Депутат госсобрания Республики Алтай (Эл Курултай) от ПАРТИИ ДЕЛА Сергей Мазалов во время выставки сельхозтехники «Агросалон» в Москве рассказал в интервью Тайге.инфо о проблемах сельского хозяйства региона, коронавирусе и ящуре, господдержке и отсутствии прибыли. Он уверен, что в крае следует развивать глубокую переработку сельхозпродукции.

− Каковы ваши впечатления от выставки? Были ли достигнуты какие-то договоренности?

− Выставку я посетил второй раз — это крайне важное мероприятие для всей аграрной сферы. Мы общались с представителями российских заводов, и мой коллега Александр Коршук заинтересовался одной из машин «Ростельмаша». Насколько я знаю, он планирует её приобрести в ближайшее время.

− Есть что-то полезное для сельского хозяйства региона?

− Конечно есть. Например, гусеничный и восьмиколесный трактор нам не подходит, а вот небольшие кормоуборщики прекрасно себя чувствуют на наших полях. Мы активно используем комбайн RSM F1300. Два предприятия торгуют сельхозтехникой на Алтае: барнаульская компания «Агроцентр» и дилер «Ростельмаша» «Агротрак». У последнего поставщика есть нужные нам комбайны и другая необходимая техника.

− Принесла ли пандемия новые проблемы для регионального сельского хозяйства?

− Пандемия особо не повлияла на алтайских аграриев, нам большую головную боль доставил ящур, который пришел из Монголии в Кош-Агачский район. Из-за этого там цены на мясо упали в полтора раза. А так фермеры как работали, так и работают — их никто не закрывал.

В целом же проблем у нас несколько, одна из них — нехватка земли. Республика Алтай — небольшой горный регион, многие земельные участки располагаются на скалах или в лесу. Еще одна проблема касается Шебалинского района — треть его территории занимает ФГБУ «Алтайское экспериментальное сельское хозяйство». Соответственно, арендовать эту землю для посева нельзя, только для покоса по 500 рублей за гектар как «аренду травы под корень». При этом ведомство фактически не занимается научной деятельностью, они просто разводят скот и не используют две трети своих территорий.

− Как можно решить этот вопрос?

− Нужно, чтобы в Москве было принято решение о передаче части земли площадью 1,8 тыс га в ведение республиканского правительства. Я неоднократно озвучивал эту проблему на сессиях, отправлял официальные письма, встречался с губернатором — он обещал поднять этот вопрос в столице.

− Как государство помогает алтайским аграриям?

− Есть определенная поддержка сельского хозяйства в виде субсидий, возмещения средств на приобретение оборудования, существенно обновился парк техники за последнее время — увеличился раз в пять. Раньше у фермеров были старенькие тракторы двадцатилетней или десятилетней давности, древние косилки, которые постоянно ремонтировали. Но когда заработала программа «1432», то аграрии активно начали приобретать новую технику. Есть грантовая поддержка: 60% на развитие дает государство, 40% — фермер. В некоторых программах доля финансирования государства доходит до 90%.

− Насколько эффективны эти меры?

− Хозяйства развиваются, и это главное. При получении гранта или субсидии есть условия — необходимо принять на работу определенное количество человек и в течение нескольких лет не закрывать предприятие. Плюс существует строгая система отчетности. Ни для кого не секрет, что сельское хозяйство сейчас, к сожалению, отрасль не самая прибыльная. С ценами на молоко по 20 рублей за литр и на мясо 90 рублей за килограмм живого веса это не удивительно. Я считаю, что нам надо развивать углубленную переработку. Молочные хозяйства должны делать конечный продукт: творог, сметану, сыры, либо пастеризованное молоко, которое будет стоить уже 60 рублей. Второе — это переработка мяса: изготовление из него колбасы, копчение и вяление. Цена сразу растет в 4−5 раз. Наша республика должна стать поставщиком такого экологически чистого переработанного продукта.

− Весной был принят закон о снижении налога на доходы для предпринимателей, работающих по упрощённой системе налогообложения, с 6% до 2%. Есть ли какие-то результаты?

− Результат будет виден только на следующий год. К сожалению, правительство включило туда только отрасли, пострадавшие, по его мнению, от введения карантинных мер. Сельское хозяйство в этот перечень вошло, чего нельзя сказать о перерабатывающем производстве.

Какие-то новые законопроекты вы планируете внести в ближайшее время?

− Вместе с Александром Коршуком мы состоим в группе независимых депутатов Эл Курултай, так что инициативы мы вырабатываем совместно. Я планирую предложить увеличение возмещения за молоко — в результате пандемии цена его снизилась до 4 руб. за литр. Чтобы компенсировать убытки фермерам, необходимо поднять возмещение до 7 рублей.

Также мои коллеги отмечают, что для возмещения затрат на приобретение сельхозтехники и технической модернизации сельхозпроизводителей и фермерских хозяйств в прошлом году в бюджете было заложено 70 млн рублей, а в этом — 40 млн рублей. В рекомендациях комитета по аграрной политике они просят увеличить эту сумму до 80 млн рублей. В любом случае эти вопросы ещё будут обсуждаться группой независимых депутатов.

− Что нужно сделать чтобы появилась глубокая переработка, о которой вы говорили?

− В республике строится агропромышленный парк по переработке. Это хорошо, но с логистической точки сомнительно — куда удобнее было бы сделать несколько небольших перерабатывающих центров в разных районах. Нужно внедрять на базе ферм производственные площадки. Это, например, в своём хозяйстве собираются делать Александр и Светлана Коршуки — последняя в этом году выиграла выборы от ПАРТИИ ДЕЛА в Майминский районный Совет депутатов. Уверен, что их предприятие ждет успех, и их примеру последуют многие фермеры республики.

Источник: сетевое издание «Тайга.инфо»
Источник фото: сетевое издание «Тайга.инфо»

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Иран может войти в число основных покупателей российского оружия