— До 1991 года в станкоинструментальной отрасли СССР была достаточно стройная система научного обеспечения. Были институты Академии наук, которые занимались фундаментальными исследованиями. В первую очередь это институт машиноведения имени Благонравова, который работал на станкоинструментальную отрасль.

Существовали отраслевые научно-исследовательские институты со своими технологическими производствами. И были отраслевые проектные институты, которые создавали как предприятия, так и современные технологии. Стройность этой системы, существовавшей до 1991 года, позволяла нам иметь колоссальные результаты. До 1991 года мы занимали 2–3 место в мире по производству и потреблению металлообрабатывающего оборудования. Это колоссальное достижение.

В 1972 году мы впервые в мире создали участок безлюдных технологий. В 1958 году был создан первый в мире станок с программным управлением «Энимсон», и получил на выставке в Бельгии соответствующие награды.

Были созданы автоматизированные участки по изготовлению различных сложных изделий. В начале 70-ых годов компания «FANUC» приезжала в СССР. Сегодня мы знаем, что такое бренд «FANUC» — это роботизация, автоматизация. Компания тесно взаимодействовала с «Энимсом» и в какой-то степени брала те наработки, опыт автоматизации производственных процессов, о которых мы в какой-то степени сегодня немножко забываем.

Сегодня институты Академии наук практически полностью утратили связь с предприятиями. Вузы в какой-то степени частично оставили такое взаимодействие. У нашей ассоциации заключено соглашение с 26 ведущими техническими университетами России. Мы пытаемся через систему координации внедрять в конструкции создаваемого металлообрабатывающего оборудования новые наработки. Отраслевых институтов у нас в 1991 году было 46. После распада СССР их стало 20, сегодня их 5. И эти 5 НИИ практически выживают и самосохраняются.

До 1991 года у нас ежегодно с 1985 до 1990 года создавалось и осваивалось в производстве 185 новых изделий современных станков, 44 новых изделий кузнечно-прессового оборудования. В современных условиях мы говорим не о сотнях, а о штуках изготовления. Самым таким плодотворным был период с 2011 по 2013 и с 2013 по 2016 годы, когда впервые за всё постсоветское время удалось запустить программу по развитию станкоинструментальной отрасли. Было впервые выделено финансирование на создание современных продуктов в размере около 4,5–5 млрд. руб. На условиях: рубль предприятия, рубль государства. Удалось создать 20 новых видов изделий по станкам, 12 видов изделий по кузнечно-прессовому оборудованию.

Сегодня наука находится в очень тяжелом состоянии. У предприятий нет финансовых ресурсов для организации ниокровсикх тем. Государственной политики в области ниокров нет, мы это прекрасно понимаем. Отсутствие интеграции тех, даже слабых научных подразделений, усугубляет эту ситуацию. В таких условиях сложно создать современные предприятия. Мы видим решение в создании государственного научного и конструкторско-технологического центра на базе ведущего технологического университета МГТУ «Станкин».

Этот государственно-научный центр должен объединить оставшиеся разрозненные силы. Это 5 НИИ, там порядка 30 КБ на предприятиях, там фундаментальные исследования, которые ведутся в рамках Академии наук через Институт машиноведения имени Благонравова, и другие «осколки», которые остались.

Опыты научного взаимодействия между предприятиями и университетами или институтами носят лоскуточный, обрывочный характер. Это не система. Это в какой-то степени обрывочное действие, может быть, даже состояние агонии. Поэтому мы предлагали создать научный центр.

Удалось провести целый ряд решений. Ключевой вопрос — это, конечно, поручение президента, которое в 2015 году вышло по развитию станкоинструментальной отрасли. Там есть, в развитии поручения президента, ряд поручений со стороны председателя правительства, которые, к сожалению, переносятся, переносятся и переносятся. Нам удалось ценой, я считаю, неимоверных усилий, в какой-то степени получить результаты. Когда удалось консолидировать позицию министерств и ведомств.

К сожалению, федеральные органы исполнительной власти в лице Минобрнауки, Минпромторга, Минэкономики, Минфина, у них разная позиция, разные подходы к вопросам научного обеспечения. Вот когда мы на основе поручения президента практически два или три года занимались, то удалось в какой-то степени в конце шестнадцатого, семнадцатого года согласовать позицию министерств.

Ну что сделаешь? Мы живём в такое непростое время. Я думаю, что в любом случае наша позиция доходит до государственных структур.


Источник: Яндекс.Дзен «про жизнь»


Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Изобретатель или вредитель: нужны ли рационализаторы на производствах?