Конкурентоспособность продукции животноводческих компаний на мировых рынках значительно зависит, помимо прочего, и от генетики, которую предприятия используют в своей деятельности. Работу с племеным материалом можно вести по-разному. В последнее время все больше производителей переходит на новейшие методы отбора лучших животных.

Объемы производства, качество и конкурентоспособность животноводческой продукции в современных условиях напрямую зависят от использования интенсивных промышленных технологий и племенной продукции с высоким генетическим потенциалом. Часть такой продукции предприятия стран-членов Евразийского экономического союза (ЕАЭС) до сих пор вынуждены импортировать. В период с 2015 по 2019 годы на территорию ЕАЭС было ввезено племенного материала на сумму около $2,5 млрд. 57% из этого объема приходится на птицеводческий сегмент, 34% — на КРС.

В этих условиях приоритетными задачами для государств ЕАЭС являются сокращение отставания от ведущих стран мира по получению собственной высококачественной племпродукции и обеспечение ею товарных предприятий. Страны с развитым животноводством уже сейчас для отбора и разведения действительно лучших племенных животных разработали и внедрили в производство систему геномной селекции.

Геномная селекция — технология, позволяющая улучшить генофонд популяций сельскохозяйственных животных, используя информацию о ДНК-маркерах, ассоциированных с проявлением экономически важных признаков. Наиболее актуально ее применение в скотоводстве, в котором по сравнению с другими отраслями в силу более продолжительного интервала между поколениями и низкого многоплодия классический метод селекции является менее эффективным.

Благодаря современному оборудованию существует возможность проводить анализ биологического материала животного с использованием методов молекулярно-генетической индивидуализации на уровне геномной ДНК по десяткам тысяч маркеров одновременно. На основе выявленных научно обоснованных взаимосвязей между наличием и расположением этих маркеров с характеристиками продуктивности, устойчивости к болезням, с продолжительностью продуктивного периода, с присутствием генетических аномалий и других ключевых признаков устанавливается племенная ценность тестируемого животного.

При применении геномной селекции для оценки племенной ценности основной отсев животных проводится в раннем возрасте. Поэтому доля выбракованных взрослых животных сокращается в разы, что существенно повышает эффективность экономики производства племпродукции в сравнении с традиционными методами отбора.

Впервые оценка племенной ценности на основе геномного анализа была официально признана в США в 2009 году. Тогда же ее признали в Канаде, Дании, Швеции, Финляндии, Франции, Германии, Голландии и Австралии. В Австрии и Италии геномную селекцию стали использовать с 2011 года, в Испании и Польше — с 2012-го. Применение данной технологии позволяет этим странам экономить значительные ресурсы на содержании племенного поголовья за счет возможности определить их племенную ценность в раннем возрасте, ускоряет развитие местного животноводства, позволяя сохранять лидерство в производстве племматериала, и дает конкурентные преимущества на мировом рынке.

В странах ЕАЭС оценка племенной ценности крупного рогатого скота и возможности его дальнейшего использования в селекционном процессе проводится главным образом традиционным методом — по качеству потомства. Это занимает два года до того, как корова покажет свою продуктивность, или, в случае с быками, — пять лет, пока появится информация о продуктивности их дочерей. Таким образом, окончательный результат оценки быка становится известен только после получения данных о продуктивности его потомства. При этом большая часть племенных животных после продолжительного периода выращивания и обслуживания выбраковывается, формируя для сельхозпредприятий значительные экономические издержки.

«Но далеко не каждый может себе позволить новые технологии», — считает Антон Пермяков, глава Воронежского регионального отделения ПАРТИИ ДЕЛА, председатель совета директоров СГЦ «Топ Ген».

«Наша компания работает в системе геномной селекции с 2017 года. Все началось после получения министерского гранта на этот проект совместно со Всероссийским научно-исследовательским институтом животноводства им. Л. К. Эрнста. И хотя наши обязательства по этому проекту уже выполнены, мы с удовольствием продолжаем сотрудничество.

Геномная селекция увеличивает точность и скорость отбора племенных животных, что, в свою очередь, приводит к интенсификации генетического прогресса в целом. Показатели, демонстрируемые нашими животными сейчас, на уровне, а местами и выше мировых — это результат работы и данного метода в том числе, как одного из инструментов, используемых нами.

Однако, по моему мнению, существуют и некоторые сложности, замедляющие процесс внедрения данной технологии в России. Для эффективного использования геномной селекции, необходимы массивные референтные базы ДНК данных, накопление которых — отдельная колоссальная работа, требующая материальных, временных и научных ресурсов. И пока далеко не каждый может себе это позволить, но иначе это не работает.

Объединение усилий стран ЕАЭС по вопросам развития и совершенствования методов племенной работы, конечно, может ускорить генетический прогресс. Если при успешной реализации этих планов мы получим функциональные унифицированные методы оценки племенной ценности, общие стандарты и возможность работать с ними, это должно дать свой результат. В любом случае в отрасли добавится прозрачности и понимания», — заключил Антон Пермяков.


Источник: журнал «Агроинвестор»
Источник фото: журнал «Агроинвестор»

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Российские мини-погрузчики будут работать на Крайнем Севере