Фото: Евгения ГУСЕВА

Одних курьеров — 60 тысяч. И все мало

С плечистым курьером Лешей из подмосковного Подольска мы познакомились в лифте. Он уточнил, на каком этаже какая-то там квартира, а я в ответ поинтересовался, сколько он получает и почему отнимает хлеб у мигрантов — развозить еду в заплечных коробах всегда считалось их вотчиной.

— А чего же не отнять — 65 тысяч в месяц! — бойко парирует Леша. — Работаю три через три, особо не упариваюсь — где еще найду такие деньги?! Нам даже больше платят, чем мигрантам.

Тут пришлось Лешу разочаровать. Днем ранее парнишка из Намангана, привозивший плов, похвалился, что вытягивает на 70 тысяч — и тоже не напрягаясь: при 8-часовом рабочем дне и пятидневке. После стройки, где за те же деньги света божьего не видел, парень устроил себе курорт — работает строго по Трудовому кодексу. Впрочем, в компании Деливери-Клаб, одном из крупнейших операторов по доставке, и на сервисах трудоустройства «КП» заверили, что ставки для всех одинаковы. Больше получает тот, кто выполнит больше заказов.

Профессия курьера — хит пандемийного трудового сезона. Только лишь по Москве их более 60 тысяч человек. И все равно не хватает.

— Зарплаты курьеров выросли в два раза, а потребность в них — в 3–4 раза, — сказал kp.ru руководитель портала поиска высокооплачиваемой работы SuperJob Алексей Захаров. — Причем не только в столице, но и в других крупных городах. Если вкалывать как следует, то и больше 100 тысяч в месяц можно получать, а кто занимается доставкой на автомобиле, может и полторы сотни вытянуть.

Профессия эта — как зеркало российской экономики последних лет. Стоило в прошлом году на несколько недель остановить стройки, закрыть кафе и запереть людей по домам, как рынок мгновенно перестроился — сам, без указов, приказов и разъяснительной работы в прессе.

Спрашивается, откуда кадры взялись при закрытых-то границах? Со стройки, вестимо.

— Слухи о том, что все мигранты в кризис разъехались по своим республикам, сильно преувеличены, — продолжил Захаров. — Ну, может, небольшая часть. А основная масса тут же ушла в курьеры и таксисты. И возвращаться на стройку не собираются.

Доставка продуктов и товаров стала, пожалуй, единственным полем деятельности, привлекательным и для мигрантов, и для россиян. О конкуренции пока говорить рано — слишком много вакансий, места всем хватает.

Местные не рвутся на стройку даже после повышения зарплат

Кадровая пробоина на стройках, в торговле и общепите вызвала рост зарплат в этих отраслях.

— В прошлом году мы зафиксировали спад числа соискателей из стран СНГ, — сообщил kp.ru коммерческий директор сервиса Работа.ру Владимир Корицкий. — Российские работодатели стали заполнять вакансии местными сотрудниками. Чтобы рабочие процессы не останавливались и трудоустройство происходило максимально оперативно, компаниям пришлось компенсировать затраты на их переезд из других регионов к месту работы, оплачивать им жилье, увеличивать зарплаты.

Про оплату жилья подтвердили знакомые, сдающие квартиры в Подмосковье. Нет отбоя, говорят, от бригад из Оренбурга, Ростова, Ленинградской области, Мордовии — народ занимается установкой дорожного освещения, переработкой бумаги, озеленительными работами, строительством частных домов. Нередко договоры аренды подписывают не сами рабочие, а собственники небольших предприятий, где они трудятся — они и деньги переводят хозяевам жилья.

Уже раздаются голоса, призывающие отказаться от участия мигрантов в нашей экономике. Вот, мол, смотрите, как здорово получилось: гостей стало меньше — зарплаты поднялись. Давайте их всех отправим домой, поставим на освободившиеся места наших россиян, дадим им высокие зарплаты, и все будет в шоколаде.

Так ли? Большой вопрос. Эксперты трудового рынка головокружения от успехов не испытывают.

— До пандемии курьеры получали 40 тысяч руб, стали получать под 80, — раскладывает Захаров. — Строители, которые зарабатывали 70 тысяч, кинулись в курьеры. Тогда на стройке подняли зарплаты — 80, 90. Но народ не возвращается. Лучше курьером за 80, чем месить бетон на морозе или попасть под падающий кирпич за 90. Да и судя по реакции на объявления о вакансиях, даже за 100 тысяч в месяц найти работников сложно.

По данным портала SuperJob, за минувший год (июнь 2021 к июню 2020) число вакансий в строительстве выросло более чем в три раза, а количество резюме — лишь на 7%. Строительной отрасли приходится конкурировать за рабочую силу уже не только с промышленностью, но и с сервисами доставок, которые предлагают зарплату не меньше, а условия труда — гораздо более комфортные и безопасные.

В результате исход мигрантов со стройки хоть и вызвал там рост зарплат, но не такой, чтобы всех вернуть обратно, не говоря уже о том, чтобы заинтересовать местных жителей.

— Россияне не пойдут на те условия, в которых трудятся мигранты-строители, даже если дать им более высокую зарплату, — сказал kp.ru директор научного центра экономики труда РЭУ имени Плеханова Вячеслав Бобков. — Дело же не только в деньгах, но и в условиях работы. Для того, чтобы стройка стала привлекательной для наших граждан, надо оформить работника легально, платить за него пенсионные и страховые взносы, соблюдать Трудовой кодекс, требования охраны труда…

Все эти меры приведут к увеличению расходов. Стройка просто не выживет, если пойдет на это, считают эксперты отрасли.

