Не так давно я прочитал статью промышленника и политика Константина Бабкина — «Новый курс». Значительное место в ней автор уделяет взаимодействию власти и общества. Он точно подмечает, что в России отсутствует идея, объединяющая правящую группу и низинное население в единое целое. Чтобы её найти, людям необходимо доверять друг другу (о чём автор упоминает) и иметь долгосрочный коренной, действительный интерес в этом объединении.

Сегодня, очевидно, нет ни того, ни другого. Поэтому для движения к этому идеалу требуется общая точка схождения, достижимый консенсус идей. И вот тут при общем совпадении взглядов считаю необходимым расставить акценты.

На мой взгляд, утверждение: «Экономика в современном мире лежит в основе всего. … Оживить экономику России — самая важная задача» направляет автора по неверному пути. И именно по этой причине ему, в конце концов, не удаётся чётко сформулировать — какова же центральная идея, объединяющая разрозненных людей и разнообразные этносы в единую мощную нацию.

Будучи профессиональным экономистом и успешным бизнесменом, видя нелепую и разрушительную экономическую политику правительства, автор подпадает под естественную профессиональную деформацию восприятия, абсолютизируя значение экономики. Но политика — это совсем другое. Экономика в политике играет подчинённую роль инструмента. И занимается политика экономикой только в видах получения достаточных ресурсов для осуществления политических целей.

Главная и единственная цель — власть. Добиваются власти для того, чтобы посредством её преобразовать общество и государство в благоприятном для властвующих направлении. Т. е. политическая власть нужна для материализации идеала государственного устройства, имеющегося в головах у политических акторов.

Этот образ будущего или настоящего формулируется в виде идеологии.

Если же сердцевиной идеологии учредить экономику, то в итоге результат будет аналогичный наблюдаемому сегодня в России. Какими бы благозвучными эпитетами не именовалась экономическая политика и какие бы не провозглашали при этом лозунги.

Причина такой эволюции в том, что предельная дихотомическая категория экономики — пара понятий, к которым можно свести чисто экономические мотивы и действия — есть рентабельное-нерентабельное. Иначе, любое экономическое действие должно быть рентабельным. И если это не так, то это не экономическое действие. Отсюда, если идеология, а вслед за ней и политика, провозглашают экономику самым важным, то на государственном уровне вся деятельность властей должна быть и будет сведена к максимизации общей экономической рентабельности.

Разрушительность для государства такого подхода наглядно демонстрирует развал СССР. Точкой бифуркации стал отказ правящей в СССР группы от стратегической цели построения коммунизма и замена её экономической целью — «обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путём непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники». После такой замены в идеологической доминанте духовного преобразования человека на экономический рост падение СССР стало лишь вопросом времени.

Как мы видим, опасность концентрации на экономике понимает и автор статьи. Но если не экономика, то что должно стать центром новой русской идеологии?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо учесть две вещи.

Во-первых, идеология — это комплекс идей, описывающих «правильный» образ государственного и общественного устройства. Это мечта, комплекс мифов о светлом завтра. А именно ожидаемая, но не воплощаемая мечта есть движущая сила любой революции.

Во-вторых, в центре идеологии преобразования должны быть не выдумки, близкие сердцу идеологов, а мифы и мечты, наиболее ожидаемые массами, а потому способные их увлечь. Вспомним классические лозунги якобинцев: «Свобода, равенство, братство!» и большевиков: «Землю — крестьянам, фабрики — рабочим, мир — солдатам!».

Что же мы можем предложить в этом ключе? Какие базовые позиции наиболее могут быть восприняты населением и будут органичны патриотически настроенным представителям власти? Думаю, по крайней мере следующие две.

Во-первых, сильная, независимая Россия.

Именно на этом взлетел рейтинг Путина, и именно на этой ноте он держится по сию пору. В этот лозунг, в эту мечту входит очень точно и верно отмеченная автором особенность России как одной из немногих цивилизаций. Надэтнического образования, которое предлагает всему человечеству нечто своё, уникальное, но ценное для всех. Что же это?

Справедливость как фундамент общественного и государственного устройства России — во-вторых.

И этого пункта нет у сегодняшней власти, поскольку он внутренне чужд её идеологии — экономизму, вторичной производной от западного либерализма. Но именно справедливости жаждут люди. Мечта о построении справедливого общества может стать основой и связующим звеном для элиты и народа России. Более того, идеи построения общества справедливости, транслируемые вовне, позволят России стать лидером нового мира, который придёт на смену умирающему миру личной «безграничной свободы». Именно за справедливостью тянутся сегодня к России другие страны, не находя отклика своим проблемам и бедам в мире глобального чистогана, где единственное и окончательное мерило всего — деньги.

Эти новые цели и новые горизонты — то, что мы можем предложить нации и миру.

Источник: Континент Сибирь
Источник фото: Континент Сибирь

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
«Даёшь Россия-центризм!» Колонка Константина Бабкина в «Аргументах и фактах»