В Республике Алтай ведущая отрасль экономики — сельское хозяйство, которое составляет более 17% ВРП. Доминирует животноводство и растениеводство. В регионе 70% жителей проживает в сельской местности и 14% трудоспособного населения работает в аграрном секторе.

На госпрограмму развития сельского хозяйства с 2012–2020 годов в республике было предусмотрено 11 432 645 900 рублей. По данным отчета за 2019 год, уровень достижения показателей госпрограммы составляет 75%. Не были достигнуты планового значения индексы производства продуктов сельского хозяйства всех категорий, а также индекс производства продуктов питания по отношению к 2018 году. При этом высоки показатели по некоторым подпунктам, например, по грантовой поддержке программа выполнена на 446,7%.

Теперь власти запустили аналогичную новую госпрограмму с 2021 по 2026 год. В её паспорте указано, что при помощи предыдущей программы «за период с 2013 по 2019 годы достигнуты стабильные результаты динамичного развития в области животноводства и растениеводства». И поскольку она была успешно выполнена и показала свою эффективность, для дальнейшего развития в качестве «преемственности» запускается новая. Всего на ее реализацию предусмотрено 4 758 928 600 рублей из средств федерального бюджета, регионального и территориального фонда ОМС.

Недавно на совещании с руководителем республики глава регионального минсельхоза Андрей Цыгулев отметил, что при реализации программы «Сильный Алтай» фермерские хозяйства региона получают поддержку из федерального и регионального бюджетов. Так, например, в хозяйствах Онгудайского и Шебалинского районов построены пункты искусственного осеменения, а предпринимателями получены средства господдержки на возмещение произведенных затрат — строительство и приобретение оборудования.

В Шебалинском районе построено помещение для размещения овоще-и картофелехранилищ. Всего в проекте приняли участие 30 крестьянских фермерских хозяйств и около 250 пайщиков. В перспективе прогнозируется производство более 200 т овощей и 1,5 тыс. т картофеля, а также возможность хранения более 2000 т продукции.

В Чойском районе построены откормочные площадки на 600 голов крупного рогатого скота, хотя пока поголовье достигает 470. Также продолжается строительство агропромпарка на территории Майминского района, в ноябре 2020 года здесь проектируется здание оптово-распределительного центра.

Кроме того, за три квартала льготные кредиты предоставлены 18 сельхозтоваропроизводителям на общую сумму 66,3 млн рублей, а 30 фермеров получили средства на приобретение сельскохозяйственной техники, оборудования и сельскохозяйственных животных. Также предоставлена грантовая поддержка трем сельскохозяйственным кооперативам на модернизацию оборудования по углубленной переработке мяса.

Депутат регионального парламента (Государственного Собрания — Эл Курултай) от ПАРТИИ ДЕЛА Сергей Мазалов сообщил, что сельское хозяйство в регионе развивается, и не без помощи грантов и иной господдержки, но есть и свои нюансы.

На бумаге все расписано красиво: в отчете госпрограммы идет речь о значительных достижениях, и, по словам Мазалова, за последние годы они действительно есть. Но существуют и проблемы, о которых ни в отчете, ни в госпрограмме не сказано — это отсутствие налаженного рынка сбыта. Например, если говорить о реализации продукции фермерских хозяйств: как мясной продукции, так и молочной. Так, закупочная стоимость литра молока у фермера составляет 18 рублей, а в сезон опускается до 15–16 рублей. Плюс к этим суммам официально зарегистрированным фермерам возмещается по пять рублей за литр.

В этом году субсидия на возмещения закончилась уже в сентябре и надбавку в 5 рублей сейчас не выплачивают. И, хотя в целом коронавирусные ограничения на аграрный сектор региона не повлияли, те, кто продавал то же молоко туристам, не смогли реализовать те объемы, которые планировали изначально.

Еще одна проблема — это политика торговых сетей, говорит депутат Эл Курултай. Они предпочитают закупать не натуральное алтайское молоко у небольших предприятий, а у крупных производителей, сделанное, как правило, из восстановленного порошка. Это дешевле, и крупные поставщики могут гарантировать круглогодичные регулярные поставки, в отличие от местных. К тому же торговые сети занижают стоимость одного литра молока. То же самое с реализацией мяса и колбасных изделий — сети предпочитают закупать более дешевый товар, а не более качественный. Причина — высокая себестоимость натурального продукта. В итоге местным производителям ничего больше не остается, как продавать свой товар в небольшие магазины.

