападением пиратов, а также текущую ситуацию в Афганистане. Это важно и для международных транспортных потоков. А для России «Кедровый тракт» имеет огромное значение ещё и как возможность интеграции в глобальные производственные цепочки между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом.

Лично на мой взгляд, эти два предложения безусловно претендуют на роль «Большого проекта», но мне кажется, простроить города и проложить современную дорогу между Европой и Китаем совершенно недостаточно.

И Сергей Шойгу, и Андрей Ильницкий пишут, что это должны быть не просто новые и комфортные города, а что это должны быть новые научные и промышленные центры. А значит, этот «Большой проект» должен решить «Большие задачи». Я бы даже сказал, задачи цивилизационного масштаба. Задачи, которые повлияют на образ жизни человечества в целом.

И я тут опять процитирую Константина Бабкина: — Я разговаривал с одним итальянцем, конструктором яхт, известным в Италии водолазом, автором художественных книг. Его зовут Стефано Карлетти. Он спросил меня: «Вы, русские, хоть понимаете, насколько вы богаты? У вас в стране есть все, в первую очередь мозги. А также нефть, газ, вода, земля, лес. Почему вы ничего не можете? Как вы могли забыть своих ученых? Вы же совершили массу открытий, сделали невероятные вещи. В космосе, в конце концов, оказались первыми». Подобные упреки на Западе я слышал не раз. В Средней Азии, в других регионах СНГ, на Ближнем Востоке от нас также многого ждут. Наблюдают, готовы начать развиваться вслед за нами, ждут, когда начнем мы. Но мы бездействуем, и они вместе с нами.

Цивилизационные большие проекты — это хорошо. Однако, про Россию тоже забывать нельзя.

Главным драйвером и базисом социально-экономического развития России должны стать ОПК, несырьевые сектора, в том числе агропромышленный комплекс, поскольку именно эти отрасли:

1) обеспечивают наибольший мультипликативный эффект — они предъявляют высокий и стабильный спрос на сырьевые товары и продукцию смежных отраслей (таким образом при увеличении выпуска, например, в сельскохозяйственном машиностроении на 1 рубль приводит к росту выпуска всей экономики на 3 рубля);

2) требуют большое число квалифицированных, образованных, физически и морально здоровых работников, т. е. создают запрос на качественную образовательную систему и правильную жизненную мотивацию для молодёжи;

3) обеспечивают ОПК и АПК высокотехнологичным оборудованием и компонентами (то есть непосредственно влияют на обороноспособность и продовольственную безопасность страны);

4) повышают авторитет и признание страны на международной арене;

5) являются заказчиками и спонсорами фундаментальной и прикладной науки (за счет практической реализации её результатов).

Несмотря на то, что внешнеторговый товарооборот России существенно вырос после спада в 2014 году и практический вернулся к докризисным показателям, его структура и баланс наглядно показывают его сырьевую ориентацию. Минеральное сырье, продукция нефтехимии, необработанный метал, руда, лес и зерно, по-прежнему составляют основную долю экспорта России. Наглядно очевиден пропорциональный дисбаланс внешнеторгового товарооборота по тем категориям товаров, которые имеют значительный передел. Да, Россия экспортирует атомные реакторы, локомотивы, вагоны, газотурбинные двигатели и турбины, но при этом Россия в пять раз больше импортирует потребительских товаров с высоким уровнем передела — компьютеры, мобильные телефоны, радиоэлектронная бытовая аппаратура и автомобили. Малый и средний бизнес России имеет существенную долю в импортных операциях внешнеторговой деятельности России, но его участие в экспортных операциях, крайне мало и незначительно. Платежеспособное население стран западной Европы и США практический не включено во внешнеторговую деятельность России. Отчасти, это является следствием высокой сложности розничных внешнеторговых операций и избыточными запретительными требованиями Российского законодательства по ВЭД. А главная проблема заключается в том, что в России отсутствуют производства собственных потребительских товаров с большим уровнем передела, которые могли бы составить конкуренцию аналогичным товарам китайского или европейского производителя.

Андрей Ильницкий в своей статье приводит пример «Больших проектов», которые Россия уже решала в своей истории. Вспомним здесь, пожалуй, главный из них — Транссиб: как и для чего он рождался, как принималось Большое Решение по нему.

Готовя высочайшее решение, Генеральный штаб 5 декабря 1890 г. представил доклад, озвученный полковником Н. А. Волошиновым на собрании императорского российского географического общества (ныне — РГО). Там отмечалось: «…Приступая к вопросу о сплошной, непрерывной дороге через всю Сибирь, необходимо, прежде всего, дать себе ответ, для чего она нужна. Нужно вычленить главную, руководящую цель постройки, и в зависимости от неё определится всё остальное…. Цель великой непрерывной дороги через всю Сибирь состоит не в том, чтобы развить хлебопашество на Юге или поднять золотопромышленность на Севере, а в том, чтобы уничтожить неблагоприятное влияние громадных расстояний, чтобы сжать всю эту длинную и узкую полосу, чтобы приблизить Тихий океан к европейской России и соединить реки, прорезающие плодородные участки Сибири».

То есть наиглавнейшим приоритетом Транссиба было не осваивание богатств Сибири, а именно обеспечение связности гигантской империи.