— Действующее законодательство — 44-й и 214-й федеральные законы — заставляют строительные компании максимально удешевлять работу, — сказал kp.ru омбудсмен по защите прав предпринимателей в сфере строительства Дмитрий Котровский. — Вот вы составите смету с учетом высокой белой зарплаты, достойной квалифицированного специалиста, с отчислениями во все фонды, с качественными материалами — и не впишетесь в нормативы, по которым банки определяют, давать вам кредит или нет. И тендер не выиграете — потому что выиграет тот, кто предложит дешевле. А без мигрантов дешевле не получится.

Кстати, закрыть дорогу своим мигрантам пробовал и президент Трамп.

— Помните историю с стеной между США и Мексикой? — спрашивает Котровский. — Внешней рабочей силы стало меньше, из-за роста доли местных американских строителей (более высокооплачиваемых) подорожала себестоимость работ — и тут же выросли конечные цены, в частности, поднялась стоимость жилья. В конечном итоге это легло на потребителя — надо и нам учитывать эти опасности.

А в ресторане лишь официанты — россияне

Потребитель будет расплачиваться за рост зарплат и в другой мигрантоемкой отрасли — общепите.

— Среди официантов (если не учитывать специализированные рестораны восточной кухни) и барменов преобладают россияне, — сказал kp.ru руководитель Союза управляющих ресторанами, омбудсмен ресторанного рынка Москвы Сергей Миронов. — А вот уборка, мытье посуды, заготовка продуктов — на эти позиции россияне не идут. Во время пандемии зарплаты в отрасли поднялись процентов на 15, у уборщиц и посудомоек — даже в полтора раза, с 2 тысяч до 3 тысяч рублей за смену, это с 40 тыс до 60 тыс рублей в месяц — и все равно это не стало привлекательным для россиян. Так что кадровую проблему решаем за счет перетягивания мигрантов из других отраслей.

Кстати, у официантов, где основу составляют россияне, за время пандемии зарплата не изменилась, отметил эксперт. Вообще, это характерный тренд для отраслей, в которых традиционно заняты соотечественники. По данным портала Работа. Ру почти у 80% российских работников зарплата не изменилась. Самый ощутимый прирост зарплат за год зафиксирован, по данным портала SuperJob, у программистов — чуть больше 20%. В профессиях, где заняты мигранты, рост значительно выше.

— Если мигрантов в ресторанном бизнесе станет меньше, то зарплаты, конечно, увеличатся, — продолжает Миронов. — Но ничего хорошего в этом нет. Вместо не очень квалифицированного мигранта, получавшего 40 тысяч, придет такой же не очень квалифицированный наш, которому надо будет платить уже 50 тысяч. Рост издержек отразится на меню — ресторан, не повышая качества, переместится в более дорогую категорию, его перестанут посещать, и он прогорит.

Вообще, опасения, что как только зарплаты повысятся, подорожает и конечный продукт — основное объяснение сдерживания доходов работников. Во всех отраслях. Предпринимателям, видно, не хочется думать, что можно поднять зарплату не за счет потребителя, а за счет уменьшения собственных прибылей. Повышение окладов и расценок начинается только тогда, когда перед начальством разверзается огромная кадровая дыра, грозящая остановкой производства.

Тормозит рост зарплат и отсутствие необходимой квалификации у работников — в том числе, и у российских.

— Замена неквалифицированного мигранта неквалифицированным россиянином мало что даст, — возвращается к своей мысли Миронов. — А вот если на место мигранта встал бы российский работник с профессиональным образованием, пусть и на более высокую зарплату, то это был бы ресторану плюс — потому что специалист свою зарплату окупит, привнося новые знания. Да и не потребуется расходов времени и денег на его обучение. Но проблема в том, что у нас не хватает техникумов, где готовили бы поваров и других специалистов для ресторанной отрасли.

По его словам, общепит пока не готов к отказу от мигрантов. Так же, как стройка, торговля, агропром, ЖКХ.

— Мигранты не отнимают работу у россиян, а занимают свободные ниши, — говорит Миронов. — Есть позиции, на которые граждане нашей страны практически не идут, и здесь труд мигрантов необходим. Так происходит во многих странах.

«Долой лопатный уклад!»

Член Федсовета ПАРТИИ ДЕЛА, председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов — о том, как зависимость от мигрантов мешает технологическому прогрессу.

«За последние 20 лет наш рынок труда стал мигрантозависимым. Это результат неправильного выбора. В 2012 г. у нас писали, что миграция является важнейшим источником демографии и экономики. Что по всему миру идет борьба за миграционный ресурс — если мы его бросим, этот ресурс тут же подберут другие. Еще раньше, в 2006-м пугали, что в 20-е годы (то есть сейчас) у нас будет провал по мигрантам, и нам нужно порядка 20 млн человек привезти из дальнего зарубежья, например, из Китая. И только в 2018 г. была принята разумная концепция — основным источником роста народонаселения является естественное воспроизводство.

Мигрантозависимость сформировала в нашей экономике лопатный уклад и породило технологическую отсталость во многих отраслях. Но считать, что стоит лишь отказаться от услуг мигрантов, и жизнь наладится — это утопия. Нужно постепенно уменьшать долю иностранных работников в разных отраслях, а параллельно заниматься индустриализацией, повышать производительность труда, создавать нормальные условия жизни на селе.

Задача — спроектировать новую систему экономики без мигрантов, в которой труд будет становиться все более дорогим. А дорогим он будет, если будет более квалифицированным, задействованным на более сложных производствах. Думаю, на это потребуется две пятилетки».


Источник: медиагруппа «Комсомольская правда»

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Ингушетия: как в республике возникла демократия, которой не ждали