Третья проблема — отсутствие достаточного количества переработчиков сельхозпродукции, а также предприятий, которые не только производят молоко или мясо, но и сразу его перерабатывают для поставки на прилавки. Так, переработчик, который купил продукцию у фермера, продает то же самое молоко, но в упаковке уже не по 15–18 (+5 субсидии) рублей, а по 35 рублей. Примерно по таким же ценам закупают молоко супермаркеты, хотя на прилавках молоко стоит уже по цене 70–80 за литр. К тому же сетям невыгодно покупать натуральное молоко у алтайских фермеров еще по причине его короткого срока хранения — оно быстро портится.

На предприятиях сельхозсектора необходимо развивать переработку продукции, но это осуществимо только за счет господдержки, так как эта отрасль убыточная и таких затрат сами фермеры не потянут, поясняет Мазалов.

Депутат Майминского района от ПАРТИИ ДЕЛА и замглавы крестьянско-фермерского хозяйства «Фокин» Светлана Коршук поясняет, что из-за коронавирусных ограничений весной заводам было не нужно молоко, и рассчитываться с поставщиками было нечем. Производители молока (молочные фермы) весной остались без средств к существованию.

«На сегодняшний момент цена на молоко так и не восстановилась. Если прошлой зимой закупочная стоимость была 25 рублей, сегодня она составляет 21 рубль. Это притом, что цена на корма возросла в три раза по сравнению с прошлым годом, возросли затраты на дизельное топливо, электроэнергию и прочее. По этой причине некоторые из фермеров летом отказались от молочных гуртов», — поясняет Светлана Коршук.

При этом сельское хозяйство не отнесли к отрасли, пострадавшей от пандемии, а региональные власти не разрабатывали дополнительных мер поддержки. «Все субсидии выплачиваются в соответствии с действующей нормативкой и дополнительных средств на пандемию не приходило», — поясняет муниципальный депутат.

Конечно, есть поддержка от государства: льготные кредиты фермерам предоставляются «Сбербанком», «Россельхозбанком» и банком «НООСФЕРА» под 8,5%. Также выдаются гранты: «Агростатрап» для начинающих фермеров, на развитие сельскохозяйственных кооперативов, предоставляются субсидии на развитие семейных ферм. Однако сложности для фермеров, в маленькой цене реализуемой продукции, из-за чего зачастую предприятия являются нерентабельными, говорит Коршук.

По словам Сергея Мазалова, сами региональные власти не договариваются с бизнесом и торговыми сетями о рынке сбыта сельхозпродукции региона. Сейчас в регионе планируют строить агропромышленный парк — площадку, на которой могут работать разные предприниматели сельхозсектора, к тому же, начинают создаваться фермерские кооперативы. Но предприниматели пока к этой идее относятся достаточно настороженно и не вступают в них, резюмировал он.

Гранты и господдержка, конечно, частично обеспечивают устойчивость экономики в аграрном секторе региона, не дают части фермеров разориться и даже помогают заработать. Однако они не могут охватить подавляющее большинство предприятий и фермерских хозяйств республики. Для примера можно взять один из этапов раздачи грантов, который проходил 30 июня 2020 года. Как сообщает издание «Звезда Алтая» со ссылкой на региональный минсельхоз, когда региональная конкурсная комиссия подвела итоги конкурса на получение гранта «Агростартап», то выяснилось, что из 44 поданных заявок были определены только четыре победителя, а общая сумма грантов составила 11,9 млн рублей. 25 августа был проведен второй конкурс, и на нем из 38 соискателей победителями признали всего десять участников. Размер государственной поддержки — 29 млн рублей. Средний размер гранта — порядка трех миллионов рублей. Средства выделяются на приобретение сельхозживотных, техники, оборудования и на формирование неделимого фонда кооператива, членом которого является крестьянское или фермерское хозяйство. Но предполагать, что региональные власти в нынешних условиях расширят количество получателей грантов для сельхозпредприятий, не приходится. По словам Сергея Мазалова, в следующем году на господдержку аграриев в региональном бюджете предусмотрено на 20 миллионов рублей меньше, чем в этом.

Источник: газета «Крестьянские ведомости»
Источник фото: сетевое издание «ТОЛК»

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Ростовский «Эмпилс» планирует завершить реконструкцию логистического центра до 2024 года