Крайне важно это понимать сегодня, когда частью элит Сибирь воспринимается лишь как ресурсный центр добычи и перекачки богатств — пишет Андрей Ильницкий.

И я бы сказал, что не только Сибирь, а большая часть нашего необъятного государства. Тут даже за примером далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить феодальное княжество сеньора Потанина, где охранные структуры Норильского никеля были готовы не то, что воевать с приезжими экологами, а вступать в конкретное противостояние с сотрудниками и оперативниками федеральных спецслужб.

Вне всякого сомнения, Россия не может эффективно развиваться при нынешнем дефиците транспортных магистралей. На севере и востоке нашего государства есть целые регионы, которые не обладают устойчивой дорожной сетью с твердым покрытием, не говоря о наличии скоростных железных дорог. Например, в Воркуту из Сыктывкара по состоянию на 2021 год до сих пор нет дороги с твердым покрытием. Достаточно посмотреть карту России чтоб понять простую вещь. С дорогами в нашем государстве не просто плохо, а их катастрофический не хватает.

В следствии отсутствия элементарных дорог с твердым покрытием, порядка 70 процентов территории нашего государства банально исключены не только из экономического, но и социального оборота.

И в принципе, отношение к этим людям у нас в стране со стороны государства происходит по заветам Егора Гайдара — они просто не вписались в рынок. Зачем тратить деньги на тех людей, от которых не зависит результат власти на политических выборах. Так и живут они там в Сибири, Арктике, Дальнем востоке в 21 веке по канонам 19-го века…

С 90-х годов прошлого века в российском обществе пытались укоренить стереотип: «Если государство тратит бюджетные деньги в реальном секторе экономики, а тем более, если эти деньги тратятся в тех компаниях и организациях, которые аффилированы с государством — это обязательно нечто негативное». Исходя из этой логики деньги тратятся неэффективно, и это приведет обязательно к каким-то печальным последствиям.

Девять лет на всех экономических площадках либеральные экономисты выступают против строительства высокоскоростных железнодорожных магистралей в России. Объяснения находят любые. Нет денег, недоказанная эффективность, несовершенство технологий, люди не будут пользоваться. Придумывают все, что угодно. Практически слово в слово повторяют те «мантры и заклинания», которые произносила российская интеллигенция перед царем Александром III во время начала строительства Транссибирской железнодорожной магистрали.

Нам сейчас нужен не просто Большой Проект «Сибирский поворот», а проект по переосвоению России.

Кстати о деньгах. Для реализации таких Больших проектов деньги далеко не самое главное. Конечно, деньги важны, но не в первую очередь. В первую очередь важны люди, инженеры, ученые, важны машины и механизмы, важны ресурсы и строительные материалы, важны технологии. А деньги нужны для того, чтоб все эти важные элементы могли работать и взаимодействовать в рамках существующей на данный момент экономической модели.

Этот мой тезис подтверждает Министр Обороны. Сергей Кужугетович напомнил в своём интервью «критиканам» Большого Проекта: «На совещании у президента, где обсуждались важные макроэкономические проекты, не вспомню точно кто сказал: «Денег же нет». На что Владимир Владимирович ответил: «Их никогда не будет, если не начать что-то делать».

В завершение этого раздела Анк спросил мудреца-учителя: «Как долго ждать перемен?» — «Если ждать — то долго».

Конечно, все это будет сложно реализовать без новой идеологии.
Суть предлагаемого Большого Проекта — сохранение и преумножение земли и народа России. Эта стратегия выдвинута Президентом В. В. Путиным в Посланиях и закреплена поправками в Конституцию.

Да, это трудное и даже рисковое дело. Но это историческая миссия российской власти времён третьего десятилетия XXI века. Исполнить эту миссию — долг перед идущими нам на смену поколениями.

Время Больших Решений пришло! — пишет Андрей Ильницкий

И в заключении приведу еще одну выдержку из консервативных тезисов Партии Дела, которые были представлены в докладе на V Московском экономическом Форуме в рамках Круглого стола «Новая консервативная повестка для России и Мира».
Традиционно Россия имеет репутацию «проектной страны», которая несет миру созидательные ценности и борется за утверждение этих ценностей в глобальном масштабе. Именно так на Россию смотрят во многих странах. Исследователи неоднократно отмечали, что самоустранение России с глобального поля борьбы социальных и нравственных идеалов приводит к дестабилизации мира и росту несправедливости. Ныне Россия вновь громко заявляет о своих национальных интересах, правах на собственные общественные идеалы и открыто выступает против навязывания ей чуждых ценностей. Неудивительно, что в результате этого наша страна обращает на себя гнев глобального неолиберального истеблишмента. Но также неудивительно и то, что противостоящие ему силы в мире воспринимают консервативный демарш России как реальную альтернативу, и связывают с ней свои надежды на преодоление неолиберального тоталитаризма.

Именно поэтому сегодня Россия имеет не только моральное право, но и объективно лучшие возможности для того чтобы выступить лидером консервативного возрождения.


В блогах публикуются оценочные суждения, выражающие субъективное мнение и взгляды автора, которые могут не совпадать с позицией Всероссийской политической партии «ПАРТИЯ ДЕЛА»

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Парламентаризм на Украине пал под грохот аплодисментов